ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Суан полагала, что ее холодный, но гневный тон вразумит забывшихся сестер, но, хотя некоторые из них и замялись, ни одна не двинулась к двери. Маленькая Данелле ехидно ухмыльнулась, а Элайда спокойно протянула руку и сорвала с плеч Суан полосатый палантин.

— Он тебе больше не потребуется, Суан, — заявила Элайда. — Ты никогда не годилась для этой роли.

От потрясения у Суан отнялся язык. Это безумие! Такого просто быть не может! В ярости она потянулась к саидин и испытала новое, еще более сильное потрясение.

Между ней и Истинным Источником вырос непреодолимый барьер — словно стена из толстого стекла. Суан уставилась на Элайду, не веря своим глазам. Как будто в насмешку, свечение саидар появилось вокруг Элайды. Красная сестра начала сплетать вокруг Суан потоки Воздуха, стягивая ей руки и обматывая ее тело словно тугими веревками, да так, что та с трудом могла дышать.

— Вы… что… с ума… п-посходили? — с трудом выдавила из себя Амерлин. — Да я с вас за это шкуры спущу! Сейчас же освободите меня!

Ни одна из женщин не обратила на ее слова никакого внимания.

Алвиарин принялась быстро, но без суеты рыться в разбросанных по столу бумагах, а остальные стали перетряхивать стоявшие на полках книги — вдруг да вывалится какая-нибудь заложенная между страниц бумажка. Видимо, не найдя на столе того, что ее интересовало, Белая сестра слегка поморщилась, откинула крышку шкатулки — ив тот же миг шкатулка превратилась в ослепительный огненный шар.

Алвиарин вскрикнула и отскочила в сторону, тряся рукой, на которой уже начали набухать волдыри.

— С секретом, — пробормотала она чуть ли не в гневе. Большего возбуждения от Белой сестры и ждать не приходилось. — Твой страж был таким крохотным, что я заметила его слишком поздно.

От шкатулки и ее содержимого осталась лишь кучка пепла на обгорелой поверхности стола, но Элайду это не слишком огорчило.

— Уверяю тебя, Суан, ты расскажешь о каждой бумажке, которая здесь лежала. Все расскажешь — и кто писал, и кому, и зачем.

— Вы все Драконом одержимы! — воскликнула Суан. — И ты, Элайда, за это поплатишься. И остальные тоже! Считайте, что вам всем повезет, если Совет Башни не решит вас всех усмирить!

Едва заметная улыбка, появившаяся на губах Элайды, не коснулась ее глаз:

— Совет был собран меньше часа назад. Восседающих было достаточно, чтобы, согласно закону, принять решение, и мы его приняли единогласно. Ты больше не Амерлин. Мы пришли сюда, чтобы привести в исполнение постановление Совета.

Суан вся похолодела. Что им известно? — с ужасом спрашивала она себя. О Свет, что же они вызнали? Дура я, дура! Слепая, беспечная дура! Однако она постаралась взять себя в руки. В конце концов, ей не впервой попадать в переделки. Пятнадцатилетней девчушкой Суан довелось рыбацким ножом отбиваться от четверых накачавшихся дешевым вином молодчиков, пытавшихся затащить ее в темный переулок. Отделаться от них было потруднее, во всяком случае, она себя в этом сейчас убеждала.

— Достаточно, чтобы принять решение, — с усмешкой протянула Суан. — Ручаюсь, что вы едва дотянули до требуемого числа, да и то только потому, что собрали всех своих приспешниц и тех дурех, которых обманули или запугали. — В действительности, и того, что Элайде удалось перетянуть на свою сторону хотя бы нескольких Восседающих, было достаточно, чтобы у Суан пересохло в горле, но она старалась не подавать виду. — Когда Совет соберется в полном составе, вы горько пожалеете о своей ошибке, но будет уже поздно. Никогда прежде в Башне не бывало мятежей, и на тысячу лет вперед ваша страшная участь будет служить назиданием для новых и новых поколений послушниц — чтобы неповадно было и помышлять о бунте. — На лицах некоторых заговорщиц появилось сомнение — видать, Элайда не всех крепко держала в руках. — Так что пора бы вам прекратить дыру в днище расширять да приниматься вычерпывать воду из лодки, чтобы ко дну не пойти. Даже ты, Элайда, можешь еще рассчитывать на снисхождение, если одумаешься.

Элайда выслушала Суан с холодным спокойствием, а потом с размаху, изо всех сил ударила ее по лицу. Та пошатнулась, в глазах заплясали серебристые искры.

