ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Выдернув свое копье из груди троллока с кабаньим рылом, Мэт припал к земле, выискивая в тусклом лунном свете очертания другого врага. Но ни одна из примеченных им расплывчатых фигур не была достаточно велика, чтобы принять ее за троллока.

— Ранд, чтоб ему сгореть, — сердито пробормотал Мэт. — Вечно втравливает меня во всякие переделки.

Со всех сторон доносились слабые стоны раненых. Женская фигура — не иначе как Морейн — опустилась на колени рядом с упавшим айильцем. Она неплохо потрудилась во время схватки. Ее огненные шары производили, пожалуй, не меньший эффект, чем разбрасывавший всполохи пламени меч Ранда.

Лучше бы мне носу не высовывать из-под одеяла, лежать себе на тюфяке — это как раз то, что нужно. А здесь чертовски холодно, к тому же вся эта кутерьма меня не касается.

Айильские женщины в юбках и блузах спешили на помощь раненым. Некоторые держали в руках копья. Возможно, они и не умели сражаться так, как Девы, но, когда враг нагрянул в крепость, никто не остался в стороне.

Рядом с Мэтом остановилась Дева. Она открыла лицо, но в темноте юноша не мог его разглядеть.

— Ты неплохо танцуешь с копьем, игрок, — сказала она. — Но что за времена настали? Кто мог подумать, что троллоки нагрянут в Холодные Скалы. Они, — Дева бросила взгляд на Морейн, — могли и прорваться, когда бы не Айз Седай.

— Для этого их было недостаточно, — не задумываясь ответил Мэт. — Они просто хотели отвлечь внимание. — Эти Драгкары рассчитывали в суматохе добраться до Ранда?

— Наверное, ты прав, — подумав, откликнулась Дева. — У себя в мокрых землях ты, вероятно, был военным вождем?

Мэт пожалел, что дал волю языку.

— Просто прочитал несколько книжек о военном деле, — пробормотал он, отвернувшись в сторону.

Проклятые обрывки чьей-то чужой памяти — вечно лезет в голову всякая чушь. Но может быть, хоть теперь торговцы решат отсюда убраться.

Однако, когда он подошел к фургонам, ни Кадира, ни Кейлли нигде не было видно. Возницы сгрудились вместе и торопливо передавали по кругу жбаны с чем-то, весьма напоминающим бренди — тот самый добрый бренди, который они продавали айильцам. Они взволнованно переговаривались, словно троллоки и по сей час осаждали их фургоны. На верхней ступеньке лестницы, ведущей в фургон Кадира, стояла Изендре и озиралась по сторонам. Даже насупленные брови и наморщенный лоб не умаляли ее красоты.

— С троллоками покончено, — заявил ей Мэт, демонстративно опираясь на свое копье. Он резонно полагал, что раз уж пришлось драться, то не помешает извлечь из этого хоть какую-то пользу. — Жаркое было дело, зато теперь вам ничто не грозит. — Голос его звучал устало, на что не требовалось ни малейших усилий.

Женщина взглянула на него безо всякого выражения, глаза ее блестели в темноте, как полированный камень. Не сказав ни слова, она повернулась и скрылась в фургоне, захлопнув за собой дверь. Крепко захлопнув. Мэт разочарованно вздохнул и побрел прочь. И чем пронять эту красотку? Впрочем, сейчас ему больше всего хотелось завалиться в постель. Укрыться одеялом, а со всеми этими погаными троллоками и Драгкарами пусть разбирается Ранд. Ему такие переделки не иначе как в радость — судя по дурацкому смеху.

Ранд поднимался вверх по склону каньона, его пламенный меч светил в темноте, словно факел. Откуда-то появилась Авиенда и, приподняв юбки, поспешила к Ранду. Подбежав поближе, она опустила подол, обернула шаль вокруг головы и пристроилась рядом, подлаживаясь под его шаг. Ранд как будто не замечал ее, да и лицо девушки было бесстрастным, как камень. Кажется, эти двое стоили друг друга.

— Ранд, — послышался из темноты голос Морейн, почти такой же мелодичный, как у Кейлли, но несколько более прохладный.

Ранд повернулся на ее голос, и через несколько мгновений Айз Седай выступила из мрака — величественно, словно прохаживалась по дворцовым покоям.

— Ранд, опасность с каждым днем возрастает. В Становище Имре троллоки, возможно, и не искали тебя, а просто напали на айильцев. Такое маловероятно, но все же возможно. Но уж Драгкары точно были посланы за тобой.

— Я знаю, — отозвался Ранд еще более невозмутимо, чем обычно.

