ЛитМир - Электронная Библиотека

– И все же, – сказала Морейн, – нельзя никак игнорировать появление сразу трех одновременно. Кто-нибудь из сестер в состоянии сделать Предсказание? – Шансы на это были слабые: считанные Айз Седай проявляли за века хоть какую-то, даже крохотную искру этого Дара, поэтому Морейн не удивилась, когда Анайя покачала головой. Не удивилась, но почувствовала себя чуточку легче.

У пересечения коридоров три Айз Седай оказались одновременно с Леди Амалисой. Та тут же присела в полном реверансе, низко склонив голову и широко отведя в стороны бледно-зеленые юбки.

– Почтение Тар Валону, – тихо-тихо произнесла она. – Почтение Айз Седай.

На приветствие сестры Лорда Фал Дара просто невежливо отвечать лишь кивком головы – она заслуживала большего. Морейн взяла Амалису за руки и подняла.

– Вы оказываете нам честь, Амалиса. Встаньте, сестра.

Амалиса, с внезапным румянцем на щеках, грациозно выпрямилась. Она ничего не желала так сильно, как побывать в Тар Валоне, а от того, что Айз Седай назвала ее «сестрой», кружило голову, как от крепкого вина, даже при ее высоком положении. Невысокую средних лет женщину отмечала смуглая красота зрелости, а румянец еще больше подчеркивал это.

– Вы удостаиваете меня слишком высокой чести, Морейн Седай.

Морейн улыбнулась:

– Сколько мы знакомы, Амалиса? Должна ли я называть вас Миледи Амалиса, словно бы мы никогда не засиживались вместе за чаем?

– Конечно, нет, – улыбнулась в ответ Амалиса. Сила, очевидная в чертах ее брата, читалась и на ее лице, хотя линии скул и подбородка были мягче. Находились те, кто утверждал, что, каким бы сильным и прославленным бойцом ни был Агельмар, сестра ничем ему не уступает. – Но здесь Престол Амерлин... Когда в Фал Дара приезжает Король Изар, в беседе наедине я зову его Магами, Дядюшка, как звала его, будучи ребенком, а он носил меня на плечах, но на людях все должно быть совсем иначе.

Анайя пренебрежительно цыкнул:

– Порой церемонии необходимы, но люди иногда уделяют церемониям гораздо больше внимания, чем нужно. Будьте добры, зовите меня Анайей, а я, если позволите, буду называть вас Амалисой.

Краем глаза Морейн заметила Эгвейн, торопливо завернувшую вдалеке в боковой коридор. За ней по пятам, шаркая ногами, двигалась сутулая фигура в кожаной короткой куртке – голова опущена, в руках узлы. Морейн позволила себе чуть улыбнуться, быстро стерев улыбку с губ. Если эта девушка выкажет столько же предприимчивости и в Тар Валоне, иронично подумала она, однажды она воссядет на Трон Амерлин. Если научится обуздывать свою инициативность. Если к тому времени еще будет существовать Трон Амерлин.

Когда Морейн вновь обратила внимание на остальных, говорила Лиандрин:

– ...и я бы с радостью ухватилась за возможность побольше узнать о вашей стране.

На лице у нее была улыбка, открытая и почти что девичья, голос излучал дружелюбие.

Морейн усилием воли удержала на лице безмятежное выражение, когда Лиандрин охотно приняла приглашение Амалисы присоединиться к ней и ее дамам в ее личном саду. Дружила Лиандрин с немногими, и все ее подруги были среди Красных Айя. И уж наверняка нет ни одной не Айз Седай. Она скорее свела бы дружбу с мужчиной или с троллоком. Морейн не была уверена, что для Лиандрин существует разница между мужчинами и троллоками. Она не была уверена, существует ли такая разница хоть для кого-то из Красных Айя.

Анайя объяснила, что сейчас они срочно должны явиться к Престолу Амерлин.

– О-о, извините, – сказала Амалиса. – Озари ее Свет, и да защити Создатель. Но тогда я буду рада увидеть вас позже.

Она выпрямилась и, когда три Айз Седай прошли мимо нее, склонила голову.

Морейн, бросая взгляды искоса и никогда – прямо, изучала Лиандрин. Медововолосая Айз Седай смотрела прямо перед собой, задумчиво сложив губы, ставшие похожими на розовый бутон. Она будто забыла и про Морейн, и про Анайю. Что у нее на уме?

