ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Похоже, воспоминания настроили Джорин на грустный лад, и Илэйн решила ее отвлечь:

— Джорин, а почему вы, Ата'ан Миэйр, называете суда мужскими именами, тогда как почти все прочие народы — женскими, например, «Танцующий», а не «Танцующая»? Может, это и не имеет особого значения, но все же интересно, почему.

Ищущая Ветер улыбнулась:

— Если спросить об этом мужчину, он наверняка будет говорить о могуществе, силе, величии — будто именно этим корабль подобен мужчине. И это верно. Однако суть в том, что корабль — это живое существо с сердцем мужчины. — Джорин погладила перила борта, как будто «Танцующий» и впрямь мог ощутить ее ласку. — Обращайся с ним хорошо, заботься о нем, и он будет сражаться за тебя в жесточайшую бурю, даже после того, как море нанесет ему смертельный удар. Но попробуй пренебречь этим, забросить его, и он утопит тебя посреди спокойного моря под безоблачным небом.

Илэйн хотелось думать, что Ранд не такой переменчивый. Но с другой стороны, почему же он то дает понять, будто рад от меня отделаться, то посылает следом за мной Сандара?

Усилием воли Илэйн заставила себя не думать о нем. Сейчас это бесполезно: он далеко и изменить ничего нельзя.

Девушка обернулась и бросила взгляд на нос — Тома там уже не было. Она была уверена, что нащупала ключ к его загадке и чуть было не разгадала ее, но как раз в этот момент отвлеклась, почувствовав, что Джорин направляет Силу. Разгадка была как-то связана с его улыбкой. Ну ладно, она все равно докопается до правды, прежде чем они прибудут в Танчико. Том никуда не денется — он и завтра будет на судне.

— Джорин, а долго ли плыть до Танчико? Мне говорили, что ваши суда самые быстрые в мире, но сколько это займет времени?

— Дабы послужить Корамуру, мы не станем заходить по пути ни в один порт. Так что на все потребуется дней десять, если я сумею хорошо свить ветры и по милости Света отыскать нужные течения. А если Свет будет благосклонен к нам, то и меньше — дней семь-восемь.

— Десять дней! — ахнула Илэйн, не веря своим ушам. — Быть того не может. — Если верить карте, Танчико от Тира отделяло огромное расстояние.

Ищущая горделиво улыбнулась:

— Вы сами говорили, что наши суда — самые быстроходные. Лучшим после них понадобилось бы вдвое больше времени, ну а каботажникам, которые причаливают к суше каждую ночь, — она пренебрежительно усмехнулась, — в десять раз.

— Джорин, — попросила Илэйн, — а не могли бы вы научить меня тому, что делаете?

Ищущая Ветер удивленно уставилась на девушку:

— Научить вас? Но ведь вы Айз Седай.

— Джорин, я никогда в жизни не свивала поток и вполовину такой толстый, как ваш, и никогда не посылала его так далеко. Вы поразили меня, Джорин.

Некоторое время Ищущая Ветер молча смотрела на девушку, словно стараясь запечатлеть ее черты в своей памяти. Потом она поцеловала пальцы своей правой руки и приложила их к губам Илэйн.

— Мы станем учиться вместе, если то будет угодно Свету.

Глава 21. В СЕРДЦЕ ТВЕРДЫНИ

Огромный сводчатый зал с гигантскими колоннами десяти футов в поперечнике, вздымавшимися выше подвешенных на золотых цепях светильников, заполняли представители тирской знати. Благородные Лорды выстроились тесным кругом в центре, под большим куполом, а за их спинами толпились дворяне рангом пониже. Последние ряды терялись среди колонн. На всех были роскошные наряды из шелка и бархата, кружева, брыжи и островерхие шляпы. Собравшиеся озабоченно переговаривались, беспокойный рокот заполнял пространство, эхом отражаясь от высокого потолка. До сих пор в этом зале, именовавшемся Сердцем Твердыни, бывали только Благородные Лорды, да и те лишь четыре раза в год, как того требовал закон и предписывал обычай. Сейчас все принадлежавшие к благородному сословию Тира, кроме находившихся в отдаленных сельских имениях, явились сюда по зову своего нового господина, который устанавливал законы и ниспровергал обычаи.

