ЛитМир - Электронная Библиотека

Мне это тоже не нравится, думала Саския, вытаскивая из чемодана вещи, в которых собиралась завтра на работу.

Марина позвонила ей через полчаса.

— Звонил Люк, — сказала она расстроенным голосом. — Он вчера поздно пришел домой и только сейчас обнаружил, что ты забрала все свои вещи и уехала.

— И что он сказал?

— Почти ничего. Но мне показалось, что он очень переживает.

— Он спросил мой номер телефона?

— Да. Но я сказала ему, что ты запретила его давать. Поверь, мне все это очень неприятно.

— Конечно, мам. Ведь ты же обожаешь Люка.

— Верно. Не так, как тебя, но он мне симпатичен, — с достоинством ответила Марина. — А теперь иди и постарайся заснуть. И, пожалуйста, приезжай на выходные.

Это было похоже скорее на приказание, а не на просьбу, поэтому Саския не смогла отказаться, да, в общем-то, ей и не хотелось оставаться одной.

Совсем недавно эта квартира была ее домом, теперь же она чувствовала себя здесь по-другому, и все из-за Люка. Сейчас она уже начинала жалеть о том, что так поспешно и опрометчиво сбежала. Но он так воспринял эту статью! Саския почувствовала, что к ней с новой силой возвращаются гнев и раздражение. Ей лишь хотелось оградить Люка от неприятностей и не причинить вреда его карьере. Он же подумал, что она подталкивает его к алтарю. Обычное мужское заключение. С таким началом это не было бы уже союзом двух любящих людей.

Следующий день был для нее очень трудным. После двух бессонных ночей Саския с трудом справлялась с работой и к вечеру уже не могла смотреть ни на цифры отчетов, ни на экран компьютера. Единственным ее желанием было принять горячую ванну и пораньше лечь спать.

Когда наконец она вышла из банка и направилась к метро, кто-то внезапно взял ее за руку. Обернувшись, она увидела Люка.

Саския, решительным тоном сказал он, — я хочу с тобой поговорить.

Она была так рада его видеть, что мгновенно забыла об обиде, но уже в следующую минуту вспомнила о своей гордости.

Я очень устала и хочу поскорее добраться до… — Она махнула рукой, а Люк мрачно усмехнулся.

Куда, Саския? Куда ты сбежала на этот раз? Ты можешь не беспокоиться, — добавил он, — я не собираюсь врываться в твой дом. Мне просто хочется быть уверенным, что ты в безопасности.

Они стояли посредине тротуара. Люди, спешившие домой, проходили мимо, толкали их, и разговаривать было невозможно.

Ладно, так и быть, давай поговорим, — не охотно сказала Саския. — Ты на машине?

Он кивнул.

— Я поставил ее за углом.

— Я несколько дней поживу в своей старой квартире в Чизвике, — сказала она и пошла за Люком. — Хорошо, что ты меня подвезешь, я устала.

Когда они сели в машину, он посмотрел на ее бледное лицо, казавшееся почти белым в свете уличных фонарей.

— Ничего себе «немного устала», — сказал Люк. — Саския, у тебя такой измученный вид…

Он больше не называет меня Сасси, с грустью подумала она.

Просто у меня сейчас много работы. Мой начальник очень раздражен с тех пор, как я подала заявление об уходе. Я должна доработать до конца календарного месяца, а потом могу быть свободна. Так что через две недели я уже выйду на новую работу, но мне потребуется пара дней, чтобы подыскать квартиру рядом с магазином Харперов.

— У тебя уже есть дом в этом районе! Ты можешь мне сказать, черт побери, почему ты ушла, ничего не объяснив?

— Ты сам прекрасно знаешь! — зло выпалила она. — У нас все пошло наперекосяк. Если бы я осталась, ты бы продолжал проверять каждое мое слово и подозревать меня. — Она недовольно хмыкнула. — Уж поверь мне, Люциус Армитаж, если бы я хотела тебя заполучить, то придумала бы что-нибудь получше, чем нелепая статья в грязной газетенке.

— И что бы ты сделала? — быстро спросил Люк.

— Не знаю, я об этом как-то не думала! — Она с раздражением на него посмотрела. — Сейчас замужество не входит в мои планы.

— Когда мы приедем к тебе, мне бы хотелось подняться на несколько минут. В машине невозможно разговаривать, — внезапно сказал он.

