ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лорд Ранд, – фыркнула Найнив. – Этот мальчишка перерос свои штаны. Вот доберусь до него, я ему такого лорда покажу!

Эгвейн положила ладонь на руку Найнив:

– Позволь мне поговорить с ним, Найнив. Наедине.

– О-о, очень хорошо. Лучшие из мужчин ненамного лучше прирученного котенка. – Найнив помолчала, потом вполголоса, для себя, добавила: – Но тогда лучшие из них стоят хлопот, чтобы их приручить.

Эгвейн, выходя за Нисурой в коридор, покачала головой. Еще полгода назад Найнив ни за что и никогда не сказала бы последнюю фразу. Но она никогда не приручит, как котенка, Лана. Мысли ее вернулись к Ранду. Всех переполошил, он?

– Приручать его? – пробормотала Эгвейн. – Если он к этому возрасту не научился себя вести как следует, я с него живьем шкуру спущу.

– Иногда именно этого они и заслуживают, – сказала Нисура, быстро шагая впереди. – Мужчины всегда воспитаны лишь наполовину, до тех пор пока не женятся. – Она искоса взглянула на Эгвейн. – Вы намерены выйти замуж за Лорда Ранда? Я не хотела бы вмешиваться не в свое дело, но вы собираетесь в Белую Башню, а Айз Седай редко выходят замуж – как я слышала, почти никто из них, кроме некоторых из Зеленой Айя, и их очень немного, – и...

До остального Эгвейн могла додуматься и сама. На женской половине она слышала всякие пересуды и разговоры о подходящей жене для Ранда. Поначалу они вызывали у нее уколы ревности и гнев. Чуть ли не с детства его сулили ей в мужья. Но она собиралась стать Айз Седай, а он был тем, кем был. Мужчиной, способным направлять Силу. Она могла бы выйти за него замуж. И смотреть, как он сходит с ума, смотреть, как он умирает. Единственный способ избежать такого исхода – укротить его. Я не могу сделать этого для него. Не могу!

– Я не знаю, – с печалью сказала она.

Нисура кивнула:

– Никто не станет браконьерствовать в ваших угодьях, но вы собираетесь в Башню, а он будет хорошим мужем. Когда его должным образом воспитают. Вот и он.

У дверей на женскую половину, с этой стороны и в коридоре, толпились женщины, все следили за тремя мужчинами, стоящими у порога. Ранд, пояс с мечом поверх красной куртки, напротив него – Агельмар и Каджин. Ни у того, ни у другого мечей не было: даже после случившегося ночью здесь все же – женская половина. Эгвейн остановилась чуть поодаль.

– Тебе понятно, почему ты не можешь пройти? – говорил Агельмар. – Я знаю, что в Андоре все по-другому, но тебе понятно?

– Я не пытаюсь пройти, – Ранд будто объяснял все это уже не в первый раз. – Я сказал Леди Нисуре, что хочу видеть Эгвейн, а она ответила, что Эгвейн занята и мне нужно обождать. Все, что я сделал, – это покричал ей от двери. Я не собирался входить. Можно подумать, я назвал Темного, так они все на меня накинулись.

– У женщин – свои обычаи, – сказал Каджин. Для шайнарца он был высок, ростом почти с Ранда, долговязый, с желтоватым лицом, а чуб его был черен как смоль. – Для женской половины они приняли свои правила, и нам приходится мириться с ними, пусть даже те и глупы. – От последних слов вздернулась не одна бровь, и он торопливо откашлялся. – Нужно передать послание, если хотите поговорить с кем-то из женщин, но его передадут, когда они сами выберут время, и, пока этого не произойдет, нужно ждать. Таков наш обычай.

– Я должен увидеть ее, – упрямо твердил Ранд. – Мы скоро отправляемся. Не так скоро, как мне хотелось бы, но я все равно должен увидеть Эгвейн. Мы вернем Рог Валир и кинжал, и этому – конец. Да, конец. Но перед отъездом я хочу повидаться с нею.

Эгвейн нахмурила брови; слова Ранда звучали очень странно.

– Незачем так горячиться, – сказал Каджин. – Вы с Ингтаром или найдете Рог, или нет. Если нет – то его возвратят другие. Колесо плетет, как того хочет Колесо, и мы – лишь нити в Узоре.

– Не позволяй Рогу завладеть твоим разумом, Ранд, – сказал Агельмар. – Он может пленить человека – мне известно, как это случается, – и это – неверный путь. Мужчина должен стремиться исполнить долг, а не искать славы. Что будет, то будет. Если суждено Рогу Валир протрубить на стороне Света – значит, так и будет.

