ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мисс Страна. Шаманка
Неприхотливый сад: минимум ухода, максимум урожая
Её величество Йога-сутра
Жизнь по своим правилам
Почему со мной никто не дружит? Психологическая помощь детям-изгоям
Как работает йога. Философия физического и духовного самосовершенствования
Sapiens. Краткая история человечества
Последние слова великих писателей
Лжец на кушетке
Содержание  
A
A

Одна побледнела от ярости, другая холодно улыбалась. Лилейн тщетно искала способ уйти от опасной темы; Романда же тщательно разгладила золотистую юбку и сказала:

– Посмотрим, что решит на сей счет Совет, Лилейн. Пока же, думаю, Мерилилль не должна встречаться ни с одной из Восседающих. Уж больно все это смахивает на тайный сговор. Если кому и следует с нею поговорить, то, вне всякого сомнения, мне.

Лилейн удалось совладать с яростью. Она не была напугана – во всяком случае, не выглядела испуганной, – однако по ее лицу Эгвейн догадалась: Лилейн прикидывает, кто в Совете будет за нее и кто против. Тайный сговор считался не менее тяжким преступлением, чем измена, а для обвинения требовалось лишь согласие всех Восседающих. Конечно, Лилейн едва ли признают виновной, но оправдаться перед Советом будет непросто. Споры пойдут жаркие, прозвучит много язвительных слов, и число сторонниц Романды может возрасти. Эгвейн это сулило дополнительные трудности, независимо от того, осуществятся ли ее собственные замыслы. И она не имела возможности предотвратить такое развитие событий, не поведав всей правды о случившемся в Эбу Дар. С таким же успехом она могла просто попросить их позволить ей принять предложение, которое приняли Фаолайн и Теодрин.

Эгвейн глубоко вздохнула: оставалось надеяться, что ей хотя бы удастся помешать им использовать Салидар как место встречи в Тел’аран’риоде. Ведь теперь она встречалась с Илэйн и Найнив именно там – когда получалось, а не получалось уже несколько дней. Восседающие так и сновали по Миру Снов, и найти место, где не существовало опасности столкнуться с одной из них, было очень непросто.

– При следующей встрече с Илэйн или Найнив я передам ваши указания для Мерилилль. И дам вам знать, когда она будет готова встретиться.

А этого не произойдет никогда, поскольку со всеми указаниями вскоре будет покончено.

Обе Восседающие вскинули головы и уставились на девушку: они просто забыли о ее присутствии! Эгвейн поймала себя на том, что нервно постукивает ногой, и постаралась успокоиться. Придется потерпеть еще немного. Еще чуть-чуть. Комок в горле наконец-то пропал, его прогнала злость.

В палатке повисло молчание, и тут вошла Чеза в руках у нее был поднос с обедом для Эгвейн. Темноволосая, пухленькая, средних лет, но еще весьма миловидная, эта женщина умела оказывать подобающее почтение без раболепия. С реверансом, столь же безыскусным, как ее простенькое темно-серое платье, украшенное маленьким кружевным воротничком, она промолвила:

– Прошу прощения, если помешала вам, Мать. Прошу прощения, Айз Седай. Я малость припозднилась, но Мери, кажется, где-то болтается. – Она раздраженно прищелкнула языком и поставила поднос перед Эгвейн. Где же может болтаться Мери? Эта строгая женщина не допускала небрежности сама и не терпела ее в других. Романда нахмурилась, но промолчала – не станет же она выказывать открытый интерес к одной из служанок Эгвейн. Тем паче если эта служанка ее шпионка. Так же как Сейлем – шпионка Лилейн.

Эгвейн старалась не смотреть на Теодрин или Фаолайн: обе так и стояли – замерли в своих углах, словно не Айз Седай, а Принятые.

Чеза открыла рот – видно, хотела что-то добавить, но явно не решалась при Восседающих. В конце концов она пробормотала: «С вашего позволения, Мать», в очередной раз присела и упорхнула. Эгвейн вздохнула с облегчением. Чеза, особенно в присутствии посторонних, умела говорить обиняками не хуже любой сестры, но сейчас Эгвейн не хотелось выслушивать даже уклончивый совет поесть поскорее, пока еда не остыла.

Едва служанка исчезла, Лилейн заговорила так, словно разговор и не прерывался:

– Для нас очень важно выяснить, чего же хотят Ата’ан Миэйр. И что замышляет этот юноша. Быть может, ему вздумалось сделаться их правителем? – Она повела плечами, и Фаолайн тут же заботливо набросила на нее плащ. – Вы дадите мне знать, если у вас появятся мысли по этому поводу, Мать? – Это было простое пожелание.

– Непременно, – заверила ее Эгвейн. Ей и самой хотелось увидеть хотя бы проблеск ответа. В отличие от Совета она знала: для Ата’ан Миэйр Ранд – Корамур; но о том, что нужно им от него и ему от них, не имела ни малейшего представления. Со слов Илэйн выходило, будто женщины из Морского Народа, направлявшиеся с ней в Андор, тоже ничего не знают. Или делают вид, что не знают. Эгвейн почти пожалела, что в лагере нет ни одной сестры из числа побывавших у Ата’ан Миэйр. Почти. От этих Ищущих Ветер и без того хлопот не оберешься.

