ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это щедрый подарок за плавание, даже если принять во внимание, что вы просите меня изменить мои планы. Вы удивляете меня все больше. Вы ведь знаете, что мы редко перевозим Айз Седай на наших судах. Из всех, кто просит у нас места на борту, наши законы позволяют отказывать лишь Айз Седай, и мы отказываем им почти всегда, с тех пор как первое наше судно вышло в море. Правда, Айз Седай это известно и обычно они не обращаются к нам с подобными просьбами. — Койн смотрела на свою чашку, но Илэйн бросила взгляд на противоположную сторону стола и приметила, что Ищущая Ветер внимательно изучает их лежащие на столе руки. Точнее, кольца на руках.

Об этом Морейн их не предупреждала. Она лишь сказала, что суда Морского Народа самые быстроходные, и посоветовала им обратиться к Ата'ан Миэйр. Однако она вручила им сумму, на которую можно купить целый флот. Ну, во всяком случае, несколько кораблей — это точно. Конечно же, она сделала это потому, что знала: уговорить Госпожу Парусов окажется непросто. Но почему она ни словом не обмолвилась о предстоящих трудностях? Впрочем, это глупый вопрос — Морейн из всего на свете делает тайну. Но зачем было заставлять их понапрасну тратить время?

— Значит, вы отказываете в нашей просьбе? — отбросив церемонии, спросила Найнив. — Но если вы не берете в плавание Айз Седай, то зачем пригласили нас сюда? Почему не сказали об этом сразу, на палубе, и не покончили с этим?

Госпожа Парусов отстегнула один из подлокотников своего кресла, встала и, подойдя к одному из кормовых окон, указала на Твердыню. Кольца и медальоны, висевшие у левой щеки, поблескивали в солнечных лучах.

— Я слышала, что он может направлять Силу и в его руках Меч-Которого-Нельзя-Коснуться. Айильцы явились из-за Драконовой Стены по его зову. Я видела их на улицах, а в Твердыне, говорят, их полным-полно. Тирская Твердыня пала, государства суши расколоты войной. Те, кто некогда властвовал, вернулись и впервые получили отпор. Пророчество исполняется.

И Найнив, и Илэйн поразились услышанному, причем Найнив не сумела скрыть своего удивления.

— Пророчество о Драконе? — произнесла Илэйн после минутного замешательства. — Да, оно исполняется. Он действительно Возрожденный Дракон, Госпожа Парусов. — Упрямец, прячущий, свои чувства так глубоко, что мне до них не добраться, вот кто он такой!

— Не Пророчество о Драконе, Айз Седай, — промолвила Койн, повернувшись к ним, — Пророчество Джендаи, Пророчество о Корамуре. Не о том, кого вы ждете и страшитесь, а о предвозвестнике новой Эпохи, прихода которого ожидаем мы. Во время Разлома Мира наши предки отплыли, ища спасения, в море, ибо земля дрожала и качалась, бурля, как штормовые волны. Говорят, что они не умели управлять судами, которыми воспользовались для бегства, но Свет пребывал с ними, и они спаслись. Но они не видели суши до тех пор, пока земля вновь не стала твердой, а за это время многое изменилось. А затем им было возвещено Пророчество Джендаи. Наш народ должен странствовать по морям до возвращения Корамура и служить ему, когда он вернется.

Мы сроднились с морем, морская вода течет в наших жилах. Многие из нас вообще не сходят на берег — разве чтобы дождаться следующего судна и отправиться в очередное плавание. Сильные мужчины рыдают, когда им приходится оставаться на суше. Женщины поднимаются на судно, а если его нет, то хотя бы на плот, чтобы выносить ребенка, ибо мы рождаемся на воде, там же умираем, и вода принимает нас после кончины.

Сейчас Пророчество исполняется. Он — Корамур. Айз Седай служат ему — доказательство тому ваше пребывание в этом городе. Об этом тоже говорится в Пророчестве: «Имя его низвергнет Белую Башню, и Айз Седай, пав на колени, омоют его ноги и оботрут их волосами».

— Боюсь, вам долго придется ждать, пока я примусь мыть ноги какому бы то ни было мужчине, — усмехнулась Найнив. — И какое это имеет отношение к нашему плаванию? Скажите лучше: берете вы нас или нет?

