ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Понимаю. Это значит, что вы здесь живете одна со своей дочкой?

— Да.

Инспектор, прищурившись, взглянул на нее.

— Тогда забрать ребенка мог отец?

— Нет-нет. Не забудьте, ее забрала женщина. Кто-то, назвавший себя бабушкой Розин. — Лаури потерла глаза от внезапной боли. — Я выскочила из магазинчика буквально на десять минут! Чтобы купить эти шарики…

— Успокойтесь, мисс Морган, — ласково сказал он и, повернувшись к сержанту, велел ему передать в участок подробности, полученные ими, и попросить, чтобы кого-нибудь послали взять показания у Кей Хупер. — Тем не менее, — продолжил он, когда они остались одни, — отец не исключается. Женщина могла на него работать. Лаури уверенно покачала головой.

— Нет. Об этом не может быть и речи. Инспектор недоверчиво посмотрел на нее.

— Будьте добры, его имя и адрес.

Не успела Лаури сообщить ему данные Адама, как зазвонил телефон. Она вскочила, но сержант упредил ее.

— Это теперь наше дело, — твердо произнес инспектор.

— Мистер Хокридж спрашивает мисс Морган, — сообщил сержант, и Лаури бросилась к телефону.

— Лаури? — Голос Адама трудно было узнать. — Ради Бога, что случилось? Какие новости? Кто подходил к телефону?

— Полицейский, О, Адам, кто-то украл Розин, — всхлипывая, выговорила Лаури.

— Мама сказала мне. Я уже в машине. Еду. Я пару раз пытался дозвониться, но все время было занято. Держись, Лаури. Я буду, как только смогу.

Лаури положила трубку, провела рукой по лицу, затем снова села, с благодарностью взяв чашку кофе.

— Это отец Розин. Я думаю, вы можете вычеркнуть его из списка, инспектор, но, если вам хочется его допросить, он скоро будет.

— Все равно, мне бы хотелось кое-что узнать о нем, если вы не против.

Когда инспектор Кокс узнал, что Адам Хокридж глава преуспевающей электронной фирмы, он обменялся взглядами с полицейским, который сидел рядом с Лаури на диване.

— Мисс Морган, — вежливо обратился он, — мистер Хокридж, кстати, очень богатый человек? Лаури нахмурилась.

— Не знаю.

Полицейские снова обменялись взглядами.

— Как это так, не знаете? — удивился инспектор.

Лаури пожала плечами.

— Думаю, не беден. Но лучше спросите у него. А! — вырвалось у нее, и она побелела как мел. — Кажется, я понимаю. Выкуп.

— Не исключено. А кто-нибудь знает, что отец ребенка…

Лаури покачала головой, кровь вновь прихлынула к ее щекам.

— Вряд ли кто-нибудь знает. Во всяком случае, еще несколько дней назад только моя семья знала, кто отец Рози.

— А что произошло несколько дней назад? — расспрашивал инспектор.

Лаури рассказала о случайной встрече и о том, как Адам открыл, что у него есть дочь.

— Я не говорила ему о ребенке — на это у меня были свои причины.

— Если эти причины помогут пролить свет на ее исчезновение, мы должны о них знать, мисс Морган.

— Я не хотела выходить замуж за мистера Хокриджа, — глухим голосом ответила Лаури, — и потому не считала нужным сообщить ему о рождении Розин.

— Из чего я заключаю, что у вас были не очень хорошие отношения с мистером Хокриджем, — заметил инспектор.

— Я бы так не сказала. Я только на днях обедала с ним в «Честертоне», — сообщила она откровенно и вдруг внезапно взорвалась:

— Но почему мы здесь сидим и болтаем попусту? Почему вы ничего не делаете, чтобы найти моего ребенка? Она же в ужасном состоянии сейчас, плачет навзрыд… — Лаури закрыла лицо руками и разрыдалась. Женщина-полицейский обняла ее и попыталась успокоить, а инспектор как можно короче объяснил ей, что вся полиция поднята на ноги и поиск ребенка является сейчас ее главным делом. Фотографии распечатаны и раздаются кому следует, а поближе к вечеру будет специальное сообщение по радио и телевидению. Все, что в человеческих силах, будет сделано, чтобы как можно быстрее вернуть Розин ее матери.

Раздался звонок в дверь, и Лаури вскочила, полная надежды, и недоуменно посмотрела на сержанта, который вернулся в комнату и сообщил, что пришли миссис Франсиз Хоббс и мисс Дженни Хупер и просят впустить их.

