ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Суан тут же направилась к низкорослой, на добрых, две ладони ниже других, мохнатой кобылке.

— Подходящая лошадка для нынешних моих обстоятельств. И выглядит смирнехонькой, не то что остальные. А я никогда не была хорошей наездницей. — Она погладила кобылу по носу, и та ткнулась ей ноздрями в ладонь. — Ты знаешь, как ее зовут. Мин?

— Бела. Она принадлежит…

— Это ее лошадь. — Из-за толстого ствола берестянки выступил Гавин. Рука его лежала на длинной рукояти меча. По лицу юноши струилась кровь — выглядел он точь-в-точь таким, каким по прибытии Мин в Тар Валон предстал перед нею в видении. — Как только я увидел эту лошадь, сразу смекнул, что ты, Мин, затеяла какую-то хитрость.

Золотистые волосы юноши слиплись от крови, голубые глаза потускнели, но двигался он легко и проворно, с хищной грацией кота. Кота, выслеживающего мышь.

— Гавин, — начала Мин, — мы…

Неуловимым движением он выхватил меч из ножен и, откинув клинком капюшон Суан, приставил острое лезвие к ее горлу. Мин и пикнуть не успела. У Суан явно перехватило дыхание, но выражение лица не изменилось. Она взглянула на Гавина так, будто по-прежнему носила палантин.

— Гавин, не надо! — ахнула Мин. — Нет! Гавин, нет!

Она шагнула к нему, но юноша, не глядя в ее сторону, вскинул свободную руку, и Мин застыла на месте. Он был подобен сжатой стальной пружине. Мин приметила, что Лиане запахнула плащ и прикрыла руку, и взмолилась, чтобы у той достало ума не вытаскивать нож.

Гавин вгляделся в лицо Суан и медленно кивнул:

— Да, это ты. Сначала я сомневался, но теперь вижу. Ты сменила обличье, но меня не проведешь… — Казалось, он даже не шевельнулся, но по расширившимся глазам Суан Мин поняла, что острое лезвие прижалось к ее горлу сильнее. — Где моя сестра и Эгвейн? Что ты с ними сделала?

Самым страшным Мин показалось то, что, несмотря на окровавленное лицо, чуть ли не остекленевшие глаза и почти до дрожи напряженное тело — он так и не опустил поднятую руку, — юноша даже не повысил голоса. В нем слышалась лишь усталость, безмерная, ни с чем не сравнимая усталость.

Голос Суан звучал почти невозмутимо:

— Последнее, что я слышала, — они живы и здоровы, но где находятся, сказать не могу. А ты что, предпочел бы видеть их здесь? Среди этого безумия?

— Не увиливай. Я знаю, как умеют играть словами Айз Седай. Отвечай прямо, без обиняков, чтобы я знал, что ты говоришь правду.

— Они в Иллиане, — без колебаний промолвила Суан. — В самом городе. Учатся у Айз Седай по имени Мара Томанес. И лучше им оставаться там.

— Значит, не в Тире, — пробормотал юноша, а потом неожиданно сказал:

— Тебя называют Приспешницей Темного. Выходит, ты принадлежишь к Черной Айя. Отвечай — так это или нет?

— Если ты этому веришь, — спокойно ответила Суан, — руби мне голову.

Мин чуть не вскрикнула, увидев, как побелели костяшки пальцев, сжимавших рукоять меча. Медленно — очень медленно! — девушка протянула руку и коснулась пальцами запястья Гавина, стараясь, чтобы он не подумал, будто это не просто прикосновение. Она словно дотронулась до скалы.

— Гавин, ты ведь меня знаешь. Не думаешь же ты, что я и на самом деле могу пособничать Черным Айя?

Юноша не мигая смотрел в лицо Суан.

— Гавин, — продолжала убеждать Мин, — Илэйн поддерживает все, что делает Суан. А ведь Илэйн — твоя сестра.

Запястье оставалось твердым, как камень.

— И Эгвейн верит ей, Гавин. Стальная рука слегка дрогнула.

— Клянусь тебе в этом, Гавин. Эгвейн ей верит.

Гавин бросил быстрый взгляд на девушку и снова вперился в Суан:

— Можешь ты назвать хоть одну причину, по которой мне не следует отволочь тебя за шиворот обратно в башню? Хоть одну причину!

Суан выдержала его взгляд с куда большим спокойствием, чем испытывала в это время Мин.

