ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По вкусу мяса Илэйн заподозрила, что если Том хочет раздобыть лошадей, ему лучше всего заглянуть на кухню. Одна только мысль о конине вызвала в желудке девушки бурю. Чтобы не остаться голодной, она выбрала миску с овощами, мелко нарезанными грибами и красным перцем. Все это было посыпано какой-то зеленью и приправлено густым бледным соусом.

— Ну и о чем мы поговорим сегодня? — спросила Найнив у Эгинин. — По-моему, ты уже задала все вопросы, какие только можно себе представить. — Во всяком случае все, на какие Найнив была в состоянии ответить. — Если ты хочешь узнать об Айз Седай еще больше, тебе придется отправиться в Башню и стать послушницей.

Эгинин непроизвольно вздрогнула, как бывало всякий раз, когда при ней заходил разговор о Единой Силе. С минуту она сосредоточенно размешивала содержимое маленькой мисочки, потом наконец сказала:

— Вы… вы не старались ничего от меня утаить. Я поняла, что вы кого-то ищете. Каких-то женщин. Если это не нарушит ваших планов, я бы хотела попросить…

Она умолкла, услышав стук в дверь.

Не дожидаясь приглашения, в комнату ввалился Байл Домон. Его круглая физиономия выражала мрачное удовлетворение, смешанное с беспокойством.

— Я их нашел, — начал он с порога и осекся, увидев Эгинин. — Ты?!

Эгинин — вот уж чего никто не ожидал, — опрокинув стул, вскочила с места и нанесла Домону молниеносный удар кулаком в живот. Но он не достиг цели. Байл своей ручищей ухватил женщину за запястье и резко вывернул ей руку. На миг оба замерли, затем, кажется, попытались подсечь друг другу ноги, а потом Эгинин свободной рукой ударила Байла по шее, но каким-то образом оказалась лежащей на полу лицом вниз. Сапог Домона упирался в ее плечо. Хотя Байл продолжал удерживать заломленной одну ее руку — локоть Эгинин упирался в его колено, — женщина ухитрилась второй выхватить висевший на поясе нож.

Не успев даже понять, когда она обняла саидар, Илэйн сплела потоки Воздуха вокруг дерущихся, так что никто из них не мог даже шевельнуться. Они застыли на месте.

— Что это значит? — ледяным тоном спросила Илэйн.

— Как вы осмелились, мастер Домон? — так же холодно поинтересовалась Найнив. — Отпустите ее сейчас же. — К Эгинин она обратилась куда более сочувственно:

— А ты, Эгинин? Я не понимаю, почему ты хотела его ударить. Домон, я же велела вам ее отпустить!

— Он не может, Найнив, — пояснила Илэйн, сообразив, что, не разозлившись, Найнив не может не только свить, но и увидеть потоки Силы. А ведь это Эгинин пыталась ударить его первой. — Эгинин, почему ты?..

Темноволосая женщина лежала неподвижно, закрыв глаза и сжав губы. Рука ее так вцепилась в рукоятку ножа, что побелели костяшки пальцев. Домон переводил взгляд с Найнив на Илэйн, его чудная иллианская бородка потешно топорщилась. Он только и мог, что повернуть голову, тело было накрепко спеленуто.

— Эта женщина… она — шончанка! — проворчал контрабандист.

Илэйн с Найнив недоуменно переглянулись. Эгинин? Шончанка? Ну и сказанул! Быть того не может! Просто не может быть.

— Вы уверены? — медленно и спокойно переспросила Найнив. Похоже, услышанное ошарашило ее не меньше, чем Илэйн.

— Уж кого-кого, а ее я никогда не забуду, — уверенно заявил Домон. — Шончанка, и не просто шончанка, а капитан их проклятого корабля. Это она захватила мое судно и отволокла в Фалме. Она меня в плен взяла — мне ли ее лица не помнить!

Эгинин молчала, лишь по-прежнему крепко сжимала рукоятку ножа. Надо же, такая приятная женщина — и вдруг шончанка, подумала Илэйн. Она осторожно расплела несколько потоков, высвободив руку с ножом.

— Отпусти нож, Эгинин, — попросила она, опустившись на колени рядом с лежащей женщиной. — Пожалуйста.

Помедлив, Эгинин разжала побелевшие пальцы. Илэйн забрала нож, потом расплела потоки.

— Отпустите ее, мастер Домон. Пусть встанет.

— Вы ее не знаете, госпожа, — запротестовал Домон. — Эти Шончан ровно из железа сделаны. Она на все способна…

— Дайте ей подняться.

