ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чудной малый, но ежели судить по Тому, все менестрели таковы. Натаэль, например, явно был весьма высокого мнения о себе. Ранда не волновало, что, обращаясь к нему, менестрель пренебрегает титулами, однако же он и с Руарком, и с Морейн пытался держаться так, будто они ему ровня. Вот уж точно — Том, доведенный до совершенства.

Скоро Натаэль прекратил выступать перед Джиндо и стал почитай что каждый вечер проводить в лагере Шайдо.

— Там больше народу, — пояснил он Руарку, — а значит, у меня больше слушателей.

Джиндо это пришлось не по вкусу, но тут даже Руарк не мог вмешаться. В Трехкратной Земле менестрелю дозволено все, кроме убийства, и никто не мог ограничивать свободу свободного человека.

Авиенда проводила с Хранительницами все ночи, да и каждый день непременно уходила к ним примерно на час. Обычно в это время все собирались вокруг нее — даже Морейн и Эгвейн. Сначала Ранд думал, что они наставляют девушку, как лучше заставить его разговориться. Но однажды, когда солнце стояло над головой, он увидел, как впереди отряда Хранительниц возник из ничего и покатился вперед, оставляя горящую борозду, огненный шар величиной с добрую лошадь.

Кони испуганно зафыркали, некоторые возницы растерянно натянули вожжи. Со стороны каравана донеслись удивленные восклицания и грубая брань. Джиндо и Шайдо тоже заметили случившееся, по их рядам прокатился гомон, но движение обоих колонн не замедлилось ни на шаг. Все Хранительницы, сгрудившись вокруг Авиенды, что-то ей втолковывали, да и Эгвейн с Морейн, держа лошадей в поводу, тоже порывались вставить слово. Ранд заметил, что Эмис предостерегающе покачала головой — дескать, не вмешивайтесь. Он вгляделся в оплавленную, прямую, как стрела, впадину длиной в добрую милю и откинулся назад в седле.

Так вот в чем дело! Они учат Авиенду направлять Силу. Теперь ясно, чем они занимаются. Тыльной стороной ладони Ранд утер со лба пот. Пот, выступивший вовсе не от жары. Когда появился огненный шар, он непроизвольно потянулся к Источнику. И что же? Это было все равно что черпать воду решетом, вдобавок еще и рваным. Он пытался ухватиться за саидин, но тщетно. Это было ужасно. Ведь такое может случиться и тогда, когда ему будет необходима Сила. Авиенду учили, а ему учиться было не у кого. Он должен был направлять Силу для того, чтобы научиться пользоваться ею на практике, а Сила могла убить его прежде, чем он успеет хоть чему-нибудь научиться. Ранд рассмеялся, и некоторые Джиндо с беспокойством оглянулись на него.

Все эти одиннадцать дней и ночей его радовало, когда появлялся Мэт, но тот приходил разве что на пару минут.

— Еще малость подзагоришь — и совсем превратишься в айильца, — подшучивал Мэт. — Ты что, собрался всю жизнь провести в этой Пустыне? Ведь там, за Драконовой Стеной, совсем другой мир. Вино! Женщины! Ты хоть помнишь, что это такое?

Мэту было явно не по себе, а о Руидине он склонен был распространяться еще меньше, чем о Хранительницах. Чаще всего он твердил, что все напрочь позабыл, но порой сам себе противоречил, заявляя, будто тамошний тер'ангриал совсем не тот, что в Твердыне.

— Там только дурят, — твердил он. — Чтоб мне сгореть, и зачем я только туда полез!

Стоило Ранду вскользь упомянуть о Древнем Наречии, как Мэт, вспылив, закричал:

— Знать ничего не знаю об этой поганой тарабарщине! — И тут же поспешил прямиком к купеческому каравану.

Там-то Мэт и проводил большую часть времени. Поначалу он играл в кости с возчиками, покуда те не смекнули, что ему везет, чьи бы кости он ни бросал — хоть свои, хоть чужие. При любой возможности Мэт заводил долгие разговоры с Кадиром и Натаэлем, но главным образом ухлестывал за Изендре. Она явно запала ему в Душу с того утра после нападения троллоков, когда Мэт впервые ей ухмыльнулся. Теперь каждый вечер он старался поболтать с ней подольше. Все руки ободрал, срывая белые цветы с колючих кустарников, так что два дня с трудом, держал поводья, но не позволял Морейн Исцелить его. Изендре не то чтобы поощряла его ухаживания, но и не отвергала. Судя по ее улыбке, ей не было неприятно. Кадир, конечно, все видел, но не говорил ни слова, хоть и смотрел на Мэта стервятником. Все остальные предпочитали помалкивать.

