ЛитМир - Электронная Библиотека

— Люк, послушай, но ведь мы же не родственники.

— А кто мы, по-твоему?

Мы родственники не по крови.

— Это неважно. Когда речь идет о Лофорде, ты — моя сестра, и я имею право защитить тебя.

— Задета была лишь моя гордость. Но скоро я все забуду. Все равно, спасибо тебе за заботу. Это так мило.

Люк радостно улыбнулся.

— Впервые слышу это слово. До этого никто не называл меня милым.

— А Зоя?

— Это совсем не в ее стиле. Между прочим, если ты не в курсе, мы с ней уже давно расстались.

— Правда? А с кем же ты сейчас?

— Один. В последнее время у меня очень много работы, — Люк взял у Саскии поднос. — Я сам уберу со стола, если ты устала. Какой ты заботливый, — сказала она с легкой усмешкой и последовала за Люком на кухню.

— Холостякам в наше время приходится самим хлопотать по хозяйству.

— Мне что-то с трудом верится, что в твоем новом жилище нет доброй женщины, которая помогает тебе в домашних делах.

— Да, у меня есть домработница, которую я очень ценю. Это веселая, аккуратная и заботливая женщина, которая мне в бабушки годится. Я с восхищением рассматриваю фотографии ее семейства, а она в это время убирает у меня в доме. Она приходит два раза в неделю. Все остальное время я справляюсь сам, без чьей-либо помощи.

— И, конечно, успешно.

— Ну, разумеется!

Улыбаясь, Саския недоверчиво покачала головой, а потом неожиданно для себя самой зевнула.

— Извини.

— Не извиняйся. Может быть, сегодня ты будешь спать лучше, чем в последние дни.

— Я тоже искренне на это надеюсь. Спокойной ночи, Люк.

Спокойной ночи, сестренка. А я еще не много посижу на террасе.

Какой он внимательный, думала Саския, готовясь ко сну. Он специально не заходит в дом, пока она не ляжет спать, чтобы больше не столкнуться с ней нос к носу, как сегодня утром в ванной. При воспоминании об утренней встрече она покраснела. Удивительно, но Люк ни словом не обмолвился об этом, что было на него не похоже. Обычно, общаясь, они всячески старались уязвить друг друга. Возможно, он чувствовал себя неловко — так же как и Саския. Или он вежливо обходился с ней просто из жалости, что было ей особенно неприятно. Она терпеть не могла жалости к себе, исходила ли она от Люка или от кого-нибудь еще.

Тем не менее, Саския заметила: раньше они с Люком не понимали друг друга, но сейчас все было по-другому. Ей нравилось с ним общаться, и она даже подумала, что завтра, когда Люк уедет, ей будет его очень не хватать.

Глава ВТОРАЯ

На следующее утро Саския вышла в столовую и, к своему удивлению, увидела там Люка. Он сидел и пил кофе, явно не собираясь никуда уезжать.

— Доброе утро, — произнесла она сонным голосом.

— Доброе утро, Сасси. Хорошо спала? Она кивнула.

— Да. Бессонные ночи сделали свое дело. Люк вопросительно на нее посмотрел.

— Может быть, ты лучше спала, потому что не одна в доме?

Саския налила себе кофе и села.

Я совсем не боюсь ночевать одна, Люк. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Кстати, какие у тебя планы? Мое присутствие тебя стесняет?

Честно говоря, я собирался пробыть здесь несколько дней. Но раз ты живешь в доме… я не хочу тебе мешать и лучше перееду в отель.

Саския отпила немного кофе.

В этом нет никакой необходимости, — сказала она через несколько минут. — Я уверена, мы сможем провести здесь несколько дней вместе. Тем более ты каждый день собираешься уезжать по делам.

Я могу уезжать и по вечерам тоже, — сухо сказал он, — если ты так этого хочешь.

Да, и в этом плане у Люка не было проблем. Он принадлежал к той категории людей, у которых друзья находились везде.

— Мне абсолютно все равно, — — произнесла она притворно-равнодушным тоном. — — Хочешь есть? Только придется обойтись без яичницы с беконом. Могу разогреть парочку вчерашних булочек, Еще есть фрукты и йогурт. Вообще-то мне нужно сходить в магазин.

Если ты не против, я мог бы тебя подвезти, — предложил он.