Госпожа Парусов ответила вопросом на вопрос:

— А почему вы хотите плыть в Танчико? Это не самое приятное место. Я швартовалась там прошлой зимой, и помнится, тамошний народ чуть не разнес мое судно в щепки, умоляя увезти их оттуда куда угодно. Все равно куда, лишь бы подальше от Танчико. Маловероятно, чтобы положение там изменилось к лучшему.

— Вы всех так расспрашиваете? — промолвила Найнив. — Я предложила вам достаточно денег, чтобы купить целую деревню — две деревни! Если этого мало, назовите свою цену.

— Не цену, — прошипела Илэйн ей на ухо, — подарок!

Но если Койн и была задета, то не подала виду.

— Зачем вам в Танчико? — повторила она свой вопрос. Найнив судорожно вцепилась в косу, но Илэйн положила ей ладонь на руку. Они заранее договорились сохранять свои намерения в секрете, но сейчас представлялось разумным пересмотреть этот план. Бывают моменты, когда лучше не скрытничать, а сказать правду.

— Мы охотимся за Черными Айя, Госпожа Парусов, — ответила Илэйн, спокойно выдержав гневный взгляд Найнив. — Есть основания полагать, что некоторые из них находятся в Танчико, и мы должны добраться до них, иначе они могут причинить вред Возрожденному Дракону… ну, Корамуру.

— Да поможет нам Свет благополучно достичь причала, — промолвила Ищущая Ветер. За все время беседы она заговорила впервые, и Илэйн взглянула на нее с удивлением. Джорин хмурилась и ни на кого не смотрела, но слова ее были обращены к Госпоже Парусов:

— Мы можем взять их на борт, сестра. Мы должны это сделать.

Койн кивнула. Илэйн переглянулась с Найнив и увидела, как в глазах подруги отразились ее собственные вопросы. Почему решение приняла Ищущая, а не Госпожа Парусов? Ведь на этом судне Койн была капитаном, как бы они ее ни называли. Правда, в конце концов они добились своего — их согласились взять в плавание. Интересно, сколько они запросят? — размышляла Илэйн. Как велик должен быть «подарок»? Жаль, что Найнив призналась, что они располагают большей суммой, нежели указанная в доверительном письме. А еще упрекает меня, что я сорю деньгами.

Дверь распахнулась, и в каюту, шурша ворохом бумаг, вошел широкоплечий седой мужчина в свободных шароварах из зеленого шелка. Каждое его ухо украшали четыре золотые серьги, а на шее висели три тяжелые золотые цепи, на одной из которых была прикреплена нюхательная коробочка. Щеку пересекал длинный шрам, а за поясом торчали два кривых ножа, что придавало ему свирепый вид. Но самое удивительное — за уши его была зацеплена чудная проволочная рамка, удерживавшая перед глазами прозрачные линзы. Морской Народ славился своими зеркалами и зажигательными стеклами и тому подобными изделиями, которые изготовлял на своих островах, но такое диковинное приспособление Илэйн видела впервые. Мужчина уставился сквозь свои стекла на бумаги и заговорил, не поднимая глаз:

— Койн, этот дурачок обещал мне пять сотен шкурок кандорских снежных лисиц за те три маленьких бочонка двуреченского табаку, что я взял в Эбу Дар. Пять сотен! Он доставит их сюда к полудню. — Мужчина поднял глаза, и в них появилось удивление. — Прошу прощения, жена моя. Я не знал, что у тебя гости. Да пребудет с вами Свет, почтеннейшие.

— К полудню, муж мой, — промолвила Койн, — я уже буду спускаться вниз по реке, а к ночи выйду в открытое море.

Он выпрямился:

— Я все еще Господин Трюмов или мое место заняли, а я об этом не слышал?

— Господин Трюмов ты, муж мой, но с торговлей придется повременить, ибо мы готовимся к отплытию. Мы направляемся в Танчико.

— Танчико! — Мужчина скомкал бумаги и с трудом взял себя в руки. — Жена моя — нет! Госпожа Парусов, ты говорила, что мы поплывем в Майен, а затем на восток, в Шару. Я покупал товары, имея в виду именно это место — Шару, а не Тарабон. Все, чем набиты мои трюмы, не имеет в Танчико никакой цены. Могу я поинтересоваться, отчего моя торговля должна пойти прахом, а «Танцующий» — потерять верную прибыль?

Койн помедлила, но когда заговорила, голос ее звучал сурово:

— Муж мой, я Госпожа Парусов, и «Танцующий» поплывет, куда и когда я скажу. Полагаю, этого достаточно.

88
{"b":"8202","o":1}