ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Видно было, что рассказ о войне потряс Найнив. Перед ней воочию предстала картина битв и разрушений. В темных глазах Эгвейн застыл ужас. Глядя на подруг, Илэйн поежилась. Одна из этих женщин наставляла Ранда, когда он был мальчонкой, другая росла вместе с ним. А ныне ему предстояло разжечь пламя войны. Ему — не Возрожденному Дракону, а Ранду ал'Тору.

Видимо, желая перевести разговор в другое русло, Эгвейн задала, пожалуй, не самый существенный вопрос:

— Но как может чтение довести его до беды?

— Он задался целью уяснить для себя, что говорится в Пророчествах о Драконе. — Лицо Морейн казалось холодным и равнодушным, но в голосе ее послышались усталые нотки. Ту же усталость ощущала и сама Илэйн. — Вообще-то в Тире эти писания вне закона, но в особом запертом сундуке Хранителя Книг находилось целых девять разных переводов. Сейчас все они у Ранда. Я помянула один подходящий к обстоятельствам стих, и он тут же прочел мне его в переводе с древнекандорского.

Под покровом грозной Тени Тают силы плоти бренной, И лишь Тот, кто Возродился, Кто омыт своею кровью И отмечен метой вещей, Танец Битвы исполняет.

В недрах снов сокрыт туманом И сковав своею волей Недруга в плаще из мрака, Из потерянного града В бой ведет он копий рати, И, ломая эти копья, С ним народы прозревают Истину, ту, что издревле Сон таил неизъясненный.

Морейн скривилась:

— Это можно истолковать как угодно. Иллиан под властью Саммаэля, безусловно, потерянный город. Стоит Ранду поднять на войну копья Тира, сковать Саммаэля, и все сбудется — слово в слово. Древнее Предание о Возрожденном Драконе. Но он не желает понять это. У него даже есть список на Древнем Наречии, как будто он хоть слово понимает. А пока он гоняется за призраками, Саммаэль, Равин или Ланфир могут вцепиться ему в горло, прежде чем я сумею убедить его в том, что он совершает ошибку.

— Но он в отчаянии. — Эгвейн была уверена, что мягкий тон Найнив предназначался не столько для Морейн, сколько для отсутствующего здесь Ранда. — Он в отчаянии и пытается найти верный путь.

— Я тоже в отчаянии, — жестко отрезала Морейн. — Всю свою жизнь я посвятила тому, чтобы найти его, и не допущу, чтобы он не исполнил предначертанного, покуда в силах этому воспрепятствовать. Я отчаялась настолько, что… — Морейн осеклась и поджала губы:

— Я сделаю то, что должна, вот и весь сказ.

— Нет, не весь, — резко возразила Эгвейн. — Что именно вы собираетесь предпринять?

— У тебя есть другие заботы, — заявила Айз Седай, — твое дело — выслеживать Черных Айя.

— Ну уж нет! — неожиданно возвысила голос Илэйн. Она с такой силой вцепилась в подол синей юбки, что костяшки пальцев побелели от напряжения. — Вы храните много тайн, Морейн, но этой должны поделиться с нами. Что вы собираетесь с ним делать? — Илэйн чувствовала, что в случае необходимости готова вытрясти правду из Айз Седай.

— Делать с ним? Ничего. Ну ладно, особой причины хранить это в секрете от вас нет. Вы знаете место, которое в Тире называют Великим Хранилищем?

Как ни странно, жители Тира, боявшиеся всего, что имело отношение к Силе, хранили в Твердыне коллекцию связанных с ней предметов. Коллекция эта уступала лишь собранию, имевшемуся в Белой Башне. Очевидно, это произошло из-за того, что волей-неволей им приходилось на протяжении столетий хранить Калландор. Так, во всяком случае, полагала Илэйн. Среди множества предметов Меч-Который-не-Меч казался не столь пугающе грозным. Однако жители Тира никогда не выставляли свои приобретения напоказ. Великое Хранилище представляло собой ряд битком набитых казематов, расположенных в самом глубоком подземелье. Впервые оказавшись там, Илэйн подивилась тому, что дверные замки проржавели, а некоторые двери попросту сгнили.

— Мы провели там целый день, — сказала Найнив, — хотели проверить, не прихватила ли что-нибудь оттуда Лиандрин со своими сообщницами. Но, кажется, они ничего не взяли. Там все было покрыто пылью и плесенью. Чтобы переправить это в Башню, потребуется десяток речных судов. Может, там разберутся, что к чему, а мне это определенно не под силу. — Стремление уколоть Морейн было столь велико, что Найнив не сдержалась и добавила:

— Когда бы вы уделяли нам побольше внимания, то сами бы прекрасно все это знали.