– Вот ваша Эгвейн, – сказал Каджин, взглядом отыскав девушку. Агельмар оглянулся и, заметив Эгвейн рядом с Нисурой, кивнул:

– Оставляю тебя в ее руках, Ранд ал’Тор. Запомни: здесь ее слово – закон, ее, а не твое. Леди Нисура, не будьте слишком строги к нему. Он просто хотел повидать свою девушку, и он не знаком с нашими обычаями.

Эгвейн двинулась вслед за Нисурой, шайнарка пробивала дорогу через толпу с любопытством смотрящих на девушку женщин. Нисура слегка склонила голову, приветствуя Агельмара и Каджина, подчеркнуто не удостоив кивком Ранда. Голос ее был сух и сдержан.

– Лорд Агельмар. Лорд Каджин. К этому времени ему стоило бы столько знать о наших обычаях, но он слишком большой, чтобы его отшлепать, поэтому я позволю Эгвейн разобраться с ним.

Агельмар по-отечески потрепал Ранда по плечу:

– Вот видишь. Ты поговоришь с ней, пусть даже и не совсем так, как того хотел. Пойдем, Каджин. У нас еще много дел. Амерлин по-прежнему настаивает, чтобы...

Его голос стих, когда оба шайнарца свернули в коридор. Ранд все стоял, глядя на Эгвейн.

А женщины по-прежнему смотрели на них, как сообразила Эгвейн. На нее и на Ранда. Ждут, чего же она предпримет. Итак, значит, я должна с ним разобраться, так? Но ее сердце просто затопила нежность к Ранду. Ему не помешало бы причесаться. На лице его явственно читались гнев, вызов всем и вся и усталость.

– Ступай за мной, – сказала она ему.

Ранд зашагал рядом с девушкой по коридору, прочь от женской половины, а позади них зашелестели шепотки и ворчание. Ранд, кажется, боролся с собой, силился отыскать нужные слова.

– Я наслышана о твоих... подвигах, – наконец сказала Эгвейн. – Бегал прошлой ночью по женской половине с мечом. Явился с мечом на аудиенцию к Престолу Амерлин. – Он по-прежнему ничего не говорил, лишь шагал рядом, насупившись и уткнувшись взглядом в пол. – Она... ничего с тобой не сделала? – Она не могла заставить себя спросить, не укротили ли его; он выглядел каким угодно, только не укрощенным, но откуда ей знать, как после такого должен выглядеть мужчина.

Ранд вздрогнул.

– Нет. Она не... Эгвейн, Амерлин... – Он отрицательно замотал головой. – Нет, она мне ничего не сделала.

У нее возникло ощущение, что он собирался сказать что-то совершенно другое. Обычно Эгвейн удавалось из него вытянуть то, что он хотел от нее скрыть, но если в нем верх брало упрямство, тогда для нее проще было бы выковырять ногтями кирпич из стены. Судя по лицу Ранда, упрямей, чем сейчас, он еще никогда не бывал.

– Что ей от тебя надо, Ранд?

– Ничего особенного. Та’верен. Она хотела увидеть та’верен. – Лицо его смягчилось, когда он посмотрел на нее. – А как ты, Эгвейн? С тобой все в порядке? Морейн сказала, что с тобой все будет хорошо, но ты лежала так неподвижно. Вначале я решил, что ты умерла.

– Ну, я не умерла, – она засмеялась. Последнее, что она могла припомнить о случившемся, – это как она попросила Мэта пойти с нею в подземелье. Потом – сразу то, как этим утром она проснулась в своей постели. Услышав о минувшей ночи, она почти обрадовалась, что ничего не сохранилось в памяти. – Морейн сказала, что надо было за мою глупость оставить мне головную боль, если в она могла при Исцелении избавиться от всего прочего и оставить лишь мигрень. Но она так не может.

– Я же говорил тебе, что Фейн опасен, – пробурчал Ранд. – Говорил, но ты и слушать не стала.

– Если ты вознамерился разговаривать в таком тоне, – решительно заявила Эгвейн, – то я отведу тебя обратно к Нисуре. Она с тобой вряд ли станет рассусоливать, как я. Последний мужчина, который пытался прорваться на женскую половину, месяц просидел по локти в мыльной воде, помогая в женской прачечной, а он лишь хотел найти свою суженую и затеял спор. Но у него, по крайней мере, хватило ума не тащить с собой меч. Свет знает, что они бы с тобой сделали.

44
{"b":"8200","o":1}