ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец вечер подошел к концу. Данте взял такси, чтобы отвезти Зою домой. Саския и Люк тоже поехали на такси. Всю дорогу они молчали, и Саския чувствовала, что больше не в силах это выносить. Дома, войдя в коридор, она остановилась в нерешительности. Что же дальше?

— Может быть, — очень тихо сказал Люк, — мы сначала поговорим, а потом ты пойдешь спать?

Ты пойдешь, а не мы, с грустью подумала Саския, хотя сейчас ей хотелось одной лечь в свою кровать, но и та принадлежала Люку.

Да, конечно.

Люк присел на стол в кабинете и начал нервно покачивать ногой.

Вначале мне хотелось кое-что тебе сказать. Саския молча ждала продолжения.

— Понимаешь, в душе я достаточно старомоден, — начал он. — И всегда думал, что придет время, и я сам первым сделаю тебе предложение. С кем ты поговорила, чтобы эта статья появилась в газете? С Джоэлом, не отходившим от тебя ни на шаг на вечеринке у Тома?

— Ты думаешь, это моя вина? — спросила Саския и холодно взглянула на Люка. — Зачем же мне все это понадобилось?

Возможно, чтобы заставить меня поскорее на тебе жениться.

Что?! Заставить тебя на мне жениться? — воскликнула она, и в ее глазах вспыхнул гневный огонь. — Ты имеешь в виду — подтолкнуть тебя к алтарю? — Саския вскочила. — Ну, спасибо тебе! — И, резко повернувшись, пошла к двери, но Люк опередил ее, схватил за руку и развернул к себе лицом.

— А кто же еще это мог сделать?

— Спроси у того, кто снял нас, — сказала она сквозь зубы. — А теперь отпусти меня, ты делаешь мне больно.

Люк отпустил ее руку, но все еще загораживал дверь, не давая Саскии выйти из комнаты.

— Ты наверняка знаешь, как это произошло. Кто еще в курсе того, что мы с тобой живем в одном доме, да и кого вообще это может интересовать?

Она пристально на него посмотрела, потом пожала плечами и вернулась на свое место.

— Хорошо, я тебе объясню, в чем здесь дело.

Глава ДВЕНАДЦАТАЯ

— Значит, это твоих рук дело? — спросил побледневший Люк в надежде, что Саския все-таки ни при чем. — Неужели ты не могла подождать, пока я сам не сделаю тебе предложение? Заставить меня жениться не может никто, даже ты. — Он на мгновение прикрыл глаза. — Особенно ты.

Саския гордо подняла голову.

— Я и не собиралась заставлять тебя жениться! Я, наоборот, пыталась замять разгорающийся скандал. Вчера вечером Фрэнсис встретил меня у банка и сказал, что отослал своему другу-журналисту сообщение о нашем с тобой романе и в газете, уже писавшей о тебе, должно появиться продолжение — грязная статья о молодом торговце вином, вступившем в любовную связь со своей сестрой. Фрэнсис сказал, что в это легко поверят, поскольку вместе со статьей будет фотография, подчеркивающая наше с тобой сходство. Но я даже и подумать не могла, что они напечатают снимок, сделанный совсем недавно.

— Многие фотографы и журналисты часто ходят в этот паб. — Люк отошел от двери. — Саския, но они не имели права публиковать эту клевету!

— Вчера я все высказала Фрэнсису, — ответила она. — А он уверил меня, что, если они уберут из статьи все грязные словечки, она войдет в вечерний выпуск газеты, и заявил, что люди поверят этому, добавив, что сплетни здорово отравляют жизнь. И мне пришлось сочинить про нашу помолвку, чтобы расстроить его план. — Она саркастически улыбнулась Люку. — Мне даже и в голову не пришло, что эта информация может заинтересовать не только Фрэнсиса. Честно говоря, в первую очередь я подумала о наших родителях. Поверь: я не могла не рискнуть. Люк растерянно смотрел на нее.

— Пожалуйста, прости меня, вымолвил он. — Я же не знал всего этого…

— Я собиралась рассказать обо всем еще вчера, как только пришла, но уснула. — Она пожала плечами. — Фрэнсис был бы очень счастлив, если бы узнал, чем все закончилось.

— Что ты имеешь в виду?

— То, что он здорово отомстил тебе за синяк.

— Ему просто повезло, что я его не покалечил, — мрачно ответил Люк.

— По-моему, нам всем повезло, — спокойно сказала она. — Иначе кто знает, что он устроил бы из всего этого? Ладно, Люк, спокойной ночи.