При виде Айз Седай плотная толпа расступилась, давая Морейн и Эгвейн дорогу. Морейн была раздражена отсутствием Лана — на него это не похоже, а она привыкла к тому, что Страж неотступно следует за ней, будто она и шагу не может ступить без охраны. Если бы не их узы, позволявшие Айз Седай чувствовать, что Страж находится неподалеку, она начала бы тревожиться. Лан старался разорвать путы, накинутые на него Найнив, едва ли не столь же отчаянно, как сражался с троллоками в Запустении, но, несмотря на это, молодая женщина привязала его к себе не менее сильно, чем сама Морейн, хотя и совсем другим способом. Пытаться разорвать эти узы было все равно что рвать голыми руками стальные цепи. Разумеется, Морейн не ревновала, но Лан был ее неизменным спутником, ее мечом и щитом, и она не могла так легко от него отказаться. Он достанется Найнив, когда я умру, но никак не раньше. Но где же он в конце концов? Чем он занят?

Некая леди, по имени Лита, с лошадиной физиономией, вся в кружевах и брыжах, нарочито поспешно подобрала в строну подол своего красного платья. Морейн бросила на нее взгляд. Всего один взгляд — Айз Седай даже не замедлила шага, — но этого оказалось достаточно, чтобы дама содрогнулась и опустила глаза. Морейн одобрительно кивнула — сама себе. То, что эти люди не выносят Айз Седай — их дело, но терпеть откровенную грубость и едва прикрытое пренебрежение она не собиралась. Видя замешательство Литы, остальные расступились пошире.

— Значит, он ничего не говорил о своих намерениях? — тихонько спросила Морейн. В зале стоял такой шум, что эти слова нельзя было расслышать и в трех шагах, а тирская знать держалась от них примерно на таком расстоянии. Морейн не любила, чтобы ее подслушивали.

— Ничего, — ответила Эгвейн так же тихо. Правда, она не сумела скрыть досаду, которую испытывала и Морейн.

— Но ведь ходили слухи.

— Слухи? Какие слухи?

Морейн знала, что Эгвейн не так хорошо владеет лицом и голосом, чтобы обмануть ее. Ясно, что девушка ничего не слышала о событиях в Двуречье. Ранд ничего ей не сказал — видимо, побоялся, что она бросится туда сломя голову.

— Ты могла бы вызвать его на доверительный разговор, — промолвила Айз Седай. — Ему ведь нужно кому-то выговориться, а тебе он верит.

Эгвейн покосилась на Морейн: смекнула, что та неспроста затеяла этот разговор, но с другой стороны, вынуждена была признать, что Айз Седай права — Ранду необходим кто-то, кто мог бы его выслушать и тем облегчить его бремя.

— Он никому не доверяет, Морейн. Скрывает свою боль, надеется, что справится с ней сам. Мул безмозглый! — Глаза Эгвейн загорелись гневом.

На какой-то миг Морейн прониклась сочувствием к девушке. Вряд ли Эгвейн приятно было смотреть, как Ранд разгуливает по Твердыне, взявшись за руки с Илэйн и целуется с ней по углам, очевидно, полагая, что их никто не видит. А ведь Эгвейн знает далеко не все. Однако Морейн тут же отбросила сочувствие. В конце концов, у Эгвейн столько важных дел, что она просто не может позволить себе переживать попусту — она ведь сама отказалась от этого молодца.

К тому же Илэйн, так же как и Найнив, сейчас, наверное, уже на корабле. Возможно, с их помощью ей со временем удастся выяснить, верны ли некоторые подозрения относительно Ищущих Ветер. Правда, это не самое главное. Ну а если договориться о путешествии не удалось, девушкам придется купить корабль и нанять команду, но золота у них достаточно — останется и на взятки тарабонским чиновникам. В Танчико без этого не обойтись. Вот тут и пригодится Том Меррилин. Морейн уже сообщили, что комната менестреля опустела, а сам он, бормоча себе под нос что-то о Танчико, ушел из Твердыни.

Самой Морейн более правдоподобным представлялся рассказ Черных Айя об их замысле использовать Мазрима Таима, но Амерлин извещена об этом и, надо думать, примет меры. Ну а девицы пусть проверяют менее достоверные сведения о таинственной угрозе, исходящей из Танчико. Все к лучшему — они и от Ранда будут подальше, и у нее под ногами не станут путаться. Жаль только, что не удалось спровадить с ними и Эгвейн. Конечно, лучше всего было бы всем трем оставаться в Тар Валоне, но на худой конец сойдет и Танчико.

94
{"b":"8202","o":1}