ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Никакой карточки, — краснея, заметила Лаури. — Должно быть, от Рии. Она едет на Рождество с девочками в Гстаад. Вот и решила, видно, что ей как раз место в нашем магазинчике или внизу, в яслях, — наверх ее не втащишь, это уж точно.

Следующий день ознаменовался появлением еще трех пакетов, но их Лаури сразу отнесла наверх, чтобы вечером открыть без посторонних глаз, ей не хотелось еще раз попасть впросак в присутствии Фран и Дженни. Хотя ни одна из них ни разу не проявила бестактности и не задала вопрос о папе Розин — или отсутствии такового.

Поздним вечером, когда Розин угомонилась наконец и заснула в своей кроватке, Лаури заставила себя принять ванну и поужинать прежде, чем приступить к вскрытию пакетов. Она не торопясь развернула обертку, открыла коробку и ахнула при виде груды нарядов для дочки; миниатюрные комбинезончики и дорогие свитера, крошечные спортивные башмачки, купальный махровый халатик и малиново-розовая лыжная курточка. От фирменных ярлыков у нее глаза на лоб полезли; потом она достала карточку, положенную на дно коробки.

«Розин, — написано было на ней знакомым решительным почерком. — С любовью».

И снова первым желанием Лаури было запихнуть все обратно и не мешкая отослать в «Хок Электроникс». Но затем она успокоилась и постаралась быть справедливой. В конце концов, никому не запрещается посылать подарки. А Розин слишком мала, чтобы разбираться, от кого пришли наряды. Лаури пожала плечами и попыталась отнестись к этому практически. Когда Розин вырастет из них, их можно будет за приличную цену продать в магазинчике. В большем из двух оставшихся пакетов был мохнатый медвежонок ростом с Розин, а меньший был адресован Лаури. Она с неприязнью смотрела на него и думала: неужели Адаму хватило наглости подкупать ее подарками?

Развернув пакет, Лаури обнаружила ювелирную коробочку. От негодования глаза ее сузились, а затем широко раскрылись, когда она увидела маленькую золотую крикетную биту с прикрепленным к ней цепочкой крохотным крикетным мячиком. Адам Хокридж слишком уж умен, сердито думала она, уставившись на брошь сквозь завесу внезапно подступивших предательских слез. Какой хитрый, подлый подкоп под ее оборонные укрепления!

На следующий день творилось сущее светопреставление. Дженни надо было уйти пораньше, и она попросила разрешения привести вместо себя свою младшую сестренку Кей, которая приехала на каникулы из училища по подготовке нянь. Это, конечно, выход, тем не менее без Дженни все с ног сбились, и Фран добровольно вызвалась остаться до закрытия. Лаури на минутку отлучилась, чтобы купить еще воздушных шариков, которые они вручали всем маленьким клиентам в канун Рождества, а когда последняя волна матерей бросилась в ясли забирать своих детишек, она спустилась вниз, чтобы помочь Кей.

— А где Розин? — негромко спросила она девушку, застегивающую молнию на комбинезоне очередного малыша.

Кей посмотрела на нее с недоумением.

— О чем вы, мисс Морган? Разве она не у вас? Лаури почувствовала, как кровь отхлынула у нее от лица.

— Нет! — ответила она и со всех ног бросилась наверх.

— Ты не видела Розин? — вцепилась она во Фран.

— Боже мой, нет. Разве она не внизу?.. — Фран тряхнула головой. — Конечно, нет, а то б ты меня не спрашивала. — Она повернулась к Кей, мчащейся по ступеням снизу с таким же белым, как у Лаури, лицом. — Ну, девушка, что там такое?

Кей зарыдала.

— Леди… спустилась вниз… и сказала, что она бабушка Рози и что ее мама просила привести ее наверх. Я не знала… я думала…

Лаури взяла себя в руки и постаралась говорить как можно мягче.

— Ладно, Кей, успокойся. Можешь описать эту женщину?

Кей была в истерике и сначала не могла произнести ни слова, но постепенно строгие увещевания Фран привели ее в чувство, и она попыталась припомнить все:

— Седые волосы… пожилая… очень хорошо одета.

— Как она говорила? Какой-нибудь акцент? — допытывалась Лаури, стараясь не впадать в панику.

— Ну, такой светский выговор, знаете… — Кей смотрела на нее, еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться опять. — О, мисс Морган, я убью себя. Но она была такая милая!