— Ты можешь так поступить, и справиться со мной будет не труднее, чем с котенком. Еще вчера я была одной из самых могущественных женщин в мире. Наверное, самой могущественной. Короли и королевы, даже ненавидевшие Башню и все, что она олицетворяет, являлись сюда по моему зову. А сегодня может случиться так, что вечером мне нечего будет есть, а спать придется под кустом. Всего за один день из всесильной правительницы я превратилась в побирушку, которой только и остается надеяться в поте лица заработать себе кусок хлеба на какой-нибудь ферме. Не находишь ли ты, что, какова бы ни была моя вина, это само по себе уже немалое наказание?

— Возможно, ты и права, — подумав, отозвался Гавин и легким, плавным движением вложил меч в ножны. Мин облегченно вздохнула.

— Но не поэтому, — продолжил юноша, — я позволю тебе уехать. Элайда, должно быть, захочет снять с тебя голову, а этого я не допущу. То, что у тебя в голове, должно там и остаться, поскольку эти сведения могут потребоваться мне.

— Гавин, поедем с нами, — предложила Мин. Обученный Стражами, искусно владеющий мечом, юноша мог оказаться более чем полезным. — Мы все время будем у тебя под присмотром, и ты сможешь расспросить нас обо всем, что тебя интересует.

Суан бросила на нее быстрый и, кажется, вовсе не негодующий взгляд. Мин напористо продолжала:

— Гавин! И Эгвейн, и Илэйн, и я верим в правоту Суан Санчей. Почему бы и тебе не…

— Не проси больше того, что я могу сделать, — спокойно отозвался Гавин. — Я провожу вас до ближайших ворот. Без меня вас все равно не выпустят. Это все, что я могу сделать для тебя. Мин, причем это гораздо больше того, что я должен делать. Ты знаешь, что тебя приказано взять под стражу? — Он снова обернулся к Суан. — Если с ними что-нибудь случится, — продолжил он тем же бесстрастным тоном, — с Эгвейн или с моей сестрой, я тебя под землей найду, так и знай!

Неожиданно он отвернулся, отошел на несколько шагов в сторону, сложил руки на груди и замер, опустив голову, будто не в силах был больше на них смотреть.

— Суан подняла руку к горлу — тоненькая алая полоска отмечала след от меча Гавина.

— Я слишком долго имела дело с Единой Силой, — не совсем твердо пробормотала Суан, — и подзабыла, каково это — знать, что твоя жизнь висит на волоске, И смотреть в лицо тому, кто готов оборвать ее.

Неожиданно она внимательно всмотрелась в лицо Лиане, будто увидела его в первый раз, а потом коснулась своей щеки. Вид у нее был несколько удивленный.

— Я считала, что это происходит не так быстро, — заметила Суан. — Возможно, сказалось то, как бесцеремонно с нами обошлась Элайда… «Сменила обличье» — так он сказал. Да, пожалуй, что так. Оно и к лучшему.

Она неуклюже взобралась на спину Белы и вцепилась в поводья, будто мохнатая кобыла была необъезженным жеребцом.

— Вот и еще одно преимущество того, что меня… Придется научиться выговаривать это слово без дрожи… Что меня усмирили. — Суан произнесла слово медленно, с расстановкой, а потом кивнула. — Если судить по тому, как выглядит Лиане, я помолодела лет на пятнадцать, а то и больше. Многие женщины дорого бы заплатили за такую возможность. Третье преимущество. — Она взглянула на Гавина. Тот так и стоял отвернувшись, но Суан все же понизила голос:

— Наряду с возможностью, скажем… допускать некоторые вольности в речи. Я годами не вспоминала о Маре. Это подруга моего детства.

— А будешь ли ты стареть, как и все мы? — поинтересовалась Мин, вскочив в седло. Обсуждать, какие возможности открывает обретенная Суан способность лгать, Мин не хотелось. Она просто взяла этот факт на заметку.

Суан покачала головой:

— Чего не знаю, того не знаю. Еще ни одна женщина не прожила после усмирения достаточно долго, чтобы это можно было выяснить. Я намереваюсь стать первой.

— Так вы едете? — бесцеремонно спросил Гавин. — Или так и будете здесь болтать?

Не дожидаясь ответа, он направился к деревьям, и женщины, тронув каблуками своих лошадей, последовали за ним. Суан вновь надвинула на лицо капюшон. Хоть внешность ее и изменилась, она не хотела рисковать попусту. Лиане тоже надвинула свой капюшон, а следом за ней и Мин.

218
{"b":"8202","o":1}