Анайя будто ничего необычного не замечала, но она всегда умела принимать людей – и такими, какими те были, и такими, какими те хотели быть. Эта черта неизменно изумляла Морейн, к тому же Анайя таким же образом вела себя и в Белой Башне, но неискренние всегда ее честность и открытость, ее доброе отношение ко всем воспринимали как некий коварный, изощренный замысел. Их вечно сбивало с толку, что она думает именно то, что сказала, и говорит именно то, что думает. Когда это выяснялось, эти лицемеры просто места себе не находили. Вдобавок Анайя обладала способностью сразу ухватить суть фактов, что называется – зреть в корень. И она принимала увиденное как есть. Сейчас же Анайя оживленно продолжала делиться новостями:

– Из Андора вести и хороши, и плохи. С приходом весны бунт на улицах Кэймлина стих, но по-прежнему ходят толки, слишком много слухов, обвиняющих Королеву, и заодно Тар Валон, за долгую зиму. Трон Моргейз менее прочен, чем в прошлом году, но она удерживает его по-прежнему и будет удерживать до тех пор, пока Гарет Брин остается Капитан-Генералом Гвардии Королевы. И Леди Илэйн, Дочь-Наследница, и ее брат, Лорд Гавин, благополучно прибыли в Тар Валон для обучения. В Белой Башне испытывали опасения, что давний обычай мог быть нарушен.

– Этого не будет, пока дышит Моргейз, – заметила Морейн.

Лиандрин, словно только сейчас проснувшись, чуть вздрогнула:

– Молитесь, чтоб ее дыхание не оборвалось. До реки Эринин за отрядом Дочери-Наследницы следом ехали Дети Света. До самых мостов к Тар Валону. Еще больше их стоит лагерем у стен Кэймлина, на случай просчета Моргейз, а в самом городе все еще есть те, кто прислушивается к происходящему там.

– Наверное, пора бы уж Моргейз научиться немного осторожности, – вздохнула Анайя. – С каждым днем мир становится все опаснее, даже для Королевы. Для Королевы, наверное, еще в большей степени. Она всегда отличалась своеволием. Я помню, как она девочкой приехала в Тар Валон. У нее не было дарования, чтобы стать полноправной сестрой, и это терзало ее душу. Иногда мне кажется, что из-за этого-то она и давит на дочь, не обращая внимания на желания девочки.

Морейн пренебрежительно фыркнула:

– Илэйн родилась с искрой дара; дело не в выборе. Моргейз не стала бы рисковать жизнью девушки из-за недостатка обучения, пускай даже все Белоплащники в Амадиции разобьют лагерь возле Кэймлина. Она приказала бы Гарету Брину и Гвардии Королевы прорубить через них дорогу до самого Тар Валона, и Гарет Брин исполнил бы этот приказ, даже если ему пришлось бы сделать это в одиночку. – Но она тем не менее обязана хранить в тайне полную степень потенциала девушки. Знай об этом народ Андора, примет ли он Илэйн на Трон Льва после Моргейз? Не просто Королеву, прошедшую обучение в Тар Валоне, соответственно обычаю, а настоящую Айз Седай? В архивах, списках и летописях имелись упоминания лишь о горсточке – по пальцам счесть можно – Королев, которых по праву можно было назвать Айз Седай, а те немногие, кто позволил узнать об этом подданным, сожалели всю оставшуюся жизнь. Морейн почувствовала касание печали. Но в движение пришло столь многое, что требовало помощи или хотя бы озабоченности, чтобы испытывать тревогу за одну страну и за один трон. – Что еще, Анайя?

– Ты должна знать, что в Иллиане, впервые за четыре сотни лет, созвана Великая Охота за Рогом. Иллианцы говорят, близится Последняя Битва, – Анайя чуть вздрогнула, как и Морейн, но продолжала без паузы, – и до окончательного сражения с Тенью Рог Валир должен быть найден. Из всех стран собираются люди, желающие стать частью легенды, стремящиеся найти Рог. Муранди и Алтара, разумеется, настороже, полагая, что за всем этим скрываются приготовления для нападения на кого-то из них. Вероятно, поэтому-то мурандийцы и поймали своего Лжедракона столь скоро. Так или иначе, менестрелям и бардам будет что прибавить к циклу сказаний об Охоте. Обилие новых историй – единственное, что посылает Свет.

– Возможно, не те истории, что они ждут, – сказала Морейн. Лиандрин глянула на нее острым взором, но взгляд ее натолкнулся лишь на непроницаемое лицо Морейн.

19
{"b":"8200","o":1}