ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты уверена, что действительно хочешь попробовать без кольца? — тихо спросила Найнив. — Уверена, — отозвалась Эгвейн, стараясь не выдать волнения. На самом деле сердце ее сжималось точно так же, как сегодня вечером. Тогда она впервые увидела, как троллок схватил за волосы какую-то несчастную женщину и вцепился ей в горло зубами. Троллока убили, но женщине это уже не могло помочь. Ее душераздирающий крик до сих пор стоял у Эгвейн в ушах. — Ну, если не получится, я всегда смогу попробовать снова, уже с кольцом. — Эгвейн наклонилась и ногтем провела на свечке черту. — Разбудите меня, когда она догорит вот досюда. О Свет, до чего же жаль, что у нас нет часов. Илэйн рассмеялась, но смех ее прозвучал невесело.

— Часы в спальне? Ишь чего придумала. У моей матушки их добрая дюжина, но я никогда не слышала, чтобы часы держали в спальне.

— А у моего отца только одни часы, — хмыкнула в ответ Эгвейн, — единственные на все наше село. Вот было бы здорово, если бы сейчас они оказались здесь. Как вы думаете, догорит свеча досюда за час? Мне не хотелось бы проспать дольше. Разбудите меня, как только пламя достигнет этой отметки. Сразу же.

— Разбудим, — заверила ее Илэйн, — обещаю.

— Это каменное кольцо, — неожиданно заговорила Авиенда, — раз уж ты, Эгвейн, решила им не пользоваться, то может, кому-нибудь из нас взять его и пойти с тобой?

— Нет, — пробормотала Эгвейн. — Свет, как бы мне хотелось, чтобы все они отправились со мной. — Нельзя. Но спасибо тебе за предложение.

— А что, разве только ты можешь им пользоваться? — спросила Авиенда.

— Им могла бы воспользоваться любая из вас, даже ты, — пояснила Найнив, — для этого нет надобности направлять Силу, достаточно лишь уснуть так, чтобы кольцо касалось кожи. Насколько мне известно, им мог бы воспользоваться и мужчина. Но ни одна из вас не знает Тел'аран'риод, как Эгвейн. Авиенда кивнула:

— Понятно. Не зная места, можно наделать ошибок, да таких, что и себя, и других погубишь.

— Точно, — подтвердила Найнив. — Мир Снов — опасное место, и это, пожалуй, все, что мы знаем о нем наверняка.

— Но Эгвейн будет осторожна, — сказала Илэйн, обращаясь к Авиенде, хотя на самом деле ее слова предназначались для самой Эгвейн. — Она обещала. Оглядится по сторонам — осторожненько — вот и все.

Эгвейн уставилась в карту. Легко сказать — осторожненько. А ведь если бы она не оберегала столь ревностно свое кольцо — Эгвейн привыкла думать о нем как о своем, хотя Совет Башни, узнай он о нем, вряд ли бы с этим согласился, — если бы позволяла Илэйн или Найнив пользоваться им почаще, то подруги набрались бы опыта и их можно было бы взять с собой. Жаль, конечно, но вовсе не из-за этого Эгвейн старалась не смотреть на подруг — она боялась, что они заметят страх в ее глазах.

Тел'аран'риод. Незримый Мир, Мир Снов. Но не тех снов, какие снятся обычным людям, хотя изредка и они мимолетно соприкасаются с Тел'аран'риодом, и тогда сновидения кажутся им столь же реальными, как жизнь. Ибо таковы они и есть. Незримый Мир, Мир Снов повторяет реальный, но причудливым, искаженным образом. Распахнутая в Невидимом Мире дверь в реальном остается закрытой, срубленное дерево продолжает расти. Но там человек может погибнуть или лишиться способности направлять Силу. В Мире Снов творятся странные вещи, впрочем, «странные» — это еще слабо сказано. В Тел’аран’риоде перед тобой — весь мир. А может, открыты и иные. Попав туда, можно проникнуть куда угодно. По крайней мере, в отражение этого места в Мире Снов. Там можно читать хитросплетения Узора — в прошлом, настоящем и будущем. Но это доступно лишь Сновидицам. А Сновидиц в Башне нет уже пять столетий. Последней была Корианин Недеал.

Четыреста семьдесят три года, — уточнила про себя Эгвейн, — или четыреста семьдесят четыре? Когда же умерла Корианин? Если бы Эгвейн прослушала все уроки, положенные послушницам и Принятым, то, наверное, знала бы это. Так же, как и многое другое.

