ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Отдышавшись, Найнив огляделась по сторонам. Она находилась в огромном зале, опоясанном рядами тонких белых колонн, с полом из полированных каменных плит, таких же белых, как и колонны. Высоко на потолке красовалась позолоченная лепнина, а вдоль стен выстроились застекленные шкафы-витрины. Судя по описанию Эгвейн, это тот самый зал дворца, где выставлены на обозрение всяческие диковины. Выходит, то, к чему она стремится, должно находиться здесь. Прекрасно, значит, следующий шаг не придется делать вслепую. И уж здесь-то, во всяком случае, нет ни гадюк, ни Черных Айя.

Неожиданно рядом со стоявшим в центре зала на резных деревянных ножках застекленным шкафом возникла привлекательная темноволосая женщина. Ее волосы свободно свисали на плечи. Она явно не походила на тарабонку, но вовсе не это заставило Найнив разинуть рот. Платье женщины представляло собой обволакивающую тело прозрачную серебристую дымку. Откуда бы ни появилась эта особа, воображение у нее было богатым — этакий наряд не всякая придумает. По сравнению с ним и прославившиеся своей непристойностью доманийские одеяния, пожалуй, покажутся скромными.

Женщина с улыбкой взглянула на витрину, потом прошла в другой конец зала и принялась что-то внимательно рассматривать; что именно, Найнив разобрать не могла. Вроде бы что-то темное на белом каменном постаменте.

Найнив нахмурилась и разжала кулак, выпустив косы. Скорее всего, эта женщина вот-вот исчезнет — редко кто, заснув и попав в Тел'аран'риод, задерживался надолго. А эта незнакомка явно не из числа Черных сестер. Ни на одну из них не похожа, но… Найнив вновь вцепилась в косу, да так, словно хотела выдрать ее. Рука Найнив дрожала, дрожь передалась всему телу. Она никогда не видела этой женщины, однако… Найнив попыталась разжать побелевший кулак, но рука не повиновалась. Зубы порывались выбивать дробь. Но ведь она действительно никогда не встречала этой женщины. Никогда. К глазам подступили слезы. Но почему… Света ради!

В голове вспыхнули образы — яркие, они едва не разрывали сознание. Женщина в туманном сером одеянии продолжала стоять перед дальним белым постаментом. Найнив, дрожа всем телом, обхватила себя свободной рукой. Но ведь наверняка… Эта женщина казалась… Найнив готова была заплакать. Эта женщина… Найнив привалилась к колонне. Перед ее мысленным взором предстали Палата падающих лепестков и эта цветущая женщина, окруженная свечением саидар. И они двое — она и Илэйн, тарахтящие наперебой, желая как можно скорее выложить все, что знают. Трудно было припомнить подробности, но Найнив не сомневалась: если они что и утаили, то лишь оттого, что слишком торопились ответить на все вопросы. Торопились! Лицо Найнив запылало от стыда и ярости.

Все равно непонятно, где-то за гранью гнева говорил ей внутренний голос. Если эта женщина — Черная сестра, то почему она до сих пор не предала нас в руки Лиандрин? Ведь она могла делать с нами все что угодно.

Но холодная ярость заглушила голос рассудка. Черная сестра застала ее, Найнив, врасплох и заставила плясать под свою дудку, а потом велела все забыть. И она забыла! Что ж, зато теперь эта мерзавка узнает, каково иметь дело с Найнив!

Но не успела она дотянуться до Истинного Источника, как возле соседней колонны появилась Бергитте, в короткой белой куртке и широких желтых шароварах, присборенных у лодыжек. Бергитте или какая-то другая женщина, просто-напросто вообразившая себя Бергитте, — здесь ведь все возможно. Но так или иначе, эта женщина приложила палец к губам и повела ярко-голубыми глазами в сторону двойной стрельчатой арки, ведущей в один из боковых коридоров, и исчезла.

Найнив покачала головой. Бергитте это или нет, она не собиралась терять время. Открыв себя саидар, Найнив, переполняемая Единой Силой и праведным гневом, обернулась к облаченной в туман незнакомке, но та исчезла! Все из-за того, что эта дурочка в желтых шароварах отвлекла ее. Что же, коли так, придется поговорить с ней, если она еще здесь.

Преисполненная Силы, Найнив направилась под арку, в тот коридор, на который указала золотоволосая женщина, где, источая запах благовоний и освещая яркие ковры, горели золотые лампы.

Она ждала там. Теперь в руках ее появился серебряный лук, а на поясе — колчан с серебряными стрелами.

— Кто ты такая? — гневно вопросила Найнив. Она решила сначала предоставить этой женщине возможность объясниться, а уж потом преподать ей урок, да такой, что та не скоро забудет. — Уж не та ли дуреха, что целилась в меня в Пустыне, да еще и выдавала себя за Бергитте? Я хотела проучить одну из Черных Айя и упустила ее из-за тебя!

