ЛитМир - Электронная Библиотека

Может быть, лучше плотно пообедаем и останемся вечером на вилле? — спросила Саския. — Хотя ты можешь и сходить куда-нибудь, если хочешь, — торопливо добавила она. — Я знаю, что у тебя здесь много друзей. А я с удовольствием посижу, дома и почитаю книжку.

Люк посмотрел на нее немного раздраженно.

— Ты действительно этого хочешь?

— Нет! — вскричала она и тут же покраснела. — Конечно, нет. Я просто думала, что тебе надоело общаться только со мной.

Твоя компания мне вовсе не наскучила, — мягко сказал Люк.

В Ареццо, по сравнению с другими, более популярными городами Тосканы, такими, как Флоренция и Сиена, было мало туристов. Саския никогда не была здесь раньше и почувствовала легкое разочарование, увидев современную архитектуру. Однако центр города будто перенес их назад во времени — в средневековье и эпоху Возрождения.

Люк поставил машину на стоянку, и они пошли по улице Корсо Италия, где располагались самые крупные магазины, к Пьяцца Гранде. Пройдя через сводчатую галерею, они вышли на площадь. По одну ее сторону располагались дома, построенные в средние века, по другую — необыкновенной красоты церковь Санта Мария делла Пиве.

— Эта чудесная галерея была создана местным героем Джордже Вазари. Где-то здесь недалеко находится и его дом, — сказала Саския, заглянув в путеводитель. — А давай сначала пойдем в церковь Сан Франческо! Ее расписывал Пьеро, и там находятся его самые известные фрески. Например, «Легенда о настоящем распятии».

Пошли! Надеюсь, ты запаслась монетками.

Конечно, — сказала Саския и начала искать мелочь в своей сумочке.

В церкви было темно, и в часовне, где Пьеро делла Франческа создавал свои фрески около пятисот лет назад, нужно было бросать монетки в специальные отсеки, чтобы загорелся свет. Хотя фрески выглядели не столь ярко, как на репродукциях, и краска на многих из них потускнела и облупилась, от них было трудно отвести взгляд. Особенно выделялась фреска «Сон Константина», на которой были изображены император и его воины, окруженные лучами божественного света.

Считается, — сказал Люк, внимательно разглядывая фреску, — что это одна из его первых работ.

Моя любимая, — прошептала Саския. — Смотри, а это королева Шебы, принимающая христианство. А вот снова она, обменивается рукопожатием с… Послушай, кто это?

Соломон, кто же еще? — серьезно сказал Люк, просматривая путеводитель. — Ты думаешь, они только рукопожатием обменивались?

Тсс, — прошептала Саския, толкнув Люка в бок. — Люциус Армитаж, не забывай, что ты в церкви. Кстати, какая фреска нравится тебе больше всего?

— Пожалуй, вот эта, на которой изображено сражение, — сказал он, поразмыслив. — Войны в период Ренессанса были жестокими. Хотя, — добавил он через некоторое время, — я думаю, они всегда были такими. Разница только в оружии.

Когда у них кончились монеты, они решили пойти пообедать и спустились в ресторанчик, расположенный в подвальном помещении. Увидев меню, Саския растерялась — так велик был выбор — и обратилась за помощью к официанту. Он предложил им традиционный обед, состоящий из нескольких фирменных блюд ресторана и вина.

Начали они с салата из помидоров и гренков в масле, потом приступили к тостам с fiпоссhiопа — местной тосканской колбасой — и к fаrrо — традиционному итальянскому супу. Следующее блюдо оказалось сюрпризом для Саскии. Она была уверена, что это цыпленок с приправами и артишоками, но официант, забиравший пустые тарелки, с улыбкой сказал ей, что это кролик.

— Боже мой! — воскликнула Саския, не веря своим ушам. — Я до этого никогда не пробовала крольчатину.

Люк засмеялся.

— По-моему, тебе понравилось.

— Но я была абсолютно уверена, что это цыпленок! — Она тяжело вздохнула. — Ладно, какая теперь разница. Но одно я знаю точно: больше не смогу проглотить ни кусочка. Я так объелась, что, мне кажется, даже не смогу встать.