В кожаном кошельке Эгвейн хранился список тер'ангриалов, по большей части таких маленьких, что их можно было унести в кармане. Все эти предметы были похищены из Башни Черными Айя. Копии этого списка имелись у Илэйн и Найнив. Напротив описаний тринадцати тер'ангриалов стояли пометки «назначение неизвестно» и «последней изучала Корианин Недеал». Но если Корианин Седай и впрямь не удалось выяснить, для чего они сделаны, то у Эгвейн назначение одного из них не вызывало сомнений. Эти тер'ангриалы открывали доступ в Тел’аран’риод. Пользоваться ими было не так просто, как каменным кольцом, для этого требовалось направлять Силу, но попасть с их помощью в Мир Снов было возможно.

Два предмета из этого списка были отобраны у Амико и Джойи. Металлический диск трех дюймов в поперечнике с нанесенным с обеих сторон узором в виде плотной спирали и пластинка длиной примерно с ладонь, с виду изготовленная из чистого янтаря, но такая твердая, что ею можно было царапать сталь. В центре пластинки было выгравировано изображение спящей женщины. Амико сразу же выложила о них все, что знала. Джойя поначалу запиралась, но после того, как Морейн потолковала с ней наедине, и у этой Приспешницы Темного развязался язык. Оказалось, что нужно направить в любой из тер'ангриалов поток Духа, и он погружал в сон, а затем переносил в Тел'аран'риод. Илэйн наскоро опробовала их. Оба действовали, правда увидеть ей удалось только недра Твердыни и королевский дворец Моргейз в Кэймлине.

Эгвейн не хотелось, чтобы Илэйн пробовала хотя бы раз, и вовсе не из ревности. Однако и спорить особо не стала, опасаясь, что Илэйн и Найнив услышат страх в ее голосе. Два тер'ангриала были возвращены, но это значило, что одиннадцать остались у Черных Айя. Одиннадцать тер'ангриалов, каждый из которых мог перенести Черную сестру в Тел’аран’риод. А значит, совершая свои краткие путешествия в Мир Снов, Илэйн могла наткнуться там на кого-нибудь из них. При мысли об этом у Эгвейн мурашки пробегали по коже. И сейчас Черные Айя, возможно, дожидаются ее там. Не намеренно, конечно, откуда им знать, что она туда собралась, но такую вероятность исключить нельзя. С одной из них Эгвейн бы сладила, если, конечно, та не застанет ее врасплох, но этого она постарается не допустить. Другое дело, если ей встретятся две, три, а то и больше. Если на нее накинутся Лиандрин, Рианна, Чесмал Эмри, Джин Кайд и все остальные сразу?

Напряженно вглядываясь в карту, Эгвейн разжала сжатые кулаки. Сегодняшние события заставляли действовать безотлагательно. Если Отродья Тени смогли напасть на Твердыню, а одна из Отрекшихся — оказаться в самом ее сердце, Эгвейн не могла позволить себе поддаваться страху. Необходимо выяснить, что делать дальше. Маловразумительного рассказа Амико для этого недостаточно. Вот если бы ей удалось удостовериться в том, что Мазрима Таима под стражей везут в Тар Валон, или проникнуть в сон Амерлин и поговорить с ней. Возможно, Сновидицы и были на такое способны, но она — нет. Значит остается одно — заняться Танчико.

— Я должна идти одна, Авиенда. Одна. — Эгвейн казалось, что она говорит спокойно, но, видно, Илэйн догадалась, что подруга волнуется, и погладила ее по плечу.

Эгвейн сама не знала, зачем она столь пристально всматривается в карту. Она и так держала ее в голове, всю, до мельчайших подробностей. Все существовавшее в этом мире существовало и в мире Снов, хотя порой там встречалось и многое другое. Эгвейн уже решила, куда отправится. Перелистав книгу, она нашла гравюру, изображавшую внутренние покои здания, именовавшегося на карте Панаршим дворцом. Стоило приглядеться еще разок, чтобы не попасть впросак в незнакомом месте. Трудно сказать, почему девушка остановила свой выбор именно на этих палатах, видимо, рассудила, что стоит положиться на случай.

Гравюра изображала просторный зал с высоким потолком. Предметы, выставленные на стендах и шкафах, были ограждены веревкой, натянутой между столбиками по пояс высотой. Что это за предметы, было не разобрать. Единственное, что разглядела Эгвейн, — это массивный скелет какого-то животного в дальнем конце зала. Художник не пожалел усилий, расписывая диковину. Судя по костям, животное имело четыре толстенных лапы, но в остальном ничем не напоминало ни одного известного Эгвейн зверя. Если верить масштабу, скелет был примерно вдвое выше самой девушки. Округлый, низко посаженный череп, смахивающий на бычий, был столь велик, что в нем мог поместиться ребенок, но что чуднее всего, в нем было четыре глазницы. Благодаря этому скелету, зал невозможно было спутать ни с каким помещением. Может, Эуриан Ромавни и знал, что это за бестия, но нигде в книге не упомянул об этом.

57
{"b":"8202","o":1}