Морейн поджала губы и подбоченилась, она явно была недовольна:

— Напрасно ты пытаешься следовать Пророчествам буквально — это опасно. Разве ты не понял этого еще в Тире? Узор сплетается вокруг тебя, это верно, но когда ты пытаешься свивать его сам, то рискуешь запутать или чрезмерно затянуть нити, или не удержишь их. Это может произойти где угодно, и трудно сказать, сколько потребуется времени, чтобы восстановить первоначальную картину — с тобой в центре — и что может случиться, прежде чем она восстановится.

— Спасибо за разъяснение, — сухо ответил Ранд. — Оно такое же четкое и вразумительное, как и другие ваши речи. Чего вы сейчас от меня хотите? Час уже поздний, и я устал.

— Я хочу, чтобы ты доверял мне, Ранд. Неужто ты думаешь, что всего за год уже все узнал и всему научился?

— Ну нет, всего я пока еще не узнал. — В голосе Ранда прозвучала нотка лукавства. — Ты хочешь, чтобы я доверял тебе, Морейн. Хорошо, попробую. Твои Три Обета не позволят тебе солгать. Можешь ты прямо и недвусмысленно обещать, что не попытаешься остановить ценя и не будешь использовать в интересах Башни, даже если рассказанное мною придется тебе не по вкусу? Отвечай, только прямо, без уверток.

— Я не сделаю ничего, что могло бы помешать тебе исполнить предначертанное. Этому я посвятила всю свою жизнь. Но обещать тебе спокойно смотреть, как ты суешь голову в петлю, я не стану.

— Этого недостаточно, Морейн. Для меня этого недостаточно. Но даже если бы я все же решил довериться тебе, то не стал бы делать этого здесь и сейчас. Эта ночь имеет уши. — Повсюду сновали люди, но, по мнению Мэта, никто из них не находился настолько близко, чтобы услышать что-нибудь. — Даже сны можно подслушать или подсмотреть.

Авиенда закуталась в свою шаль, прикрыв лицо. Видать, холод порой даже Дев пронимает.

Руарк выступил на свет. Черная вуаль свободно висела под его подбородком.

— Троллоки напали только для того, чтобы отвлечь внимание от Драгкаров, Ранд ал'Тор. Их было слишком мало, чтобы надеяться захватить крепость. Драгкары охотились за тобой. Губитель Листвы хочет твоей смерти.

— Опасность возрастает, — негромко добавила Морейн.

Вождь бросил на нее взгляд и кивнул:

— Морейн Седай права. Поскольку затея с Драгкарами провалилась, я думаю, скоро сюда пришлют Бездушного, того, кого вы именуете Серым Человеком. Я решил окружить тебя постоянной охраной, и на это, не знаю уж почему, добровольно вызвались Девы.

Авиенда определенно озябла. Она съежилась, укутавшись шалью и обхватив себя руками.

— Девы так Девы, — отозвался Ранд. Кажется, он чувствовал себя не вполне уютно, и Мэт решил, что понимает его. Сам-то он не согласился бы оказаться на попечении Дев за все шелка на судах Морского Народа.

— Раз уж они сами напросились, то и караулить будут лучше, чем кто бы то ни был, — продолжил Руарк. — Правда, это не значит, что я ограничусь только ими. Всем будет приказано держаться настороже. Хоть мне и кажется, что следует ожидать Бездушного, я могу ошибаться. Враг может затеять и что-нибудь другое. Например, нагрянут не несколько сотен троллоков, а тысяч десять.

— А как насчет Шайдо? — спросил Мэт и тут же пожалел, что вмешался в разговор. Кажется, до сих пор никто и не замечал его присутствия. Тем не менее почему бы не высказаться, ежели мысль дельная. — Я знаю, что вы с ними не в ладах, но если приходится остерегаться нападения сильного противника, почему бы не пригласить их в крепость?

Руарк что-то буркнул — это было равносильно ругательству в устах любого другого человека.

— Я не подпустил бы тысячу Шайдо к Холодным Скалам, даже если бы сюда заявился сам Жгущий Траву. Но об этом все равно нечего говорить, поскольку Куладин и Шайдо еще вечером свернули свои палатки. Мы от них избавились. Я послал проверить, не прихватили ли они, покидая земли Таардад, нескольких наших овец и баранов. Внезапно пламенный меч исчез из руки Ранда. Неожиданная темнота поначалу показалась Мэту непроглядной. Он поморгал, но тусклый лунный свет не стал ярче.

232
{"b":"8202","o":1}