— Тебе не надо никуда идти. — Люк присел на скамью, стоящую рядом с Саскией, и вытянул свои длинные ноги. — В Ареццо сейчас все равно все закрыто. Так что давай, выпьем настоящего итальянского кофе, пока наш обед не уляжется. — Он зевнул. — Честно говоря, я не думал, что экскурсии так выматывают.

— А ты завтра сможешь поехать во Флоренцию?

— О да, — сказал он умиротворенно, не открывая глаз, — если ты не заставишь меня осмотреть все картины в Уффици или Давида в Академии. Ты-то, наверное, все это видела раньше.

И не раз. Я обычно проводила здесь часть своих школьных каникул с бабушкой и дедушкой, когда мама вышла замуж за Сэма.

Так вот почему ты была такой вредной! Тебе не нравилось, что тебя отправляли сюда?

Да нет. Все мои друзья очень даже мне завидовали, когда я уезжала в Италию. Я думаю, виноват был мой переходный возраст. Надеюсь, с тех пор я изменилась в лучшую сторону.

Если бы не последние дни, готов был бы с этим поспорить! — откровенно признался Люк.

Она неторопливо помешивала кофе.

А что ты думаешь обо мне сейчас?

— Сейчас, Саския, с тобой очень приятно. Только неизвестно, как долго это будет длиться. Ведь завтра ты опять можешь стать прежней.

Твоя правда. — Она улыбнулась ему. — Но я пообещала маме, что не буду с тобой ссориться. Поэтому ты в безопасности.

Он усмехнулся.

В таком случае мне больше не надо трястись от страха по ночам.

Не бойся! Даю тебе слово, что впредь моя нога не переступит порога чужой спальни.

Люк взял Саскию за руку.

Забудь его, Сасси.

Так и будет вскоре. — Она невольно пожала плечами. — Ты знаешь, я даже не расстроилась по-настоящему. Скорее была взбешена, неловко себя чувствовала. Я даже рада, что очутилась в нужном месте в неподходящее время.

Несколько секунд Люк молчал. Зал ресторана опустел, и они остались одни.

Я думаю, самое время извиниться, — медленно начал он, не отводя от Саскии глаз. — За то, что я тоже оказался в нужном месте в неподходящее время. Вспомни мой приезд на виллу!

А, ты имеешь в виду нашу первую встречу в ванной? Я чуть не умерла от страха.

Он засмеялся.

Не могу сказать, что я тоже испугался. Я тебя сразу и не узнал.

Мы ведь не виделись всего несколько месяцев. Не думаю, что я так сильно изменилась.

— Сасси, я не смотрел на твое лицо! Она залилась краской, и только появление официанта спасло Люка от пощечины.

— Считай, что тебе повезло, — зло пробормотала Саския, когда они вновь остались одни. — А то у тебя сейчас красовался бы большой синяк под глазом. Было бы, чем похвастаться на вечеринке.

— Я сказал правду! — Люк и не думал смущаться. — Меня осенило, что это ты, только когда я спустился в холл.

— Интересно, а кто еще мог там быть, кроме меня?

Я подумал, что, может быть, виллу сдали кому-нибудь.

Маме сейчас не до этого. Она считает, что это очень хлопотно. — Саския налила в чашки новую порцию кофе. — В одном я уверена точно. Если бы ты узнал, что в доме остановилась я, ты бы никогда в жизни не приехал на виллу «Роза».

— Скорее всего, — честно признался Люк. ~ Но не потому, что мне не хотелось общаться с тобой, Сасси. Ведь это ты ясно давала понять, что не хочешь иметь со мной ничего общего.

Саския знала, что это правда.

— Глупо, на самом деле, — сказала она, качая головой. — Конечно, я обожаю близнецов, но именно сейчас начинаю понимать, как хорошо иметь старшего брата.

Некоторое время Люк молча разглядывал фрески на стенах, а потом ослепительно улыбнулся Саскии. Это была его коронная улыбка, которая так нравилась женщинам.

— Это та роль, которую ты хочешь играть на вечеринке у Тома? Роль младшей сестренки?

— Я не такая уж маленькая и не твоя родная сестра… — Она растерянно пожала плечами. — Но, если ты так хочешь, я не против побыть твоей сестрой на вечеринке. Наверное, если ты представишь меня как свою подругу, это помешает твоим планам?

Люк усмехнулся. — Может быть. Если я появлюсь с тобой, никто не поверит, что меня интересует другая женщина.

9
{"b":"8205","o":1}