ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не успела Дева открыть рот, как послышался стук в дверь и на пороге появилась Морейн. Айз Седай обвела присутствующих быстрым, изучающим и оценивающим взглядом, однако по выражению ее лица нельзя было догадаться, к каким выводам она пришла.

– Джойя и Амико мертвы, – объявила Морейн.

– Может быть, для того и было затеяно нападение? – предположила Найнив. – Чтобы убить их? Или их убили потому, что не успели освободить? Недаром Джойя вела себя так дерзко и вызывающе – небось рассчитывала, что ее вызволят. И скорее всего, она лгала. В ее раскаяние я никогда не верила.

– Похоже, нападение было предпринято вовсе не с этой целью, – возразила Морейн. – Как только на Твердыню напали, капитан весьма предусмотрительно усилил охрану у казематов. Так что они в глаза не видели ни троллоков, ни мурддраалов. А когда заваруха закончилась, оказалось, что обе узницы мертвы. Каждой из них раскромсали горло, предварительно прибив язык гвоздями к двери темницы. – Голос Айз Седай был спокоен, как будто она сообщила о починке платья.

А у Илэйн при этих жестоких словах, сказанных столь бесстрастным тоном, сжалось сердце.

– Я не желала им такой участи. Наказания – да, но не столь ужасного. Да снизойдет Свет на их души, – произнесла она.

– Души их давным-давно запроданы Тени, – резко бросила Эгвейн, но и она прижала обе руки к животу. – Как… как это случилось? Серые Люди?

– Сомневаюсь, чтобы даже Серый Человек сумел такое устроить, – сухо заметила Морейн. – Похоже, Тень обладает возможностями, о которых мы даже не догадываемся.

– Да. – Эгвейн старалась привести в порядок платье и придать спокойствие голосу. – Раз не было попытки освободить их, выходит, обе говорили правду и были убиты за то, что проговорились.

– Или для того, чтобы не дать им проговориться, – мрачно добавила Найнив. – Есть надежда, что те, кто замыслил это убийство, не знали, успели ли Джойя и Амико что-нибудь рассказать. В конце концов, возможно, Джойя и впрямь раскаялась, хотя верится в это с трудом.

Илэйн сглотнула, представив себе страшную картину расправы в тюремной камере: каково это, когда твое лицо прижимают к двери, чтобы вытянуть язык и… Она содрогнулась, но заставила себя произнести:

– Возможно, их убили в наказание за то, что попали в плен. – Илэйн не сказала, что убийство могло быть устроено и затем, чтобы убедить их в правдивости рассказов пленниц; и так хватало сомнений в том, что предпринять дальше. – Итак, есть три причины, и только одна – подозрение в измене. А стало быть, Черная Айя может и не знать, что узницы выдали нам тайну.

Эгвейн и Найнив выглядели потрясенными.

– Просто в наказание? – недоверчиво переспросила Найнив.

Во многих отношениях подруги были покрепче и потверже Илэйн и внушали девушке восхищение, зато уступали ей в другом: и Эгвейн, и Найнив выросли не в королевском дворце и с трудом представляли себе жестокость и коварство, сопутствующие борьбе за власть, и вряд ли им доводилось хоть краем уха слышать о вероломстве и безжалостности Игры Домов, Великой игры, в которой особо искусны тайренцы и кайриэнцы.

– Мне думается, Черная Айя не склонна прощать неудачу, – пояснила подругам Илэйн. – Я могу себе представить, как Лиандрин отдает подобный приказ. Джойя на ее месте наверняка поступила бы точно так же.

Морейн бросила на девушку быстрый оценивающий взгляд.

– Лиандрин, – спокойным голосом произнесла Эгвейн. – Да, пожалуй, ни Лиандрин, ни Джойя не поколебались бы отдать такой приказ.

– В любом случае, – заметила Морейн, – времени на дальнейшие допросы у вас почти не оставалось. Завтра к полудню их должны были посадить на судно. – В голосе Айз Седай послышались нотки гнева. Илэйн поняла: Морейн негодует из-за того, что, погибнув, Черные сестры избежали правосудия. – Надеюсь, что вы не будете тянуть с решением. Итак, Танчико или Башня?

Илэйн встретилась взглядом с Найнив и слегка кивнула.

Найнив кивнула в ответ с большей уверенностью и повернулась к Айз Седай:

– Мы с Илэйн отправимся в Танчико, как только найдем подходящее судно, – нам нужно быстроходное. А Эгвейн с Авиендой отправятся в Айильскую пустыню, в холд Холодные Скалы.