Она отрицательно покачала головой.

Нет, спасибо. Я пойду по магазинам чуть позже.

Люк встал из-за стола.

Как хочешь. С твоего разрешения, я приму душ. Я собирался сделать это еще с утра, но боялся тебя разбудить.

— А я пока приготовлю завтрак.

— Не надо, Саския. Я перекушу по дороге.

Он вышел из комнаты, не оглядываясь. Она виновато посмотрела ему вслед. Я опять его обидела, подумала Саския. В последнее время они виделись очень редко, только когда приезжали в Оксфорд к Сэму и Марине. В такие дни они оба старались не ссориться. Люк никогда и не давал повода для ссор, честно призналась себе Саския. Обычно инициатором была она. Хотя с возрастом благодаря специальной диете и занятиям в тренажерном зале она сбросила лишний вес, тем не менее в компании Люка все еще продолжала чувствовать себя тем же гадким утенком, каким была раньше, и это выводило ее из себя и заставляло срывать свое раздражение на сводном брате.

Саския включила плиту, поставила на стол масло, фрукты и йогурт, сварила свежий кофе и вышла на террасу. Она хотела застать Люка, если он вдруг соберется уйти, не попрощавшись. Она услышала, как хлопнула дверь ванной. Спустя несколько минут он появился на террасе. На нем были облегающие джинсы и белая рубашка. В руках он держал легкий пиджак. Но с ним не было его чемодана, радостно отметила про себя Саския.

— Саския, я уезжаю, — быстро сказал он.

Если у тебя есть время, пожалуйста, останься и позавтракай, — сказала она. — По — моему, я опять что-то не то сказала. На самом деле я не хотела тебя обидеть.

Люк взглянул на нее, слегка прищурившись, потом неуверенно пожал плечами и повесил пиджак на один из плетеных стульев.

Ну, хорошо.

Они молча ели йогурт и персики. Потом Саския налила кофе и подошла к плите.

— Мир? — мягко спросила она, выкладывая подогретые булочки на стол.

— Не знаю. Все зависит от тебя.

Она искренне ему улыбнулась, как будто извиняясь за то, что обидела.

— Я сегодня в плохом настроении.

— Даже когда ты в хорошем настроении, ты не очень-то ласково со мной обходишься. — Он взял булочку и намазал ее маслом. — Но почему, Саския? Я часто задавал себе этот вопрос. Может быть, я тебя как-то невольно задеваю?

— Да нет, вовсе нет. Просто… — она пожала плечами, — сейчас мне трудно общаться с мужчинами.

Это понятно, ты ведь так много пережила. Впрочем, все десять лет нашего знакомства ты меня избегала. — Не поднимая глаз, Люк медленно помешивал кофе. — Я всегда думал, что ты ведешь себя так, потому что мы с Мариной поладили с самого начала.

Да нет, дело совсем не в этом, — сказала Саския с искренним удивлением. — Я была рада, что вы с мамой сразу нашли общий язык. До встречи с тобой она очень переживала из-за того, как сложатся ваши с ней отношения.

— Правда? А я этого не знал. — Он посмотрел на нее, прищурившись. — Тогда почему?

— Я терпеть тебя не могла, потому что по сравнению с тобой была гадким утенком.

Он усмехнулся.

— Сасси, но я же не был в этом виноват.

Конечно, ты был ни при чем, но я все равно тебя ненавидела.

— А сейчас? — спросил он неожиданно.

— Сейчас — нет. — Она слегка улыбнулась. — По крайней мере не так сильно, как раньше.

— Меня это радует. — Он внимательно посмотрел на Саскию. — Кстати, ты должна знать, что уже давно не похожа на гадкого утенка. Тебе достаточно один раз взглянуть на себя в зеркало, чтобы понять это. Хотя, — осторожно добавил он, — я не уверен насчет твоей прически.

— Тебе не нравится, что я сделала мелирование?

— Я имел в виду стрижку. Мне больше нравилось, когда у тебя были длинные волосы.

— Они отрастут, — уверенно сказала она. — Хотя это будет не очень скоро. Если бы ты только знал, во сколько обошлась мне эта стрижка! Да и очереди к мастеру я ждала целую вечность.

Люк посмотрел на нее с любопытством.

— Ты постриглась специально для какого-то события?

3
{"b":"8205","o":1}