ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но как ты надеешься не допустить сего? – после длительного молчания послышался из-за стены голосок Илэйн. – Ладно, может, ты и не слабее любой из них, но ни одна из нас не знает достаточно для того, чтобы помешать Айз Седай отрезать нас от Источника, а Айз Седай тут – не сосчитать!

– Но я нашла бы способ удрать! – заявила Эгвейн, немного подумав. – И на этот раз удрать по-настоящему!

– Они устроят за нами погоню, Эгвейн. Целую свору ищеек пустят нам вслед. Раз ты проявила свои способности, Айз Седай ни за что тебя не отпустят – до той минуты, в которую мы станем достаточно мудры, чтобы по крайней мере не лишить себя жизни из-за необразованности.

– Я давно перестала быть юной деревенской простушкой. – Эгвейн усмехнулась. – Кое-что повидала на своем веку. Захочу – и сумею увернуться от рук Айз Седай, вот увидишь! – Она старалась успокоить не только Илэйн, но и себя тоже. А вдруг мои знания еще слишком слабы? Может, я еще мало знаю о мире и еще меньше о Силе? Ведь тогда убить меня сможет даже неловкое прикосновение к ней! Но размышлять об этом ее сознание отказалось. Мне следует узнать еще очень многое, но все же я не позволю им пресечь мне путь!

– Матушка моя могла бы нас защитить, – проговорила Илэйн, – ежели сказанное тем Белоплащником – правда. Никогда бы я не подумала, что когда-нибудь буду питать надежду на подобную правду! Но если Белоплащник солгал, то мать, вернее всего, закует нас обеих в цепи и отошлет обратно. Тогда научишь меня житью-бытью деревенского жителя?

Эгвейн так и вонзилась взглядом в стену.

– Ты не покинешь меня? Если все случится так, как я думаю...

И вновь воцарилось длительное молчание, затем послышался тихий шепоток:

– Не хочу я быть усмиренной, пойми, Эгвейн! И не дамся им! Не поддамся ни на какую удочку!

Дверь распахнулась так широко, что стукнулась об стену, и Эгвейн отпрянула от слухового отверстия, испуганная. Она услышала, как грохнула дверь и по ту сторону стены. Через миг в ее комнату вошла улыбающаяся Фаолайн, с порога воззревшаяся на крошечную дырочку под кроватью. Большинство из келий, где проживали послушницы, соединялись между собой подобными отверстиями, и о них ведала любая женщина, когда-либо прошедшая курс начального обучения.

– Со своей подруженькой шепчешься, да? – с удивительной теплотой в голосе поинтересовалась Принятая в кудряшках. – Да, я все понимаю, ожидать в полном одиночестве, как решится твоя судьба, довольно несладко. Славненько поболтали, надеюсь?

Эгвейн хотела ответить ей, но спешно замкнула свой рот. Шириам предупреждала ее, отвечать следует на вопросы Айз Седай. А не на чьи-то там. Эгвейн равнодушно взирала на Принятую и ожидала развития событий.

Подобно тому, как с крыши весной стекает дождевая вода, с лица Фаолайн слетело фальшивое сочувствие к Эгвейн.

– Встать с кровати! Амерлин не станет ожидать тебя! Тебе повезло еще, скажи спасибо, я не слышала вашей болтовни. Живей!

По традиции послушницам полагалось исполнять указания Принятых столь быстро, будто те были уже настоящими Айз Седай, однако Эгвейн поднималась с койки неторопливо и оправляла свое платье, не экономя времени, но как можно медленнее. Она сделала перед Фаолайн бесстрастный реверанс и улыбнулась едва заметно. По физиономии Фаолайн блуждали столь сочные ругательства, что улыбочка Эгвейн росла и расширялась до тех пор, пока она не напомнила себе о необходимости сдерживаться, дабы не доводить Принятую до крайности. Выпрямив с достоинством свой стан и делая вид, будто у нее вовсе не дрожат коленки, Эгвейн последовала за Фаолайн в коридор.

Илэйн уже дожидалась ее у двери, явно стараясь иметь вид отчаянно отважной героини, ее стерегла Принятая со щечками, точно яблочки. Каким-то образом Илэйн удалось создавать у окружающих впечатление, будто Принятая на самом деле является ее горничной, отвечающей за чистоту перчаток строгой госпожи. Эгвейн надеялась, что и у нее получается почти столь же блестящий фарс.

