ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пожав плечами, он сел в ближайшее к дивану кресло.

– Некоторым из нас оно нравится. Но после ужина мы отведаем светлого портвейна – вот его-то португальцы считают эликсиром ото всех болезней, кроме смерти. Чуть позже сами убедитесь.

Какое-то время они вежливо болтали о пустяках, как и заведено между малознакомыми людьми. Эдуардо спрашивал Кэтрин о поездке, о ее впечатлениях от страны, затем извинился за свой затрапезный вид при их первой встрече.

– Я к тому же так испугался за вас, что мой английский мне изменил.

– Да это мне нужно извиняться, – заверила его Кэтрин. – Я совершенно не заметила, что вы выезжаете мне навстречу.

– Но ведь camiao[16] стоял! – Он был удивлен. – Я как раз перед этим убрал его с дороги – во всяком случае, так я считал, – чтобы вы смогли свободно проехать. Ана должна была предупредить вас, чтобы вы объехали дом и воспользовались воротами перед патио. Даже на небольшой машине очень нелегко проехать сквозь внутреннюю арку.

– Все ясно. – Кэтрин покачала головой. – Глупо с моей стороны. Просто счастье, что тормоза были в порядке.

– И что у вас такая прекрасная реакция! Вы уверены, что совсем не ушиблись?

– Чуть-чуть болит шея, – призналась она, – но не настолько, чтобы поднимать по этому поводу шум.

– А! Англичане терпеть не могут поднимать шум.

– За всех англичан не ручаюсь, но данная англичанка в самом деле шума не любит.

Эдуардо приподнял темную изогнутую бровь.

– Постараюсь иметь это в виду. Кэтрин отвела глаза и сделала вид, что полностью поглощена вином.

– Можно предложить вам еще, мисс Уорд?

– Нет, спасибо. – Кэтрин с вызовом посмотрела на него. – А если вы будете упорствовать со своей «мисс Уорд», сеньор граф, придется мне обращаться к вам официально, с титулом.

– В таком случае я буду счастлив называть вас по имени, – покладисто согласился он.

Наступила короткая пауза, во время которой они украдкой приглядывались друг к другу, затем Эдуардо решительно поставил бокал на столик.

– Ты очень тактична, Кэтрин.

– Тактична?

Бровь его снова приподнялась, на этот раз с иронией.

– Ты даже не прокомментировала мое, мягко говоря, странное поведение при нашем знакомстве. Уверяю тебя, так встречать гостей вовсе не в моих привычках!

– Я так и не думала.

– А ты не хочешь знать причину?

– Естественно, хочу, но, если тебе неприятно, ты вовсе не обязан объяснять. Глаза Эдуардо затуманились.

– Когда-нибудь я расскажу всю историю. А пока могу сказать лишь, что ты невероятно похожа на одну прекрасную девушку, с которой я был знаком в юности. Исабель Кардосо была нашей родственницей и какое-то время жила у нас в доме. Она умерла много лет назад, до рождения Аны.

– Значит, ты был совсем юным!

– Мне было двенадцать, а ей coitada[17] , всего лишь восемнадцать.

– И она тебе очень нравилась, – мягко сказала Кэтрин.

– Она была моей первой любовью, sem duvida[18] , – с горечью согласился он, и в глазах его мелькнуло облегчение при виде Аны, порывисто влетевшей в комнату и сияющей от счастья после телефонного разговора с Карлосом.

– Соtо vai?[19] – выпалила она. – Карлос шлет привет моей английской подруге, а Фернанда спрашивает, можно ли накрывать на стол.

– Пора, пора, – вскочил Эдуардо. – Уже поздно. Кэтрин наверняка голодна после такого тяжелого дня.

Однако Кэтрин, с нетерпением ожидавшая ужина, поймала себя на том, что за разговором с Эдуардо, слушая его рассказ, почти забыла, что голодна. За стол они, правда, сели не сразу – Фернанда что-то долго с пылом говорила, расхаживала взад и вперед, сервируя небольшой столик у окна тяжелыми серебряными приборами и чудесным старинным фарфором. К тому времени, когда появилось первое блюдо, легкая меланхолия Кэтрин полностью исчезла, потесненная ароматом дымящегося caldo verde[20] .

– Ты уже пробовала раньше такой суп? – спросил Эдуардо, придвигая ей стул.

– Нет, никогда. Во время коротких заходов в Лиссабон я лакомилась только рыбой, если у меня вообще было время поесть. – Кэтрин улыбнулась ему, довольная тем, что после своей грустной истории он заговорил на более прозаическую тему.