Морейн оставила колкость без внимания. Казалось, она была поглощена собственными мыслями, и слова ее прозвучали как размышление вслух:

— Там, в Хранилище, есть один особенный тер'ангриал. С виду он похож на малость скособоченную дверную раму, но сделан из краснокамня. Если я не смогу убедить Ранда принять какое-либо решение, мне, возможно, придется пройти сквозь эту дверь. — Маленький блестящий голубой камешек дрогнул у нее на лбу. Очевидно, такая затея была ей не по душе.

При упоминании о тер'ангриале Эгвейн непроизвольно коснулась пальцами своего корсажа. Там, в собственноручно пришитом маленьком кармашке, она хранила каменное кольцо. Это был тер'ангриал — хоть и маленький, но очень сильный. Всего три женщины, в том числе и Илэйн, знали, что у Эгвейн есть это сокровище. Морейн об этом не знала.

Чудными вещами были эти тер'ангриалы. Подобно ангриалам и са'ангриалам, они представляли собой реликты Эпохи Легенд, но встречались гораздо чаще. Тер'ангриал был предназначен не для преумножения Единой Силы, а для ее использования, причем в какой-либо одной определенной области. Однако ныне, пользуясь тер'ангриалами, люди порой не были уверены, что используют предмет по его истинному назначению. Клятвенный Жезл, на котором приносили Три Обета женщины, возводимые в сан Айз Седай, был тер'ангриалом, который эти клятвы вплавлял в кости и плоть. В другом тер'ангриале послушницы проходили последнее испытание, перед тем как получить кольцо и стать Принятой. Из самых глубин сердца исторгал он потаенные страхи — так, что они, казалось, воплощались в реальность. А возможно, он перемещал посвящаемую в такой мир, где они и впрямь были реальны. Необычайные вещи случались с тер'ангриалами. Многие из тех, кто изучал их или использовал, оказались выжжены, убиты или просто исчезли.

— Я видела этот дверной проем, — промолвила Илэйн, — в самом дальнем каземате, в конце подвала. У меня лампа погасла, и я три раза упала, прежде чем выбралась оттуда. — Илэйн смутилась и слегка покраснела. — Там, внутри, я боялась направлять Силу, не решилась даже засветить лампу. Большая часть того, что там лежит, показалась мне обычной рухлядью — по-моему, они прибирали все, что, как им казалось, имело отношение к Силе, — но я подумала, что если начну направлять, то могу ненароком привести в действие какую-нибудь штуковину, и кто знает, что бы из этого вышло.

— А если бы, споткнувшись в темноте, ты упала как раз сквозь этот дверной проем? — скривившись, проговорила Морейн. — Имея с ним дело, вовсе не обязательно направлять, достаточно пройти сквозь него.

— Но зачем? — спросила Найнив. — Чтобы получить ответы. Три ответа, все правдивые, о прошлом, настоящем и будущем.

Илэйн тут же пришла на ум детская сказка про Байли под холмом, конечно же, из-за этих трех ответов. Вторая мысль явилась почти сразу следом за первой, и не к ней одной. Эгвейн и Найнив открыли рты, но она их опередила:

— Морейн, но ведь так можно решить нашу задачу. Почему бы не спросить, правду ли говорят Джойя и Амико? Или выяснить, где скрывается Лиандрин. Узнать имена Черных Айя, оставшихся в Башне…

— Мы можем разузнать, что за опасность подстерегает Ранда, — вставила Эгвейн, а Найнив добавила:

— Почему вы не рассказали нам об этом прежде? Почему заставили нас без конца выслушивать эти истории, в то время как мы могли бы давно уже с этим разделаться?

Айз Седай вздрогнула и всплеснула руками:

— Вы, все трое, опрометчиво рветесь туда, куда и Лан во главе сотни Стражей отправился бы с опаской. Как вы думаете, почему я не прошла сквозь дверь? Ведь я давно уже могла бы узнать, что должен сделать Ранд, чтобы уцелеть и победить, как ему одолеть Отрекшихся и Темного, как научиться управлять Силой и отсрочить безумие до того, как он исполнит предначертанное. — Уперев руки в бока, она ждала, пока они сообразят. Три женщины хранили молчание. — Существуют правила пользования этим тер'ангриалом, — продолжала Морейн, — и он опасен. Никто не может пройти сквозь дверь больше одного раза. Всякий может задать три вопроса — но только три — и уйти сможет, лишь выслушав три ответа. Тех, кто задает пустяковые вопросы, тер'ангриал наказывает: но то, что для одного пустяк, для другого, возможно, очень серьезно. Впрочем, важно другое: нельзя задавать вопросы, касающиеся Тени, — это чревато страшными последствиями. Если спросить про Черных Айя, можно лишиться рассудка или вас выкинет мертвыми, а то и вовсе сгинете без следа. Что же до Ранда… сомневаюсь, что можно придумать такой вопрос про Возрожденного Дракона, который никак не касался бы Тени. Поняли теперь? Иногда стоит помедлить да поразмыслить.

37
{"b":"8202","o":1}