Она никак не объяснила своего решения, и у Морейн удивленно приподнялись брови.

Воцарившееся молчание нарушила Авиенда.

– Джолиен может отвести ее, – произнесла Дева, стараясь не встречаться взглядом с Эгвейн, – или Сефела, или Байн с Чиад. А я… я хотела бы отправиться в Танчико с Илэйн и Найнив. Если там идет война, им потребуется сестра, способная прикрыть им спины.

– Как хочешь, Авиенда, – медленно проговорила Эгвейн.

Решение Авиенды и удивило ее, и обидело. Но не меньше удивилась Илэйн, она-то думала, что Авиенда и Эгвейн успели подружиться.

– Я рада, что ты хочешь помочь нам, – обратилась она к айилке, – но ведь ты собиралась отвести Эгвейн в холд Холодные Скалы.

– Она не пойдет ни в Холодные Скалы, ни в Танчико, – заявила Морейн. Она достала из кармана письмо и развернула его. – Вот что передали мне около часа назад. Молодой айилец, что доставил его, рассказал, что это послание ему вручили месяц назад. Тогда никого из нас в Тире не было, и все же письмо адресовано мне и отправлено в Твердыню. – Морейн пробежала глазами последнюю страницу. – Авиенда, ты знаешь Эмис из септа Девять Долин, из Таардад Айил, Бэйр из септа Хайдо, из Шаарад Айил; Мелэйн из септа Джирад; из Гошиен Айил, и Сеану из септа Черный Утес; из Накай Айил? Письмо подписано ими.

– Знаю, Айз Седай. Все они – Хранительницы Мудрости, все – ходящие по снам. – Обычное спокойствие изменило Авиенде, сейчас, сама того не замечая, она говорила с опаской. Судя по виду, она готова была бороться или бежать.

– Ходящие по снам, – вслух размышляла Морейн. – Пожалуй, тогда понятно. Я слышала о них. – Она обратилась ко второй странице письма. – Здесь говорится о тебе – и писано было, видимо, до того, как ты решила отправиться в Тир. Слушай: «Среди Дев Копья в Тирской Твердыне находится своевольная девушка по имени Авиенда, из Таардад Айил, из септа Девять Долин. Ныне ей надлежит предстать перед нами. Проволочки и отговорки недопустимы. Мы будем ждать ее на склонах горы Чейндар, над Руидином». Тут о тебе еще кое-что сказано, но главное – они просят меня проследить, чтобы ты явилась без задержки. Отдают повеления, точно Амерлин, эти твои Хранительницы Мудрости.

Морейн недовольно хмыкнула, что навело Илэйн на мысль, уж не пытались ли Хранительницы заодно приказывать и Морейн? Впрочем, непохоже. А если и пытались, то маловероятно, чтобы подобные попытки увенчались успехом. И все же что-то в этом письме вызвало досаду Айз Седай.

– Я – Фар Дарайз Май, – сердито пробурчала Авиенда, – а не дитя малое и не собираюсь бежать ко всякому, кто меня позовет. И если пожелаю, то, несмотря ни на что, отправлюсь в Танчико.

Илэйн задумчиво поджала губы. Это было что-то новое, не похожее на ту Авиенду, к какой они привыкли. Не гнев – Илэйн и прежде случалось видеть Деву рассерженной, хотя и не до такой степени, – а скорее подавленность. Это было странно, столь же невероятно, как увидеть надувшегося от обиды Лана, но факт оставался фактом.

От Эгвейн тоже не укрылись эти странные нотки, и она погладила Авиенду по руке:

– Не волнуйся. Конечно, если хочешь, можешь идти в Танчико. Я рада, что ты будешь защищать Илэйн и Найнив.

Авиенда взглянула на девушку несчастными глазами.

Морейн покачала головой – слегка, но очень выразительно:

– Я показала это письмо Руарку. – Авиенда вспыхнула и открыла было рот, но Морейн возвысила голос и спокойно продолжала: – Так было сказано в этом послании. Показала не все, а только ту часть, которая касается тебя. Похоже, он не сомневается, что ты выполнишь то, о чем тебя просят в письме. Или приказывают. Полагаю, разумнее всего послушаться Руарка и Хранительниц Мудрости. Ты не согласна?

Авиенда затравленно огляделась по сторонам и, пробормотав лишь:

– Я – Фар Дарайз Май, – направилась к двери.

65
{"b":"8202","o":1}