ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рощицу и ряды палаток разделяло ровное открытое пространство, поросшее травой и полевыми цветами. Скорее всего, в недавнем прошлом местные фермеры пасли здесь скот. Но конечно же, не сейчас. Быстрым аллюром Белоплащники могли бы пересечь этот луг за минуту.

Абелл указал Перрину на основной лагерь:

— Видишь вон тот шатер, ближе к центру? Тот, по обеим сторонам от которого торчит по караульному. Можешь отсюда разглядеть?

Перрин кивнул. Низкое солнце отбрасывало на восток косые тени, но ему это не мешало.

— Там держат Натти с девочками. И Луханов тоже. Я видел, как они выходили и заходили. Всегда поодиночке и всегда в сопровождении солдата. Даже в отхожее место.

— Мы пытались прокрасться туда ночью, но не тут-то было. Часовые не дремлют. Мы еле ноги унесли, — сказал Тэм.

Ежели сунешь руку в муравейник, подумал Перрин, нечего надеяться, что тебя не покусают. Он присел у подножия высокого дерева и положил лук на колени.

— Я должен все обдумать, мастер ал'Тор. Проследите, чтобы Вил с компанией не расшумелись. И пусть не вздумают удирать домой. Они ведь, небось, не подумавши, поскачут прямо к Северному Тракту, и тогда сюда нагрянет с полсотни Белоплащников — посмотреть, что делается в роще. И еще — надо, чтобы все подкрепились. Возможно, нам придется уносить ноги и всю ночь провести в седлах.

Неожиданно Перрин понял, что отдает приказания. Приказания старшим! Он смутился и попытался извиниться, но Тэм с усмешкой прервал его излияния:

— Перрин, ты принял на себя командование еще на ферме Джака. И поверь, мне не впервой следовать за командиром, который моложе меня. Главное, ты знаешь, что делать.

— У тебя неплохо получается, Перрин, — промолвил Абелл, перед тем как скользнуть в заросли.

Перрин озадаченно почесал бородку. Он принял командование? А ведь и впрямь, с тех пор как они покинули ферму ал'Сина, ни Тэм, ни Абелл, по сути, не отдали ни одного распоряжения. Они только предлагали, а решать предоставляли ему. И, кстати, пареньком никто из них его больше не называл.

— Интересно… — заметила Верин и снова вынула срою книжицу. Вот бы хоть краешком глаза взглянуть, что там у нее понаписано, подумал Перрин.

— Хотите предостеречь, чтобы я не наделал глупостей? — спросил он.

Вместо ответа Айз Седай задумчиво промолвила:

— А еще интереснее будет посмотреть, что ты предпримешь потом. Конечно, нельзя сказать, что ты приводишь в движение весь мир, как это делает Ранд, но Двуречье твоими стараниями определенно стронулось с места. Любопытно, знаешь ли ты сам, куда движешься и куда движешь других.

— Я намерен освободить Луханов и Коутонов, вот и все, — сердито буркнул Перрин. Вот и все, если не считать троллоков. Он привалился к стволу дерева и закрыл глаза. — Я делаю только то, что должен, а Двуречье останется на своем месте.

— Разумеется, — откликнулась Верин, и юноша услышал ее удаляющиеся шаги. Вернее, ее и Томаса. Туфельки и сапоги легко ступали по усыпанной прошлогодними листьями земле.

Перрин открыл глаза. Фэйли проводила Айз Седай и Стража пристальным и не слишком довольным взглядом, — Она ни за что не оставит тебя в покое, — пробормотала девушка, теребя в руках венок — тот самый, который Перрин оставил на луке седла.

— От Айз Седай ничего другого и не дождешься, — буркнул Перрин.

— Ты, наверное, попытаешься сегодня ночью выручить своих? — сказала она, с вызовом глядя на Перрина.

Да, подумал он, медлить не стоит. Народ на многих фермах уже взбудоражен, и Белоплащники скоро узнают, кто подбивал хуторян уходить в Эмондов Луг. Может, Чада и не сделают Коутонам и Луханам ничего дурного, по Перрин не склонен был полагаться на их милосердие. Он взглянул на Гаула, и тот кивнул:

— Там ал'Тор и Абелл Коутон двигаются совсем неплохо для жителей мокрых земель, но я думаю, что Белоплащники настороже и ожидают нападения.

Чиад смерила воина взглядом и с усмешкой сказала:

— А ты, стало быть, решил пробраться туда незамеченным. Забавно будет посмотреть на «бесшумную» поступь Каменного Пса. Когда я и моя сестра по копью вызволим пленников, мы, может быть, вернемся и за тобой, если ты окажешься слишком старым и не сумеешь выбраться оттуда без нашей помощи.