Он стоял на том же месте, не давая ей пройти.

Куда это ты собралась?

— Спать, куда же еще? — Она в упор посмотрела на него. Подожди, я еще не извинился, — начал он и протянул к ней руку, но она оттолкнула ее.

— Можешь не затруднять себя. Люк, дай мне пройти, я очень устала.

— Надеюсь, ты оставила свою дурацкую работу, — резко сказал он.

Да, я сожгла за собой мосты. — Она выдавила из себя улыбку. — Мой босс был крайне недоволен. Потому что он вряд ли найдет человека, который сумеет с ним ладить, как я.

— Понятно. — Люк потер глаза и отошел в сторону. — Ладно, не буду тебя больше задерживать. Обсудим все завтра вечером, когда немного успокоимся. Нам обоим нужно прийти в себя.

— Может быть.

Люк обнял ее за плечи и наклонился, чтобы поцеловать, но Саския отвернулась, и ему пришлось ее отпустить.

Я просто хотел поцеловать тебя и пожелать спокойной ночи и совсем не собирался приглашать тебя в свою постель.

Она безразлично кивнула.

— Да, понимаю. Странно, но сейчас мне не очень хочется с тобой разговаривать. У меня нет желания снова возвращаться к этой теме. Я прошу тебя лишь об одном — никогда не думай обо мне так! Мысль о том, чтобы женить тебя на себе, мне даже и в голову не приходила. Я вообще по-другому воспринимала наши отношения.

— Однако как быстро ты ко мне охладела! Ты что, уже забыла те ночи, которые мы провели вместе? — Глаза его гневно сверкали.

Конечно, нет. Сам знаешь, что ты очень умелый любовник, — тихо сказала она. — Но я никогда не думала о наших отношениях как о чем-то постоянном. Да и тебе, Люк, лучше не обманывать меня и признать, что ты думал точно так же. Твоя реакция на эту злополучную статью доказала это. — Она устало потерла виски. — В любом случае не стоит сто раз обсуждать одно и то же. Я хотела как лучше, и не моя вина, что вышло все не так. Но все равно: прости меня, — прошептала она. — Спокойной ночи.

В шесть утра Саския поняла, что ей уже не удастся уснуть, и она встала, оделась и, не включая свет, прокралась на кухню, держа в руках чемодан, который собрала накануне. Потом вышла на улицу и направилась к метро. В банке никто не заметил, что она пришла раньше обычного, потому что в торговом отделе работа уже шла полным ходом. Саския оставила чемодан в гардеробе и позвонила своей квартирантке, чтобы та разрешила провести ей несколько дней в своей квартире с условием, что она будет спать в гостиной на диване. Кэрол согласилась, выразив искреннее удивление, что Саския не живет в роскошном доме с Фрэнсисом Лофордом. Не успела она повесить трубку, как к ней подошел Чарльз Харрисон, размахивая вчерашней газетой.

— Не знал, что ты выходишь замуж, — раздраженно бросил он.

— Мистер Харрисон, я не собираюсь замуж. Это ошибка.

Вечером, войдя в квартиру в Чизвике, Саския нашла записку, в которой Кэрол сообщала ей, что приглашена на вечеринку, и ночевать не придет.

Саския позвонила матери узнать, как дела у Сэма и близнецов, и невзначай сказала, что уехала от Люка.

— Мне вообще не следовало переезжать к нему.

— Почему? — расстроилась Марина.

— Мам, причины все те же. Мы с ним оба ничуть не изменились и продолжаем все так же не понимать друг друга.

А мне казалось, что у вас с ним отношения наладились. Вы так мило общались, когда последний раз приезжали в Оксфорд.

Это продолжалось недолго. Но ты не переживай! — Она замолчала. — Да, если Люк спросит, где я, скажи ему, что я нашла, где жить, но у меня пока нет телефона.

А что, адреса у тебя тоже нет? — ехидно спросила Марина.

— Послушай, мам, мы поссорились. Ничего страшного, но мне пока не хочется с ним общаться.

— Что же, мне говорить ему неправду?

— Да нет. Просто скажи, что сейчас у меня нет желания с ним разговаривать.

— Знаешь, доченька, я предпочитаю, чтобы ты сама ему об этом сказала. — Марина печально вздохнула. — Ну ладно, я сделаю так, как ты просишь. Но знай, мне это совсем не нравится.

27
{"b":"8205","o":1}