— Милые женщины не крадут младенцев, — жестко бросила Фран и направилась к телефону. — Я звоню в полицию.

— Подожди минутку, — незнакомым голосом произнесла Лаури. — Вы обе ступайте домой. Попробую сама кое-что разузнать, прежде чем вызывать полицию.

— Ты хочешь сказать, что знаешь, кто ее забрал?

— Нет, но у меня вдруг появилось довольно сильное подозрение. Фран подняла брови.

— Насколько я поняла, описание подходит бабушке Розин?

— Не знаю. Я никогда в жизни ее не видела, — тяжело вздохнула Лаури. — Сейчас я не могу объяснить. Тебя ждут дома, Фран. Если что, я тебе позвоню.

— Ты как-то чересчур спокойно к этому относишься, голубушка…

— В таком случае я чертовски хорошая актриса! — вне себя выкрикнула Лаури, и Фран, сочувственно кивнув головой, обняла ее, бросив знак убитой горем Кей уходить.

— Ну ничего, ничего. Я провожу Кей, покормлю своих и вернусь попозже. Но, если понадоблюсь раньше, позвони, — добавила она и ушла, закрыв за собой дверь.

Лаури взлетела наверх, надеясь, что каким-то чудом ее предприимчивая девочка добралась до квартиры сама. Но комнаты были пусты. Что она и так знала. Она сняла трубку, сердце ее бешено билось, когда она набирала номер «Хок Электроникс». Подошел помощник Адама. Он сообщил ей, что мистер Хокридж только что ушел домой, а сам он не может дать незнакомому лицу домашний телефон своего хозяина. В полном отчаянии Лаури попробовала номер в Уоппинге и услышала металлический голос автоответчика. На всякий случай она оставила краткое срочное сообщение, чтобы Адам немедленно позвонил ей, затем позвонила в справочное бюро, чтобы узнать телефон семейного дома Хокриджей в Сассексе.

Трясущейся рукой Лаури с трудом набрала номер, ей пришлось дважды повторять его, затем прижалась спиной к стене и услышала приятный голос:

— Элис Хокридж слушает.

В первый момент Лаури не могла вымолвить ни слова, и женский голос произнес:

— Хэлло! Кто это? Хэлло!

— Миссис Хокридж, — хриплым голосом наконец выдавила из себя Лаури. — Вы меня не знаете…

— Кто это?

— Меня зовут Лаури Морган…

— Лаури? О, дорогая, приятно вас слышать. Адам не позволял мне связаться с вами, но я так надеялась… Что такое? В чем дело? — живо переспросила миссис Хокридж, слыша, как Лаури застонала, словно в смертельной агонии.

— Мой ребенок, — всхлипнула она. — Кто-то украл Розин. — И сквозь рыданья она все рассказала, хотя только что подозревала, что это миссис Хокридж увезла Розин.

На другом конце раздался вскрик ужаса, затем решительный голос миссис Хокридж:

— И вы подумали… Впрочем, в конце концов, вы меня совсем не знаете. Но это не я, — закончила она неверным голосом.

— Я знаю, я знаю! Я бы хотела, чтобы это были вы! — воскликнула Лаури. — Но я представить себе не могу, где она.

— Милая, звоните в полицию. Адам должен вот-вот приехать на ужин. Я сейчас свяжусь с ним по телефону в машине. А вы скорее звоните в полицию!

В полиции отреагировали с невероятной скоростью. Лаури отвечала на телефонный звонок Фран, когда раздался звонок в дверь, и через секунду маленькая гостиная заполнилась народом. Инспектор-детектив в сопровождении сержанта и женщины-полицейского явились, чтобы уточнить подробности. Лаури, со следами слез на глазах, но уже взяв себя в руки, отвечала на все вопросы с исчерпывающей полнотой; описала им, как одета Розин, и дала ее фотографии, а также изложила все, что могло, по ее мнению, иметь отношение к делу.

— Не утруждайте себя мыслями о том, что уместно, что неуместно, миссис Морган, — сказал ей инспектор Кокс, — говорите все подряд. Мы сами решим, что важно, а что нет. — Он кивнул женщине-констеблю:

— Мэгги, не приготовишь ли ты кофе?

— Благодарю, — ответила Лаури и глубоко вздохнула. — Но прежде всего я не миссис Морган, а мисс.

29
{"b":"8206","o":1}