— С тобой покончено, — промолвила Элайда. — Неужто ты и вправду надеялась, что я… что мы позволим тебе погубить Башню? Взять ее!

Две Красные сестры подтолкнули Суан вперед. Она споткнулась, едва удержавшись на ногах, метнула на них яростный взгляд — и пошла, куда ее повели.

Кого оповестить? — размышляла Суан. И как? Она полагала, что сумеет оправдаться, какие бы обвинения ни были против нее выдвинуты. Нужно только время все обдумать и собраться с мыслями. Все, что у них есть, даже насчет Ранда ал'Тора, — всего лишь слухи. А она, Суан, играет в Великую Игру слишком долго, и ее не одолеть с помощью одних только слухов. Ничего у них не выйдет, если они не заполучат Мин. Вот Мин может превратить россказни в истинные свидетельства.

Сгори моя душа, заскрипела зубами Суан. У меня найдется что использовать для наживки!

В приемной она снова запнулась, но на сей раз не оттого, что ее толкнули. В глубине души Суан надеялась, что Лиане не окажется на месте, но Хранительница Летописей находилась там. Опутанная потоками Воздуха, она беззвучно шевелила губами. Суан, конечно, уловила, когда Лиане связывали, но не поняла, в чем дело, и не обратила внимания — ведь в Башне почти ежеминутно кто-нибудь да направлял Силу. Но запнуться ее заставил не вид связанной Хранительницы Летописей. На полу приемной лежал ничком высокий, седовласый, но стройный мужчина. В спине его торчал нож.

Алрик был Стражем Суан почти двадцать лет. Быть Стражем Амерлин — нелегкое дело, но он никогда не роптал, ни разу за все эти годы не посетовал на свою судьбу: ни когда дела Суан Санчей удерживали его в стенах Башни, ни когда долг Стража Амерлин отправлял его за сотни лиг от нее — последнее особо невыносимо для любого Гайдина.

Суан прокашлялась, но голос ее по-прежнему звучал сдавленно:

— Элайда! За это злодеяние я велю засолить твою шкуру и растянуть на солнце. Клянусь!

— Ты бы лучше о своей шкуре позаботилась, Суан, — отозвалась Элайда, подойдя ближе и заглянув Суан прямо в глаза. — Тебе ведь есть что рассказать, я знаю. И ты все расскажешь, все без утайки, все до последней крупицы. — Непривычно спокойный голос Элайды пугал больше, чем ее гневный взгляд. — Это я тебе обещаю, Суан. Отведите ее вниз.

* * *

Незадолго до полудня Мин, прижимая к груди свернутый рулоном отрез голубого шелка, подошла к Северным Воротам. Жеманная улыбка и кокетливо приподнятый краешек зеленой юбки предназначались для караульных со знаками Пламени Тар Валона на груди. Она уже начала вымучивать эту опостылевшую улыбочку, когда с удивлением обнаружила, что стражи на месте нет. Тяжелые железные створки были распахнуты, но ни в караульной, ни у самих ворот не было ни души. Неслыханное дело, чтобы ворота были оставлены без охраны. Ворота, ведущие на территорию Башни. На полпути к огромному, вздымавшемуся в небо белому столбу Башни над деревьями поднимались клубы дыма. Кажется, в той стороне находились казармы, где размещалась молодежь, приезжавшая учиться у Стражей воинскому искусству. Наверное, охрана побежала помогать тушить пожар.

Все еще ощущая легкое беспокойство. Мин поспешила по проложенной через рощицу тропке, рассеянно теребя шелк. Она вовсе не хотела обзаводиться еще одним платьем, но Ларас чуть ли не силой сунула ей в руки кошелек с серебром и велела употребить деньги на покупку этого шелка. По мнению Госпожи Кухонь, такой цвет будет очень к лицу «Элминдреде». Ну а самой «Элминдреде» было никак не с руки терять доброе расположение Ларас.

Из-за деревьев доносился лязг мечей. Похоже, сегодня Стражи заставили своих учеников практиковаться особенно усердно.

Вообще-то Мин здесь сердило все: и Ларас с вечными охами по поводу ее красоты, и Гавин со своими шуточками, и Галад с его комплиментами, видимо, понятия не имеющий, что его лицо и улыбка заставляют сердце любой женщины биться сильнее. Интересно, что бы сказал Ранд, увидев ее в платье и с жеманной улыбочкой, как у глупой девчонки, да и заметит ли он ее тогда, может, просто пройдет мимо.

214
{"b":"8202","o":1}