Байн коснулась ее руки. Чиад с удивлением взглянула на рыжеволосую сестру по копью и слегка покраснела под темным загаром. Обе Девы обернулись к Фэйли, которая, подняв голову и скрестив руки на груди, смотрела на Перрина.

Юноша глубоко вздохнул. Если он скажет Фэйли, чтобы она с ним не шла, девы тоже не пойдут. Байн и Чиад по-прежнему подчеркивали, что они пришли не с ним, а с Фэйли. Сама Фэйли, наверное, тоже так считает. Возможно, они с Гаулом и сами справятся, но ведь Фэйли есть Фэйли. Скорее всего, сколько ей ни запрещай, она все равно увяжется за ним.

— Держись поближе ко мне, — твердо заявил ей юноша, — я хочу вызволить пленников, а не доставить Белоплащникам новых.

Фэйли со смехом опустилась рядом с ним и прижалась плечом к его руке:

— Держаться к тебе поближе? Звучит заманчиво. Она водрузила ему на голову венок из красных цветов. Байн хмыкнула. Перрин закатил глаза, разглядел нависавший надо лбом край этой дурацкой штуковины, подумал, что вид у него, должно быть, до крайности нелепый, но венка не снял.

Солнце медленно, словно горошина в меду, клонилось к горизонту. Абелл принес хлеба и сыру и угостил двуреченских парней. Мало кто из будущих героев догадался захватить с собой хоть немного съестного. Все перекусили и принялись ждать.

Настала ночь. Луна поднялась уже довольно высоко, но ее бледный свет затеняли набегавшие облака. Перрин по-прежнему ждал. Лишь когда в стане Белоплащников погасли почти все огни, а в Сторожевом Холме светились лишь считанные окошки, он подозвал к себе Тэма, Фэйли, Гаула и Дев. Верин подошла поближе — послушать, что он скажет. Томас и Абелл оставались с двуреченскими парнями и следили, чтобы те не шумели.

Отдавая распоряжения, Перрин испытывал неловкость, а потому старался говорить как можно проще.

Тэму было поручено подготовить всех к быстрому отступлению — как только Перрин вернется, надо будет уносить ноги. Белоплащники наверняка бросятся в погоню, а значит, надо заранее подумать о надежном укрытии.

Тэм знал подходящее место — заброшенную ферму на опушке Западного Леса.

— Постарайтесь без крайней нужды никого не убивать, — предупредил Перрин Дев и Гаула. — Белоплащники и без того разъярятся, когда обнаружат пропажу пленников. А если погибнут их товарищи, они зажгут само солнце!

Гаул и Девы кивнули, будто предвкушая все это, и скрылись в ночи. Странный все-таки народ эти айильцы.

— Побереги себя, — шепнула Перрину Верин, когда он уже закинул лук за спину. — Та'верен еще не значит бессмертный.

— Может быть, Томас поможет нам?

— Одним человеком больше, одним меньше — думаешь, это может иметь значение? Кроме того, для Томаса у меня есть другая работа.

Перрин покачал головой и двинулся к опушке. У кромки кустов он припал к земле и пополз. Фэйли ползла рядом с ним. Высокая трава почти полностью скрывала их, и Перрин был рад тому, что Фэйли не видит его лица. Он отчаянно, смертельно боялся. Не за себя — за девушку… вдруг с ней что-нибудь случится.

Бесшумно, словно тени, они пересекли открытое пространство и, по знаку Перрина, замерли шагах в десяти от линии караула. Лунный свет играл на белоснежных плащах часовых, вышагивавших вдоль первого ряда палаток.

Прямо перед Перрином и Фэйли двое солдат сошлись лицом к лицу и резко остановились.

— Ночь спокойна. Благословен Свет, защищающий нас от Тени, — промолвил первый.

— Ночь спокойна. Благословен Свет, защищающий нас от Тени, — отозвался второй.

Оба сделали поворот кругом и разошлись. Каждый маршировал своим путем, не глядя по сторонам.

Перрин выждал, пока каждый из них не отошел на дюжину шагов, коснулся плеча Фэйли и поднялся, не осмеливаясь даже дышать. Дыхания девушки он тоже почти не слышал. Чуть ли не на цыпочках они метнулись вперед, проскочили первый ряд палаток и снова припали к земле. В лагере царила тишина, нарушаемая лишь храпом и сонным бормотанием воинов да явственно слышимым топотом сапог караульных.

151
{"b":"8202","o":1}