Ворча себе что-то под нос, бородатый моряк выпустил руку Эгинин и торопливо отступил в сторону, словно опасаясь, что она снова бросится на него. Но темноволосая женщина — шончанка — просто стояла, растирая плечо и исподлобья поглядывая на Домона. Бросив быстрый взгляд на дверь и поняв, что прорваться к выходу не удастся, она спокойно вскинула голову. Трудно было не восхититься ее самообладанием.

— Шончанка, — буркнула Найнив. Она зажала в кулак кончики длинных кос, потом как-то странно посмотрела на свою руку и поспешно разжала пальцы. Однако брови ее оставались сдвинутыми, а лицо крайне сердитым. — Шончанка! Втерлась к нам в доверие, а сама… Я-то думала, что вы все убрались за море, откуда вы родом. Зачем ты здесь, Эгинин? А ну отвечай: ты случайно с нами встретилась или выискала нас специально? Может, ты хотела заманить нас в ловушку, чтобы ваши мерзкие сул'дам надели на нас ошейники?

Голубые глаза Эгинин на миг расширились от удивления.

— Да, да! — Голос Найнив звучал резко и сурово. — Мы знаем о ваших сул'дам и дамани. И знаем больше, чем вы. У вас в обычае сажать на цепь женщин, умеющих направлять Силу, но и те, кто управляет ими, тоже на это способны. На каждую женщину, которую вы держите на привязи как собаку, приходится десять, а то и двадцать, о способностях которых вы даже не догадываетесь.

— Я это знаю, — промолвила Эгинин, и у Найнив отвисла челюсть.

У Илэйн глаза полезли на лоб:

— Ты знаешь? — Она вздохнула и неуверенно продолжила:

— Эгинин, мне кажется, ты лжешь. Сама я встречалась с Шончан только раз, и встреча была недолгой, но от человека, который их неплохо знает, я кое-что слышала. Шончан даже не испытывают ненависти к женщинам, способным направлять Силу. Они просто считают их животными. Если бы ты знала, если бы вы все знали, что направлять могут не только дамани…

— Женщин, которые носят браслет, можно научить направлять Силу, — сказала Эгинин. — Раньше я и не подозревала, что этому можно научиться, мне внушали, что женщина от рождения либо способна на это, либо нет. О том, что скрытые задатки можно развить, я впервые услышала от вас и, поразмыслив, поняла, что это может относиться к сул'дам… Можно мне сесть? — Говорила она с восхитительным спокойствием.

Илэйн кивнула. Домон поднял опрокинутый стул и, когда Эгинин села, встал у нее за спиной. Темноволосая женщина взглянула на него через плечо и сказала:

— Когда мы встречались в прошлый раз, ты не показался мне таким… серьезным противником.

— Еще бы. Тогда ты высадила на мою палубу два десятка солдат в доспехах, да еще у тебя была эта проклятая дамани, готовая разнести мое судно на части. Одно дело — подцепить акулу на крючок с лодки, и совсем другое — ловить ее в воде голыми руками. Я не такой дурак. — К удивлению Илэйн, он ухмыльнулся шончанке и, потирая бок — не иначе как Эгинин все-таки ухитрилась ткнуть его кулаком под ребра, — произнес:

— Я тоже тебя недооценивал. Решил, что, ежели ты без панциря и меча, совладать с тобой ничего не стоит. Ан не тут-то было.

Илэйн не переставала поражаться выдержке Эгинин. Казалось, мир этой женщины рухнул, а она держалась как ни в чем не бывало. Сама Илэйн была не в состоянии представить себе, что могло бы перевернуть ее собственное представление о мире, но хотела надеяться: если такое случится, она сумеет встретить потрясение столь же достойно, как и Эгинин.

Я не должна думать о ней чуть ли не с любовью! Эта женщина — шончанка. Обернись все иначе, и они надели бы на меня ошейник, точно на собаку. О Свет, разве можно заставить себя не думать о ком-нибудь с любовью, если…

Найнив, похоже, подобных трудностей вовсе не испытывала. Упершись в стол кулаками, она склонилась к Эгинин так яростно, что ее косы закачались среди тарелок и мисок:

— Что ты делаешь здесь, в Танчико? Я думала, что после Фалме вы все убрались восвояси. И почему ты задумала втереться к нам в доверие? Зачем мы тебе? Если ты собиралась надеть на нас ошейники, то просчиталась.

234
{"b":"8202","o":1}