– Сегодня Фернанда не стала класть в суп chourico – копченые колбаски с чесноком, – сообщила Ана. – Из уважения к нашей английской гостье в супе лишь капуста и картошка, – приправленные таинственными колдовскими заклинаниями.

– Тебе нравится, Кэтрин? – спросил Эдуардо.

Она заверила его, что очень нравится, так же как и цыпленок, приправленный розмарином и лимоном.

– Фернанда и вправду колдунья, – сказала она, управляясь с цыпленком. – Такое блюдо без заклинаний уж точно не приготовить.

– А для полного ощущения чуда, – невозмутимо добавил Эдуардо, наполняя ее бокал, – поскольку это твой первый визит в Миньо, сегодня, конечно же, полагается vinho verde.

– С ваших виноградников? – Кэтрин очень понравился легкий, свежий вкус вина. Ана кивнула.

– Урожай лучшего года прошлого десятилетия, nao е, Эдуардо?

– Я хранил его для особого случая, – сказал он, приподнимая бокал в честь Кэтрин.

– Я польщена! – Она улыбнулась, слегка зардевшись. – У вас так много земли. Вы продаете вино?

Она была удивлена, услышав, что ему принадлежат всего несколько гектаров вокруг Квинта. Остальная земля поделена между rendeiros – семьями, которые платят ренту за то, чтобы обрабатывать эти участки и выращивать виноград, кукурузу и овощи.

– Во времена моего отца все было по-другому, – продолжал Эдуардо. – Квинта-дас-Лагоас полностью, как и Каса-дас-Камелиас в Понталегре, были в его владении. Когда отец умер, Педро по закону мог унаследовать только третью часть имущества. – На его лицо легла тень. – Теперь я наследник этой трети, а остальное поделено между сестрами.

Глаза Аны затуманились.

– Эдуардо никогда не ожидал, что унаследует титул и имущество после брата. Когда… когда Педро и мама умерли, Эдуардо был – как это говорится? – подающим надежды адвокатом в Лиссабоне.

– С этим покончено. Теперь я владелец дома для туристов, фермер и механик, – сказал Эдуардо без намека на жалость к самому себе. – Е vida mesmo – такова жизнь. Нужно брать то, что она нам дает, и стараться обратить себе во благо, nao е?

Кэтрин подняла бокал.

– Я выпью за это. Полностью с вами согласна.

В тот момент, когда они торжественно чокнулись, вошла Фернанда, чтобы унести тарелки, на которых почти ничего не осталось. Она польщенно улыбнулась в ответ на восторженные похвалы Кэтрин и поставила на стол вазу с великолепными свежими фруктами, огромный кусок сыра, который Кэтрин приняла за сыр бри, и целую корзинку хрустящих воздушных булочек.

– Попробуй этот сыр, Кэтрин, – посоветовал Эдуардо. – Его привозят с высокогорий Сьерра-д'Эстрела, это что-то особенное – его делают из молока овец, которые начинают пастись тотчас после таяния снегов.

Кэтрин очень понравились и сыр, и свежеиспеченные к нему булочки. К своему удивлению, она даже нашла еще место и для апельсина, который Эдуардо очистил для нее так ловко, что она не могла отвести зачарованного взгляда от его тонких сильных пальцев, совершавших этот маленький обряд.

– Как получилось, что Фернанда так прекрасно говорит по-английски? – спросила она.

– А Эдуардо не рассказал тебе? – удивилась Ана. – После смерти Исабель Кардосо – той девушки, на которую, как считает Эдуардо, ты так похожа, – отец нанял для моих сестер англичанку.

Эдуардо кивнул.

– Мама была родом из Англии. У нас в семье было принято говорить хоть изредка по-английски. Поэтому, когда Исабель… когда понадобилась новая гувернантка, мама попросила миссис Дент взять на себя эти обязанности.

вернуться

16

Грузовик.

вернуться

17

Бедняжка.

вернуться

18

Без сомнения.

вернуться

19

Как дела?

вернуться

20

Густой томатный суп с капустой.

5
{"b":"8207","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Записки патологоанатома
А утром пришел Фо…
Портрет ребенка, живущего рядом со мной
Сталинский сокол. Комбриг
Корейская красота
Лотос растет из грязи. Как преобразовать страдания в счастье
Мадьярский рикошет
Изнанка психосоматики. Мышление PSY2.0
12 магических дней. Волшебство Нового года для жизни вашей мечты