— Миссис Хоббс моя компаньонка. Мисс Хупер заведует яслями, — сообщила им Лаури, вытирая слезы. — Пожалуйста, впустите их.

Дженни ворвалась в комнату, обгоняя Фран, и, не обращая внимания на полицейских, бросилась в ее объятия, умоляя о прощении.

— Я не должна была уходить сегодня и оставлять Кей одну; не должна была оставлять Розин. О, Лаури, прости, ради Бога!

Лаури взяла себя в руки и стала утешать Дженни, уверяя ее, что она не виновата.

— Как Кей?

— Я оставила ее с мамой. Она не переставая плачет — она в ужасном состоянии.

— Ты связалась с бабушкой Розин? — спросила Фран. — Да.

— Что-что? — вмешался инспектор Кокс.

— Женщина, которая забрала Розин, назвалась ее бабушкой. Естественно, я позвонила миссис Элис Хокридж прежде, чем позвонить вам, — объяснила Лаури. — Она живет в Сассексе. Это она связалась с Адамом и сообщила ему о случившемся.

— Понятно. А не может быть, что это ваша мать, мисс Морган?

— Моя мать умерла десять лет тому назад.

— Простите. — Инспектор направился к двери. — Мы с сержантом Бойсом идем в участок. Констебль Портер останется здесь с вами. Если понадобится, и на ночь. И постарайтесь не мучить себя. Мы сделаем все, что в наших силах, мисс Морган, чтобы вернуть вашу малышку.

Как только мужчины удалились, Мэгги, как просила она себя называть, вызвалась приготовить для всех кофе и сэндвичи, если Лаури позволит ей хозяйничать на кухне.

— Хорошая идея, — поддержала ее Фран. — Тебе надо перекусить, Лаури.

Чувствуя, что легче согласиться, чем спорить, Лаури молча кивнула, искренне радуясь присутствию подруг. И тут же вскочила словно ошпаренная.

— Что же я здесь рассиживаюсь? Надо же позвонить отцу и Саре, пока они не узнали обо всем из новостей. — Ее передернуло. — Все гораздо ужаснее, когда описываешь это. И кто мог решиться на такое?

Оба звонка были сделаны. На Лаури лица не было, ее всю трясло, и подругам пришлось приводить ее в чувство.

— Пойдем, съешь сэндвич, — настаивала Фран. — Что хорошего, если Розин вернется, а мать отдаст концы?

Как ни странно, оригинальная манера Фран успокаивать подействовала, и Лаури одолела сэндвич и даже сумела улыбнуться Мэгги, которая обрезала подгоревшие тосты и нашла красивое блюдо для сэндвичей.

— Вам часто приходилось сталкиваться с такой ситуацией? — спросила ее Лаури, отхлебывая кофе.

— До сегодняшнего дня один раз, и этого более чем достаточно. Но не беспокойтесь, — сказала она Лаури. — Мы вернем ее. Инспектор Кокс сам человек семейный. Кому, как не ему, понимать ваши чувства? Он не будет знать ни минуты покоя, пока ребенок не окажется дома.

Дженни и Фран заверили Лаури, что завтра, будь это канун Рождества или нет, они сумеют обойтись без нее в магазинчике.

— Тебе завтра там быть совершенно не обязательно, — сказала Дженни.

— Но мне лучше чем-нибудь занять себя, — запротестовала Лаури.

— Только подумай обо всех любопытных, которых хлебом не корми, дай взглянуть на тебя после теленовостей, — отговаривала ее Дженни.

Раздался звонок в дверь, и все трое вскочили в ожидании, пока Мэгги спускалась вниз посмотреть, кто там.

— Это мистер Хокридж, — возвестила та, возвращаясь в комнату. — Он поднимается.

Но Лаури уже бежала в холл, чтобы открыть дверь на лестницу, и столкнулась с Адамом. Одного взгляда на его изнуренное, пепельно-серое лицо было достаточно, чтобы вся ее враждебность к нему развеялась, словно ее и не было. Она бросилась ему в объятия, и он прижал ее к своей груди, и они так и стояли щека к щеке.

Наконец он отстранил от себя Лаури и взглянул в ее заплаканное лицо.

— Ничего нового?

Она с убитым видом покачала головой и рассказала ему о том, что полиция предпринимает в данный момент.

— Они считают, что ты можешь иметь к этому какое-то отношение, — вяло сообщила она ему. Адам сбросил пальто.

30
{"b":"8206","o":1}