ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Помочь нужно каждому, кто ранен, – проговорила Морейн, взглянув на Мин. – Только после всех трудов можно будет отдыхать. – И, отойдя от Лана, она внимательно осмотрела рану Перрина и провела холодной рукой по кровоточащему его плечу, затем вдоль ранения в его спине. От прикосновений Морейн кожа Перрина ощутила легкое покалывание. – Ничего страшного, – постановила целительница. – Рана в плече глубока, но у нее ровные края. Ну-ка, возьми себя в руки, герой! Так уж больно тебе не будет, но все же...

Никогда не лгал себе Перрин, будто стоять рядом с человеком, имеющим доступ к Единой Силе, легко и приятно, притом воин знал: когда воздействуют Силой на твое тело, выдерживать ее мощь вдвое, втрое трудней, чем биться не на жизнь, а на смерть. Однако уже пару-тройку раз ощущал он на себе действие Силы и вроде бы представлял себе, каково бывает, когда направляют ее на тебя. Но опыт Перрина ограничивался лишь теми случаями, когда Морейн всего лишь снимала с бойца усталость, уводя боль из натруженных мускулов. Сегодня Морейн творила над ним иное дело.

Взглянув ей в лицо, Перрин мгновенно осознал, что Айз Седай смотрит в его тайную сердцевину, зрит его тело насквозь. Пытаясь вздохнуть, он в полубеспамятстве едва не выпустил из рук секиру. Он ощущал и почти видел наяву, как сдергивается с его спины кожа, как вздергиваются, сшиваются израненные мышцы. Воин не сознавал, чья невидимая рука поводит вперед и в сторону его бугристое плечо, глаза его застилал туман. До мозга костей и еще глубже прошиб богатыря мороз. Перрин словно бы летел куда-то, падал, барахтался; не зная, что и как подхватывает его и возносит, он чувствовал себя вне времени и пространства. Прошла целая вечность, прежде чем мир перед ним вновь стал явным. Едва удержавшись на ногах, Морейн с помощью Лана отошла от Перрина.

Изумленный случившимся с ним перерождением, Перрин заметил: рана в плече его затянулась, кожа стала белой, прочь убегала боль. Не утратив предусмотрительности, он не делал лишних движений, но за пролетевшие секунды боль в спине тоже успела его покинуть. Ноги воина стояли на земле так крепко, словно не бывали ранены ни разу. И ликовал, урча, его голодный живот.

– Ступай, поешь как следует, – приказала Исцеленному Морейн. – Я заставила всю твою силу поработать до устали. Тебе надо восстановиться.

Голод уже разворачивал перед мысленным взором Перрина роскошные облики яств. Сочился кровью бифштекс, ждала его пряная оленина и нежное седло козы... Ему с большим трудом удалось победить мечтания желудка о мясе. Не лучше ли накопать под кустами съедобных корней да поджарить их, по запаху они ничуть не хуже репы? Но живот его снова заворчал, теперь уже в знак протеста.

– На тебе даже шрамов не осталось, кузнец! – услышал Перрин голос Лана.

– Израненные волки сами отступили в лес, – проговорила Морейн, поглаживая свою поясницу и потягиваясь. – Но оставшихся на поле зверей я постаралась подлечить. – Она не обратила внимания на пронзающий взгляд Перрина, будто разговор шел о делах обыденных. – Не знаю, какие резоны заставили их явиться сюда, – продолжала она. – Знаю одно: они спасли всех нас от гибели.

Перрин молча повел плечами, опустил голову. Леди Айз Седай тронула ссадину на щеке Мин, но молодая женщина сделала шаг назад, промолвив:

– Рана у меня пустяковая, а вы уже устали, Морейн. Вот видели бы вы, какие ссадины бывали, когда я просто падала!

Улыбаясь, Морейн опустила руку. Лан поддержал владычицу под локоть.

– Ну, ладно, – она улыбнулась. – А ты-то как, Ранд? Не ранен ли? Легкая царапина, нанесенная мечом Мурддраала, может лишить человека жизни, да и у многих троллоков сабли того же рода.

Перрин заметил кое-что важное.

– Ранд, у тебя куртка вся в крови! – сказал он.

Из-под куртки Ранд выпростал правую руку, сплошь залитую кровью.

– Нет, не Мурддраал поработал, – отвечал он, разглядывая свою раненую руку с отсутствующим видом. – И не троллок, конечно. Просто открылась старая рана, я получил ее в Фалме.