— Я и есть Бергитте, — ответила женщина, опершись на лук. — Во всяком случае, тебе я известна под этим именем. А проучить следовало бы тебя — и здесь, и в Трехкратной Земле. Я прожила множество жизней и помню их все, точно не раз перечитанные книги, хотя прожитые в незапамятные времена — более смутно, чем недавние. Но я прекрасно помню, что всегда сражалась на стороне Льюса Тэрина. И никогда не забуду лица Могидин, как не забуду и Асмодиана, того, кого вы растревожили в Руидине.

Асмодиан? Могидин? Найнив была потрясена. Могидин — это же Отрекшаяся? Значит, одна из Отрекшихся — в Танчико, и еще один из них — в Пустыне! А Эгвейн ничего об этом не знает, иначе наверняка сказала бы. А предупредить ее невозможно, ведь следующая встреча только через семь дней. Гнев еще пуще взыграл в Найнив, переполняемой саидар.

— А что ты здесь делаешь? Я знаю, что все вы исчезли, после того как Рог Валир призвал вас, но ведь ты… — Она осеклась, не решаясь произнести то, что было у нее на уме, но Бергитте спокойно договорила:

— Мертва? Да, я мертва, но мы, связанные с Колесом, в смерти не таковы, как прочие. Где, как не в Мире Снов, лучше всего дожидаться того времени, когда Колесо вновь вплетет нити наших судеб в кружево жизни? — Бергитте неожиданно рассмеялась:

— Кажется, я начинаю философствовать, а ведь это не мое дело. Почти во всех жизнях, которые я помню, мне выпадало родиться простой девушкой, и я всегда бралась за лук. Мое дело — лук, и не более того.

— Ты героиня бессчетных преданий, — проговорила Найнив, — и я сама видела, что творят твои стрелы. При Фалме Единая Сила, которую использовали шончан, оказалась бессильной против тебя. Бергитте, нам приходится противостоять почти дюжине Черных Айя, да, похоже, еще и одной из Отрекшихся. Нам нужна твоя помощь.

Лучница с сожалением вздохнула:

— Увы, Найнив, я не в силах коснуться мира плоти, пока меня не призовет Рог Валир. Или пока Колесо не возродит меня к новой жизни. Но если бы даже я возродилась сейчас, ты увидела бы лишь новорожденную, пищащую у груди матери. К Фалме нас призвал Рог Валир, и мы были там не во плоти, потому-то Единая Сила и не могла нас коснуться. А здесь все — только часть сна, и поэтому Сила может уничтожить меня так же легко, как и тебя. А то и легче. И, говорю же тебе, я всего лишь лучница. — Бергитте покачала головой:

— Сама не знаю, почему я вообще с тобой говорю. Мне не следовало этого делать.

— А почему? Ведь ты говорила со мной и раньше. Да и Эгвейн вроде бы видела тебя. Ведь это была ты, верно? — Найнив нахмурилась. — И откуда ты знаешь мое имя? Ты что, всеведуща?

— Я знаю только то, что вижу и слышу. Я наблюдала за тобой, когда могла. За тобой, двумя другими женщинами и юношей, который разговаривает с волками. Мы не должны заговаривать с теми, кто знает, что пребывает в Тел'аран'риоде, — таковы заповеди. Но зло проникает в Мир Снов и обитает в нем так же, как и в мире плоти, а потому меня тянуло к вам, к тем, кто борется с ним. Я все время ловлю себя на мысли, что хочу помочь вам, хотя знаю, что почти бессильна. И я не могу. Иначе я нарушу заповеди, удерживающие меня на протяжении бесчисленных оборотов Колеса, — сама уж не припомню, сколько их было. Сотни, а может быть, тысячи… Разговор с тобой — это уже нарушение всех правил.

— Верно, — послышался хриплый мужской голос. Найнив вздрогнула от неожиданности и едва не ударила Силой. Она увидела смуглого мускулистого мужчину. За спиной у него висели два меча с длинными рукоятями. Этих мечей было достаточно, чтобы Найнив узнала Гайдала Кейна, но если золотоволосая Бергитте была прекрасна, как и говорилось в преданиях, то он выглядел совсем иначе. Прославленный герой был, пожалуй, самым безобразным мужчиной, какого Найнив доводилось видеть. Широкое лицо, крупный, тяжелый нос; большой — даже слишком — рот казался прорезью на плоском лице. Но, когда он подошел, Бергитте улыбнулась ему и нежно коснулась его щеки. К тому же он был еще и низкорослым, хотя благодаря могучему сложению казался выше, чем на самом деле.

241
{"b":"8202","o":1}