По взмаху руки Романды Теодрин рванулась вперед с плащом Восседающей, словно ее толкнули в спину. Судя по выражению лица Романды, ей не понравилось, что Лилейн так быстро восстановила самообладание.

– Не забудьте сказать Мерилилль, что я хочу поговорить с ней, Мать, – промолвила она. И то была вовсе не просьба.

На миг обе Восседающие уставились одна на другую, во взаимной враждебности снова позабыв об Эгвейн. Они удалились, не попрощавшись, и едва не столкнулись у выхода, но Романде удалось проскользнуть первой, протащив за собой Теодрин. Лилейн, ощерясь, буквально вытолкнула Фаолайн из палатки.

Суан глубоко вздохнула, даже не пытаясь скрыть облегчения.

– С вашего позволения, Мать, – насмешливо пробормотала Эгвейн. – Как вам будет угодно, Мать. Вы можете идти, дочери мои.

Тяжело вздохнув, она откинулась на стуле и тут же полетела на ковер. Медленно поднявшись, девушка отряхнула юбку и поправила шаль, радуясь, что растянулась, по крайней мере, не на глазах у тех двоих.

– Раздобудь что-нибудь поесть, Суан, – сказала она. – И принеси с собой. Впереди еще долгий день.

– Лучше свалиться со стула, чем слететь с престола, – пробормотала Суан себе под нос и выскользнула наружу. Вовремя, иначе Эгвейн не преминула бы ее отругать.

Впрочем, вернулась Суан быстро. Принесенный ею обед свелся к черствым булочкам и тушеной чечевице с морковью и крохотными кусочками мяса. Несколько раз женщины откладывали ложки и сидели молча, делая вид, будто просматривают бумаги. Через некоторое время Чеза явилась за подносом, а потом пришла снова – сменить свечи. Сварливости за ней никогда не замечалось, но сейчас она недовольно ворчала.

– Ну кто бы мог подумать, что и Селейм куда-то запропастится? Не иначе как с солдатами загуляла. А все от Халимы, она всех портит.

Заявившийся следом тощий парень с хлюпающим носом принес уголь – добавить в уже прогоревшие жаровни. На Эгвейн он взирал с трепетом, что не могло не радовать после посещения Восседающих. Шириам пришла спросить, не будет ли еще каких указаний, но задержалась дольше необходимого. В глазах ее угадывалось беспокойство: секретов она знала не так уж много, но, видимо, и этого хватало, чтобы чувствовать себя не в своей тарелке.

Другие сестры не заглядывали: то ли не смели беспокоить Амерлин без важной причины, то ли знали, что все по-настоящему важные дела решаются в Совете.

– Есть донесение о том, что из Кандора на юг двигаются солдаты, – сказала Суан, как только за Шириам опустился полог. – Не знаю, не знаю... Подтверждения пока нет; жители Пограничных Земель редко удаляются от Запустения. О том известно всем и каждому. Вряд ли это выдумка...

На сей раз Суан не заглядывала ни в какие бумаги. Она руководила сетью глаз-и-ушей Амерлин, и к ней беспрерывным потоком стекались донесения множества лазутчиков, в том числе множество слухов и сплетен. Все они изучались, а затем Суан и Эгвейн решали, что следует сообщить Совету. Лиане имела собственную сеть, и полученные ею сведения вливались в этот поток. Большая часть вестей передавалась дальше – кое-что Совету следовало знать, а кое-что просто нельзя было утаить, ведь каждая Айя имела своих лазутчиков. Но все приходилось процеживать через сито: одни известия могли оказаться опасными, а другие – помочь отвлечь внимание Совета от истинной цели похода.

Добрые вести в последнее время были редки. Кайриэн полнился слухами об Айз Седай, связанных с Рандом или, хуже того, служивших ему, но этими слухами можно и пренебречь. Хранительницы Мудрости предпочитали не распространяться ни о Ранде, ни о тех, кто с ним связан; впрочем, дожидавшейся возвращения Дракона Мераны и, конечно же, сестер в Солнечном Дворце, его первой резиденции, с лихвой хватило бы, чтобы породить и не такие толки. Но от других новостей становилось не по себе. Печатник из Иллиана уверял, будто Ранд самолично убил Маттина Степанеоса, а мертвое тело уничтожил с помощью Единой Силы, и тому будто бы есть неопровержимые доказательства. Однако работница с иллианских же доков утверждала, что собственными глазами видела, как бывшего короля, связанного, завернутого в ковер и с кляпом во рту, занесли на корабль, отплывший ночью с разрешения капитана Портовой Стражи. Первый слух больше походил на правду, но Эгвейн надеялась, что он не подхвачен лазутчиками Айя. В памятках сестер против имени Ранда и без того стояло слишком много черных пометок.

87
{"b":"8195","o":1}