Присвистнув от удивления, Морейн отошла от Лана и опустилась на колено подле Ранда. Откинув полу его куртки, она изучала рану. Перрин видел не ранение Ранда, а затылок склонившейся Морейн, но гуще становился запах крови. Морейн разводила руками, и на лице Ранда отражалась боль. Усмехнувшись, он молвил:

– «Кровь Дракона Возрожденного на скалах Шайол Гул освободит человечество от Тени!» Не так ли звучит то, что повторяется в пророчествах о возвращении Дракона?

– Кто тебе сказал это? – требовательно спросила юношу Морейн.

– Вам остается всего лишь доставить меня к Шайол Гул, – пробормотал Ранд, и голос его звучал полусонно, – а помочь могут Путевые Врата или Портальный Камень. И тогда со всем этим будет покончено. Не будет больше смертей. Не будет больше снов. Больше не будет...

– Будь дело настолько просто, – угрюмо промолвила Морейн, – я бы давно так и сделала, как-нибудь да сделала бы, но не все в «Кариатонском Цикле» следует воспринимать буквально. На одно, о чем говорится впрямую, приходится десять фраз, истолковать которые можно по-разному, любое из сотни объяснений выбирай. Но какой смысл в эти фразы вложен?.. И не думай, будто что-то знаешь из того, что должно случиться, пусть кто-то и пересказал тебе Пророчества целиком. – Морейн вздохнула, набираясь сил. Ангриал она сжала покрепче, а правой рукой стала оглаживать тело Ранда спокойно, словно оно и не было залито кровью. – Потерпи!

Ранд распахнул глаза, точно желая от ужаса поглотить ими весь мир. Его била дрожь. Перрин знал, что сейчас Ранд уверен: кошмару, овладевшему всем его телом, не будет предела. Так ощущал свою муку и Перрин, когда его исцеляла Морейн. Лишь изредка целительница давала Ранду отдых, позволяя ему прислониться спиной к дубу.

– Я совершила... Я сумела все, что в моих силах, – промолвила царица поселка, едва шевеля губами. – Все, что могла. Но будь осторожен, не расслабляйся. Рана может раскрыться вновь, если ты...

Голос ее умолк, Морейн повалилась на землю.

Ранд пытался ее удержать на ногах, но в мгновение ока к хозяйке своей метнулся Лан, сумел поднять ее, усадить. И вдруг на лице его засветилось неясное новое чувство. Нежность? Нежность у Лана – к Морейн? Вот уж каких чудес не ожидал Перрин!

– Все силы свои отдала раненым, – проговорил Страж. – Она помогла каждому из нас, но кто в силах помочь ей? Отнесу ее в дом, пусть поспит хоть немного...

– Ранд есть, он поможет ей, – молвила Мин. Но Страж покачал головой:

– Лучше и не пытайся, пастух. Твоих знаний довольно, только чтобы убить Морейн. Оказать ей помощь – работенка более заковыристая!

– Это правда, – сказал Ранд с горечью. – Здесь мне доверять нельзя. Всех рядом с собой поразил Льюс Тэрин Убийца Родичей. Быть может, и я натворю таких же бед, как он!

– Не раскисай, пастух! – приказал ему Лан. – Твои крепкие плечи – опора всему миру! Помни: ты – мужчина. Исполняй свой долг – вот и все!

Ранд обратил на Стража пронзительный взор, но в тот же миг злоба его испарилась, как это ни странно.

– Сделаю все, что смогу. Постараюсь сделать! – пообещал он. – Некому это сделать, кроме меня. Да, я буду биться, но мне не по душе то, кем я стал. – Глаза у него закрылись, Ранд словно уснул. – Да, я буду сражаться! Но сны...

Внимательно всматриваясь в лицо Ранда, Лан кивнул. Затем скользнул взором по лицу забывшейся Морейн, повернулся к Перрину и Мин:

– Уложите его, чтоб отдохнул. Да и сами поспите. Нам еще нужно подумать о будущем. Что ждет нас? Свет только знает...

Глава 6

ОХОТА НАЧИНАЕТСЯ

Перрин не ожидал, что уснет как убитый. Сон прилетел, видимо, на зов его желудка, битком набитого тушеным мясом, ибо аскетичное стремление бойца насытиться съедобными корнями было прервано запахом ужина, одурманившим голодного, а наевшись мяса, он был сражен усталостью, доведшей его до звона в ушах. Он заснул крепко и снов не запомнил.

23
{"b":"8203","o":1}