ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пожалев, что у нее нет плаща с капюшоном, Эгинин крепче сжала свой посох и решительно зашагала вверх во улице, прокладывая себе путь в толпе. Ни один из матросов даже не взглянул на нее дважды — она была начеку и непременно заметила бы это.

Кого она не приметила, так это светловолосого мужчину в потрепанном тарабонском одеянии с торчащими из-под грязной вуали густыми усами. Он стоял, привалившись к выбеленной стене винной лавки на другой стороне улицы. Его голубые глаза, сверкавшие над приклеенными усами и скрытые грязной вуалью, скользнули по Эгинин и вернулись к воротам «Двора трех слив». Затем светловолосый пересек улицу, стараясь не обращать внимания на всех этих отвратительных людишек. Один раз сегодня он уже сглупил, когда, забывшись, сломал руку тому дураку, из-за чего чуть не попался на глаза Эгинин. Но ведь что возмутительно — этот попрошайка был явно не из простолюдинов. Какой-нибудь беженец, по понятиям своей родины считавшийся Высокородным, но не имевший мужества и достоинства вскрыть себе вены. Мерзость!.. Ладно, сейчас надо попытаться разузнать, чем она занималась в этой гостинице. Когда здешние служители смекнут, что монет у него побольше, чем можно предположить, судя по одежке, у них наверняка развяжутся языки.

Глава 47. ИСТИННОСТЬ ВИДЕНИЙ

Бумаги, разбросанные по столу, не представляли особого интереса для Суан Санчей, однако она упорно работала. В Белой Башне, разумеется, было кому заняться рутинными делами, и Амерлин имела полную возможность посвящать все свое время делам особой важности, но Суан взяла за правило каждый день, причем без предупреждения, проверять, как идут повседневные дела — сегодня в одной области, завтра в другой, — и изменять этой привычке не собиралась. И на сей раз все шло по намеченному плану. Поправив полосатый палантин, она аккуратно обмакнула перо в чернильницу и отметила галочкой очередную проверенную строку.

Сегодня она занималась проверкой кухонных счетов и отчета каменных дел мастера о ходе работ по сооружению пристройки к хранилищу рукописей. Ее всегда удивляло, что исполнители работ вечно приворовывают по мелочам, почему-то надеясь, что никто этого не заметит. Впрочем, еще большего удивления заслуживал тот факт, что несуразности и подтасовки в счетах и отчетах довольно часто действительно не замечали те, кому положено было их проверять.

Взять, например, Аарас, Стоило ей стать не просто старшей поварихой, а Госпожой Кухонь, как она, похоже, решила, что проверять счета ниже ее достоинства. Или Данелле, молодая Коричневая сестра, которой был поручен надзор за работой Джоварина, каменных дел мастера. Она, похоже, вовсе не отрывалась от книг, которые этот малый вечно ей подсовывал. Иначе невозможно понять, как она могла не заметить, что он нанял целую прорву рабочих — впору и новое хранилище построить. А ведь первые суда с камнем из Кандора лишь позавчера вошли в Северную Гавань. Эта Данелле слишком уж мечтательна, даже для Коричневой сестры. Пожалуй, ей стоило бы немного поработать на ферме, может, хоть это отучит ее витать в облаках. Сложнее с Ларас, она ведь не Айз Седай, и авторитет ее среди поварих, посудомоек и поварят неминуемо упадет. Можно, конечно, и ее отослать в деревню «отдохнуть», но…

Хмыкнув, Суан отложила перо и поморщилась, увидев посаженную рядом с аккуратно выписанными колонками кляксу.

— Только время теряю! Ларас — да сорняки выпалывать! — ворчала Суан Санчей. — Да она так толста, что ей и не нагнуться!

Впрочем, Суан знала, что на самом деле Ларас прекрасно справляется со своим хозяйством. Неточности в счетах раздражали Амерлин потому, что она нервничала, а нервничала она оттого, что не было никаких вестей. Оттого-то она и хлопает крыльями, словно птица-рыболов, у которой вырвали рыбку прямо из клюва. От Морейн поступило лишь одно сообщение — о том, что этот юноша, ал'Тор, завладел Калландором. С тех пор минула не одна неделя, слухи о Ранде уже ползли по улицам, но от Морейн больше не было известий.

Приподняв крышку украшенной искусной резьбой шкатулки из черного дерева, где хранились самые секретные бумаги, Амерлин принялась рыться внутри. Шкатулочка была с секретом, да таким, что посторонним в нее соваться не стоило. В первой бумаге, которую она достала, содержалось сообщение о том, что послушница, ставшая свидетельницей появления Мин, бесследно исчезла, так же как и хозяйка фермы, где эта послушница работала.