— Но там может быть Кэрол.

Тогда я вежливо пожелаю вам спокойной ночи и на сегодня оставлю тебя в покое.

Саския пожала плечами.

Ну хорошо, ловлю тебя на слове.

В квартире никого не было.

Ну что ж, тебе повезло, заходи, — быстро сказала Саския и включила свет.

Люк зашел внутрь, и его взгляд наткнулся на не распакованный чемодан, стоявший за диваном.

Садись, — вежливо предложила Саския и сняла плащ. Она показала ему рукой на кресло, а сама села на подлокотник дивана. — Так о чем ты хотел поговорить?

— На каких условиях ты вернешься в мой дом? — Он уставился на свои туфли и сидел, не поднимая глаз. — Признаюсь, я был не прав. Я погорячился и наговорил тебе много глупостей, которые заставили тебя уйти. Сейчас я здесь, чтобы извиниться и предложить тебе начать все сначала, но уже по-другому. Я даже могу брать с тебя арендную плату, если ты захочешь.

— Чтобы ты снова подозревал меня в том, что я хочу окрутить тебя? — презрительно спросила она. — Ни за что!

— Этого больше не случится! — Он пристально посмотрел на нее. — Ты мне ясно дала понять, что никогда не выйдешь за меня замуж. Думаю, я должен быть тебе благодарен за то, что ты занималась со мной любовью.

Она посмотрела на него и отбросила влажные волосы с уставшего и бледного лица.

— Ты хочешь услышать, что ты классный любовник?

— Нет, — зло ответил он. — Я думал, мы занимались любовью, а не просто сексом.

Услышав это, Саския покраснела, а потом, внезапно почувствовав тошноту, резко побледнела и опустилась на подушки дивана.

— Люк, я очень устала. Ты сказал все, что хотел. Я говорю тебе «нет». А теперь прошу тебя, пожалуйста, уйди. Я хочу успеть принять ванну, пока не пришла Кэрол.

— Я еще не все сказал, — резко произнес он и встал. В этой маленькой комнате он казался Саскии великаном. — У меня есть к тебе и другое предложение. — Он набрал в легкие побольше воздуха, его лицо было похоже на маску. — Мы могли бы пожениться.

— Что?! — Она взглянула на Люка с таким изумлением, что он еще больше побледнел. — А зачем? — спросила она, не веря тому, что только что услышала.

Он пожал плечами.

Просто я… хочу быть с тобой. И если это поможет тебя вернуть, я на тебе женюсь.

— Ты серьезно?

— А разве такими вещами шутят?

Их глаза встретились, но Саския отрицательно покачала головой и отвела взгляд в сторону.

Ты говоришь так, будто это самая последняя вещь, на которую ты бы решился. Поэтому, действительно, мне совсем не смешно, — проговорила она.

Не в силах больше это выносить, Люк схватил Саскию и крепко обнял ее. Она изо всех сил пыталась от него вырваться.

Сасси, я хочу тебя! Если тебе нужны доказательства, — процедил он сквозь зубы, — я дам тебе их с превеликим удовольствием. И, не слушая возражений, он закрыл ее рот поцелуем, одной рукой страстно обнимая ее, а другой расстегивая ее пиджак.

Саския пыталась вырваться из его объятий, но Люка теперь подогревала не только злость, но и запах, и близость ее тела. Отказ Саскии еще больше подхлестнул его. Он во что бы то ни стало, хотел добиться своей цели. Он уже подхватил Саскию на руки, но внезапно застыл на месте, увидев открывающуюся дверь. На пороге появилась молодая женщина.

— Ой, — пробормотала Кэрол Паркер. — Ради Бога, извините. Не обращайте на меня внимания. Я вам не помешаю. — Растерянно улыбаясь, она нырнула в спальню и закрыла за собой дверь.

Люк был бледным как полотно. Он опустил Саскию на пол, и дрожащими руками она начала застегивать свой пиджак.

— Еще раз прошу прощения, — сказал Люк и подошел к Саскии, чтобы помочь ей, но она отпрянула от него.

— Не прикасайся ко мне!

— Саския… — начал он.

— Люк, я тебя прошу, уйди, если ты действительно испытываешь ко мне хоть какие-то чувства! Я тебя очень прошу.

Последние слова она произнесла уже дрогнувшим голосом. Люк замер, постоял минуту и молча вышел.

28
{"b":"8205","o":1}