ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— ИЗАМ!

— Интересно, — пробормотала Верин. Перрин тоже отметил, что троллоки впервые кричали нечто членораздельное — правда, он все равно не знал, что это значит.

Стараясь выглядеть спокойным, Перрин разгладил свадебную ленту и направился к центру двуреченских рядов. Спутники строем следовали за ним, ветерок шевелил знамя с волчьей головой. Айрам обнажил меч и держал его обеими руками.

— Приготовиться! — скомандовал Перрин, удивившись, что голос его не дрожит.

— ИЗА-А-АМ! — Черный вал с воем покатился вперед.

Фэйли в безопасности. Остальное не имело значения. Перрин не позволял себе смотреть на лица стоявших по обе стороны от него людей. Такой же дикий вой донесся и с юга. Троллоки атаковали с двух сторон одновременно — прежде такого не бывало.

Но Фэйли ничто не угрожает.

— На четыреста шагов!

Стрелки подняли луки. Завывающая черная лавина неслась вперед. Ближе… Ближе…

— Стреляй!

Из-за неистового рева троллоков нельзя было расслышать, как разом щелкнули спущенные тетивы, но град оперенных гусиными перьями стрел, расчертив небо, хлестнул по окольчуженной черной волне. Пущенные из катапульт камни взорвались в гуще врагов, поражая их огнем и острыми осколками. Стрелы и камни косили передние ряды троллоков, и те падали под сапоги и копыта напиравших сзади. Упало и несколько Мурддраалов, но даже это не смогло сдержать неистовый натиск. Троллоки рвались вперед по телам своих сородичей, место каждого павшего занимали новые и новые. Казалось, им нет числа.

Командовать стрелками не было нужды: вторая туча стрел взлетела, когда первая находилась еще в воздухе. Вновь обрушились на врага тяжелые стрелы. Следом прочертила небо четвертая волна. Пятая. Камни, превращавшиеся в огненные шары, летели один за другим со всей быстротой, с которой взводили катапульты. Верин металась от одной катапульты к другой, заряжая камни Силой. Но жаждущие человеческой крови чудовища, выкрикивая что-то на непонятном языке, неудержимо приближались.

Люди, стоявшие у частокола, уперли в землю древки и изготовились к рукопашной.

Перрин почувствовал холодок внутри. Он видел за прокатившейся троллочьей ордой усеянную мертвыми и умирающими землю, но ему казалось, что их очень мало. Жеребец под ним нервно пританцовывал и тревожно ржал, но рев троллоков заглушал даже конское ржание. В руке юноши оказался топор — солнечный луч блеснул на стальном полумесяце. Еще не наступил полдень.

Сердце мое навеки с тобой, Фэйли. Он успел подумать, что на этот раз частокол, наверное, не…

Даже не замедлив бега, передний ряд троллоков налетел на заостренные колья. Многие чудища истошно взвыли от боли, но сзади, насаживая их еще глубже, напирала нескончаемая лавина. Троллоки лезли и лезли по черным кольчужным спинам убитых, то и дело падая, но кипящая злобой волна захлестнула частокол. Последние стрелы были выпущены почти в упор; дальше в дело пошли копья, алебарды и самодельные рогатины. Лучники стреляли в нечеловеческие морды через головы своих товарищей, мальчишки посылали стрелу за стрелой с крыш. Дикие крики, стоны, вой троллоков и лязг стали — все смешалось в безумном кровавом хаосе. Двуреченцы сражались отчаянно, но под напором врага их линия обороны медленно подалась назад на дюжину шагов. Если строй будет где-нибудь прорван…

— Отходим! — скомандовал Перрин.

Уже истекавший кровью троллок с кабаньим рылом проложил дорогу сквозь ряды копейщиков, с ревом нанося направо и налево удары широким кривым мечом. Топор Перрина раскроил ему голову. Ходок попятился и заржал, но ржание его потонуло в грохоте боя.

— Отходим!

Дарл Коплин схватился за бедро, пронзенное копьем с древком толщиной в запястье. Старый Байли Конгар подхватил раненого одной рукой и попытался оттащить его назад, неуклюже отбиваясь рогатиной. Хари Коплин бросился на выручку брату, размахивая алебардой, — рот его был разинут, словно в беззвучном крике.

— Отступаем между домами!