Ближе к вечеру, когда распрягали мулов и ставили палатки, а Ранд расседлывал Джиди'ина, Мэт стоял рядом с Изендре в тени одного из фургонов. Очень близко от нее. Качая головой. Ранд наблюдал за ними, а сам тем временем занимался своим жеребцом. Склонившееся к самому горизонту солнце протянуло по земле длинные тени от высоких скал.

Изендре с улыбкой теребила свой прозрачный шарф, ее пухлые губы, казалось, напрашивались на поцелуй. Ухмыляясь, Мэт пододвинулся еще ближе. Изендре покачала головой, но завлекающая улыбка осталась на ее устах. Ни он, ни она не заметили, как подошла Кейлли — несмотря на свой вес, она двигалась совершенно бесшумно.

— Так вот что тебе нужно, добрый господин? Ее?

При звуках медоточивого голоса они отпрянули друг от друга, а купчиха рассмеялась, хотя глаза ее не улыбались:

— Для тебя это выгодная сделка, Мэтрим Коутон. Одна тарвалонская марка — и она твоя. Такая девица всяко не стоит больше трех марок, а ты, думаю, сторгуешься и за одну.

Мэт поморщился. Ему отчаянно захотелось оказаться в каком-нибудь другом месте. Изендре медленно повернулась лицом к Кейлли — словно горная кошка навстречу медведице.

— Ты слишком много себе позволяешь, старуха, — тихо проговорила она. — Больше я не намерена мириться с твоими речами. Попридержи язык, а то тебе, видно, охота остаться здесь, в Пустыне.

Кейлли расплылась в улыбке, не затронувшей ее обсидиановых глаз:

— А тебе?

Изендре мотнула головой:

— Тарвалонская марка! — В голосе ее звенела сталь. — Когда ты останешься одна в песках, я позабочусь, чтобы ты ее получила. Только когда будешь помирать от жажды, ты на нее и глотка воды не купишь.

Отвернувшись, Изендре зашагала к своему фургону. На сей раз она не покачивала бедрами.

Кейлли некоторое время без всякого выражения смотрела ей вслед, а потом, когда Мэт уже собирался улизнуть, неожиданно обернулась к нему:

— Мало кто из мужчин отклонял мое предложение, тем более дважды. Постарайся меня не сердить. — Она со смешком ущипнула Мэта за щеку, да так, что он поморщился от боли, и повернулась к Ранду:

— Растолкуйте ему это, милорд Дракон. Сдается мне, вы знаете, что нельзя обижать женщин. Обиженная женщина опасна. Эта айильская девушка не отстает от вас ни на шаг, а я слышала, будто вы принадлежите другой. Возможно, она чувствует себя оскорбленной.

— Сомневаюсь, — сухо отозвался Ранд. — Авиенда засадила бы мне нож под ребро, подумай я о ней что-нибудь подобное.

Толстуха оглушительно расхохоталась. Она вновь потянулась к Мэту. Тот отпрянул, но она лишь погладила юношу по щеке — по той, которую только что ущипнула.

— Понимаешь, добрый господин? — сказала она Мэту. — Если отвергнешь предложение женщины, она, возможно, это и спустит… а может, засадит тебе нож под ребро. Это должен иметь в виду каждый мужчина. Не так Ли, милорд Дракон?

Кейлли захохотала и, захлебываясь смехом, отправилась проверять, как ее люди чистят мулов. Перед тем как уйти, Мэт, потирая щеку, пробормотал:

— Похоже, тут все с ума посходили.

Впрочем, волочиться за Изендре после этого случая он не перестал.

Так они и тащились по голой, наполовину выжженной земле одиннадцать дней и ночей. Дважды им попадались расположенные на отрогах крутых утесов становища, похожие на Имре, в которых можно было отсидеться во время набега. В одном становище находились голов триста овец и пастухи, которых в равной мере поразили известия о появлении Того-Кто-Приходит-с-Рассветом и о вторжении троллоков в Трехкратную Землю. Другое становище оказалось пустым, но разорено не было. Несколько раз Ранд замечал отары овец, стада коз и каких-то странных длиннорогих коров. Авиенда сказала, что скот принадлежит септу, владеющему ближней крепостью, однако сколько ни всматривался Ранд в окрестности, ничего даже отдаленно напоминающего крепость не увидел.

223
{"b":"8202","o":1}