Редко приходилось слышать о том, что сбежала послушница, но чтобы с ней пропала и владелица фермы… Это внушало тревогу. Сахру непременно надо разыскать: девчонка не настолько преуспела в учении, чтобы позволять ей делать что вздумается. Но и хранить это донесение в секретной шкатулке, пожалуй, ни к чему — в нем не упоминается ни имя Мин, ни причина, по которой девушку спровадили мотыжить грядки. Однако Амерлин все же положила его обратно. Времена нынче такие, что ничего не угадаешь заранее.

Она пробежала глазами описание сборища в Гэалдане, где объявился малый по имени Масима, именующий себя Пророком Лорда Дракона. Странно, имя-то вроде бы шайнарское… Этот Масима, собрав десятитысячную толпу, витийствовал перед ней с вершины холма, возвещая пришествие Дракона. Солдаты попытались разогнать слушателей, и дело кончилось нешуточной стычкой. Любопытным, однако, было не то, что солдатам задали трепку, а то, что новоявленному пророку было известно имя Ранда ал'Тора. Да, такую бумагу, безусловно, следовало сохранить.

А вот еще одно сообщение: о Мазриме Тайме ничего нового выведать не удалось. Без этой бумажки можно и обойтись.

Очередное извещение о неладах в Тарабоне и Арад Домане. Вдоль побережья Океана Арит бесследно исчезают суда. Весть о вторжении тирских войск в Кайриэн…

Да, похоже, у нее появилась привычка складывать в шкатулку все подряд. В этих бумагах нет ничего секретного.

…две сестры исчезли в Иллиане, одна пропала в Кэймлине. Суан поежилась, задумавшись о том, где скрываются Отрекшиеся. Слишком многие соглядатаи Башни умолкли. Она, Амерлин, плавает в кромешной тьме, а где-то рядом подстерегает рыба-лев… А вот и оно — смятый клочок тонкой, как шелк, бумаги зашуршал, когда Суан стала его разворачивать.

Удар достиг цели. Пастух завладел мечом. Совет Башни, как она и предполагала, проголосовал единогласно — выкручивать руки и употреблять власть не пришлось. Раз этот человек заполучил Калландор, значит, он действительно Возрожденный Дракон, ну а коли так. Башня не может оставить его без надзора. На этот счет три Сестры-Советницы от разных Айя высказались сами, опередив даже предложение Суан. Странно, что среди них оказалась и Элайда. Впрочем, почему странно? Красные сестры, как никакие другие, всегда стремились держать всякого мужчину, способного направлять Силу, на привязи. Да что там на привязи — в стальных оковах!

Ей пришлось даже унимать рвение Совета. Всем тут же захотелось поскорее отправить гонцов, забрать Ранда из Тира и доставить его в Башню. Но когда сестры узнали, что за Возрожденным Драконом неусыпно приглядывает Айз Седай, они успокоились.

Но как обстоят дела сейчас? Почему Морейн больше не шлет донесений? В Совете росло нетерпение, и теперь все могло кончиться взрывом. Суан и сама-то порой с трудом сдерживала подступающую ярость. Что случилось с Морейн, чтоб ей сгореть? Почему она молчит?

Дверь со скрипом распахнулась. Сердито выпрямившись, Суан увидела, что в ее покой вошла Элайда в сопровождении более чем дюжины сестер. Большинство из них носили шали с красной каймой, но Суан узнала невозмутимую Белую сестру Алвиарин и стройную Джолин Маза из Зеленой Айя. Пухленькая Шимерин из Желтой держалась позади, рядом с Данелле, голубые глаза которой вовсе не казались сейчас мечтательными и сонными. В этой компании были представлены все Айя, кроме Голубой. Некоторые явно нервничали, но большинство были настроены мрачно и решительно, а в темных глазах Элайды светилась уверенность, даже торжество.

— Что это значит? — резко спросила Суан, со щелчком захлопнув шкатулку. Она вскочила с места и обошла вокруг стола. Сначала Морейн, теперь это! — Что все это значит, я спрашиваю? Если ты, Элайда, опять заявилась обсуждать тирские дела, то напрасно. Тебе ведь уже сказано, что лишних в это лучше не вмешивать. И нечего вваливаться сюда целой толпой, словно к своей маме на кухню! Ты все это затеяла, так что проси прощения и уходи, не то пожалеешь, что не осталась несведущей послушницей.

213
{"b":"8202","o":1}