Перрин не был уверен, услышали ли его приказ в этом кровавом хаосе, передали ли его по линии, но под чудовищным натиском троллоков двуреченцы — медленно, неохотно, шаг за шагом — начали отходить. Окровавленные топоры в могучих руках Лойала вращались, как крылья ветряной мельницы. Рядом с ним мрачно нацеливал свое копье Бран. Шлем с головы мэра был сбит, венчик седых волос окрасился кровью. Томас с седла вырубал мечом пространство вокруг Верин. Айз Седай лишилась лошади, волосы ее растрепались. С ладоней Верин срывались огненные шары, и троллоки вспыхивали, словно просмоленные факелы. Но и это не могло их сдержать. Двуреченцы пятились, теснясь вокруг Ходока. Гаул и Чиад сражались спина к спине — у Девы осталось только одно копье, а Каменный Пес кромсал нападавших широким тяжелым ножом. Назад!

Люди оттягивались от укреплений по всей линии обороны, чтобы не дать троллокам зайти с флангов. Отступая, они отчаянно отстреливались, но врагов было слишком много. Назад!

Неожиданно огромный троллок с бараньими рогами бросился на круп Ходока, пытаясь стащить Перрина с седла. Не выдержав двойного веса, конь повалился набок, придавив и едва не сломав своему седоку ногу. Перрин тщетно пытался замахнуться топором, когда толстенные, больше, чем у огир, волосатые лапы потянулись к его горлу. Но тут троллок взвыл и обмяк, повалившись на Перрина, — меч Айрама рассек ему шею. Сраженный троллок еще дергался, истекая кровью, когда Лудильщик плавно развернулся и пронзил насквозь другого.

Морщась от боли, Перрин с помощью старавшегося подняться Ходока освободился от тяжеленной туши, но времени вскочить в седло у него не было — он едва успел откатиться в сторону. В то место, где только что находилась его голова, ударили копыта черного скакуна. На бледном безглазом лице появился зловещий оскал — Исчезающий свесился с седла и, как раз когда юноша пытался встать, с размаху рубанул мечом. Перрин вновь бросился на землю, и черный клинок срезал лишь прядь волос. Взмахнув топором, Перрин отсек ногу черного коня, и тот рухнул на землю вместе с всадником. Юноша вскочил и с силой вбил топор туда, где у Получеловека должны были находиться глаза.

Едва успев выпростать свое оружие, он увидел, как Дейз Конгар нацелила вилы в горло троллока с козлиной мордой. Тот одной лапой перехватил длинное древко и замахнулся на женщину зазубренным копьем, но подскочившая Марин ал'Вир, хладнокровно полоснув тесаком, подрезала ему поджилки, а когда троллок повалился вперед, так же спокойно, словно орудовала на кухне, рассекла ему позвоночный столб.

Еще один троллок схватил Боде Коутон за косу и поднял в воздух. Отчаянно крича, девушка ударила топором по окольчуженному плечу в тот самый момент, когда ее сестра Элдрин засадила в грудь троллока рогатину, а седовласая Нейса Айеллин вонзила в него нож для разделки мяса. Повсюду, насколько мог видеть Перрин, женщины сражались бок о бок с мужчинами. Только благодаря им оттесненный к самым домам строй еще держался. Дрались даже совсем юные девушки, но ведь и многим из принявших на себя удар «мужчин» еще ни разу не приходилось бриться. Некоторым и не придется.

Где же эти Белоплащники? Ребятишки! Если здесь женщины, то кто же с детьми, кто их уведет? Где же эти проклятые Белоплащники? Подоспей они сейчас, можно было бы выиграть несколько минут. Несколько минут, чтобы увести детей.

Перрин обернулся, ища взглядом Спутников, и тут его схватил за руку темноволосый парнишка — тот, что уже прибегал к нему предыдущей ночью. Перрину было не до него — он думал о том, как собрать рассредоточившихся вдоль плотных рядов Спутников, чтобы они прорубили детям путь к спасению. Сам он останется тут и сделает все, что в его силах.

— Лорд Перрин! — заорал мальчишка, перекрывая оглушительный лязг и крики. — Лорд Перрин!

Поначалу Перрин хотел и вовсе отмахнуться от мальца, но в конце концов прихватил его под мышку, полагая, что поговорит с ним потом. Спутники засыпали троллоков стрелами. Вил воткнул древко знамени в землю, чтобы оно не мешало натягивать лук. Телл ухитрился изловить Ходока и привязал его поводья к своему седлу.

261
{"b":"8202","o":1}