В отделении для послушниц галереи с перилами поднимались ярус за ярусом вверх, в виде пустотелой колонны, и столь же торжественно ниспадали, ведя ко двору послушниц. Никаких посторонних женщин Эгвейн в поле своего зрения не замечала. Но даже если бы свое место в отделении занимала сейчас каждая из послушниц, занятой оказалась бы всего четвертая часть всех комнат. Четыре молодые женщины в полной тишине проходили по пустынным галереям и спускались вниз по спиральным пандусам. Однако никто не вынес бы вдруг прозвучавших здесь голосов, которые лишь подчеркнули бы неизмеримость окружающей пустоты.

Никогда прежде Эгвейн не бывала в той части Башни, где располагались помещения, занимаемые Амерлин. Коридоры здесь были достаточно широки, чтобы по ним мог проехать фургон, не задевая стен своим кузовом, но вверх они простирались намного свободнее, чем в ширину. По стенам висели ярко вытканные гобелены, представляющие дюжину разных стилей – от примитивных, с изображением растений и сцен охоты, до повествующих о героических свершениях и несущих усложненные орнаменты, а некоторые из них ввиду своей древности выглядели так, будто готовы рассыпаться в прах от первого же прикосновения к ним. Туфли женщин громко цокали по ромбовидным плиткам пола, раскраской повторяющих цвета всех семи Айя.

Теперь неутомимым путникам уже стали встречаться женщины – Айз Седай, проплывающие там и тут своей величавой походкой, не имея ни времени, ни желания обращать внимание на проходящих мимо них Принятых или новичков. Повстречались им также пять или шесть Принятых, с важностью проходивших скорым шагом, спеша исполнить задание начальства или на занятия; пробежали мимо Эгвейн и Илэйн несколько молодых служанок, несущих куда-то уставленные яствами подносы, или пушистые швабры, или стопки простыней да полотенец, пробежали несколько учениц, спешивших исполнить свой долг еще ревностнее, чем служанки.

Затем к идущим присоединились Найнив и сопровождающая ее Принятая с высокой шеей, Теодрин. Никто ни словом друг с другом не обменялся. Найнив оказалась теперь облачена в платье Принятой, белое, с семью цветными полосками на подоле, но пояс и сумка у нее оставались собственные. Она одобряюще улыбнулась Эгвейн и Илэйн и крепко их обняла. Эгвейн сразу же стало легче дышать: еще одно лицо благожелательного к ней человека, друга, и она тоже обняла Найнив, замечая при этом, как ведет себя ее подруга, точно утешающая детей наставница. Все, однако, продолжали поспешно одолевать пространство, а Найнив уже по старой привычке то и дело подергивала себя за косу.

В часть Башни, где была резиденция Амерлин, мужчины попадали чрезвычайно редко, и Эгвейн заметила лишь двоих: то были Стражи, идущие рядом рука об руку, разговаривая между собой, у одного из них на поясе висел меч, а у другого оружие было спрятано за спину. Страж помладше был невысок и строен, даже тонок, а старший почти столь же широкоплеч, как и высок, тем не менее оба они двигались с кошачьей грацией. Больно стало бы любому, кто задержал свой взгляд на плащах Стражей, переливающихся узорами разных тонов, к тому же казалось иногда, будто края их плащей исчезают в камне стен. Эгвейн видела, как Найнив пыталась смотреть на них, не отрываясь, и качала головой. Ей нужно что-то решить с Ланом. Если после сегодняшних событий кто-то из нас еще сохранит способность хоть что-то делать.

Приемная комната перед кабинетом Престола Амерлин для любого дворца была бы достаточно великолепна, хотя и непритязательно выглядели расставленные здесь стулья для ожидающих приема, но Эгвейн во все глаза уставилась на Лиане Седай и ничего иного не замечала. Хранительница носила узкий палантин, свидетельствующий о ее высоком посту, палантин был голубого цвета, дабы все знали: прежде она принадлежала к Голубой Айя. Лицо Лиане казалось вырезанным из твердого коричневатого камня. Больше в приемной никого не было.

– Они доставляли вам беспокойство? – Четкий выговор Хранительницы ни малейшим намеком не выдавал ни гнева ее, ни сочувствия.

48
{"b":"8203","o":1}