ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вообще-то, он мой любовник.

– Кто он? Чем занимается?

– Тебя это не касается. Его зовут Джо Трегенна, и ему приходится самому пробиваться в жизни.

– Хорошо. – На Адама это не произвело никакого впечатления. – А ему известно, в каком мы с Гэбриэл были состоянии, когда узнали, что ты забрала все свои вещи и сбежала, пока нас не было?

– Мне пришлось уйти, когда Гэбриэл случайно проболталась.

Темные глаза Адама стали твердыми как кремень.

– Гэбриэл не виновата.

– Я знаю, знаю!

– Вот и сказала бы ей это сама, а то она мучается угрызениями совести. Ты заставила мою жену хорошенько поволноваться, Фенелла Дайзарт.

– Извини. Мне правда очень жаль. Передай Гэбриэл, что я ни в чем ее не виню. Зато виню тебя, Адам, и всех членов нашей семьи за то, что скрывали от меня правду. Знаешь, как я себя чувствовала, когда все узнала?

– Возможно, это было похоже на то чувство, которое испытали мы, когда ты ушла из дома. Нам позвонила твоя подруга Лора из Лондона, чтобы сообщить, что с тобой все в порядке.

– Лора не должна была вмешиваться, – заявила Фен. – Мы с ней поругались, и я не могла оставаться в ее квартире, как хотела. А потом я решила отомстить тебе, устроившись на работу здесь, в Пеннингтоне. – Она посмотрела ему в глаза. – Я знала, что ты взбесишься от мысли, что я стану официанткой, поэтому и устроилась в «Митру».

– Пока Тим Мэтьюс не позвонил мне, я думал, что ты в Лондоне, приходишь в себя. Вместо того чтобы жить в своем доме во Фрайарз-Вуд, ты предпочитаешь жить в трущобе и работать официанткой. И все потому, что я назвал тебя избалованной и что тебе нужно повзрослеть и начать уважать чувства других, – язвительно сказал Адам. – Слава богу, что родителей не было.

– Но в этом-то и дело, – свирепо сказала Фен. – Они не мои родители. Еще месяц назад я думала, что я их дочь и твоя сестра, потом случайно узнала, что я незаконнорожденная, просто убл...

– Как ты смеешь! – воскликнул Адам.

– Вы должны были мне сказать, – упрямо возразила она.

– Согласен. – Он устало взглянул на нее. – Но это должны были сделать мама с папой, а они все откладывали. А когда время пришло, они уехали. Но ты не незаконнорожденная, – добавил он.

– Я себя так чувствую. Ты сказал, что моя мама была Рейчел Дайзарт, а кто мой отец? Она хоть знала это? – набросилась на него Фен. – Или, может быть, когда часы затикали слишком громко, она пошла в банк спермы? Или я появилась на свет в результате курортного романа?

– С меня хватит! – вакричал Адам, яростно глядя на нее. – Не смей так говорить о Рейчел.

– Извини, – пробормотала Фен, чувствуя себя виноватой. Она колебалась какое-то мгновение, потом с вызовом посмотрела на него. – Я видела ее на фотографии, а какой она была в жизни?

Адам смягчился.

– Она была единственной сестрой отца и моей тетей. Я очень любил ее. Мы все ее очень любили. Она была красивая, умная, занималась только карьерой, не признавала никаких длительных отношений, пока не встретила твоего отца. Они полюбили друг друга, но им пришлось скрывать свою связь. Он был женат.

– Иными словами у них был роман, – вырвалось у нее, – и он не хотел обременять себя никакими последствиями после того... после того, как Рейчел умерла, родив меня.

Адам с состраданием посмотрел на нее.

– Он ничего не знал о тебе, Фен. Он погиб в автокатастрофе за несколько месяцев до твоего рождения. Рейчел сильно переживала и перестала следить за собой, потом заболела воспалением легких и родила тебя преждевременно. Родители даже не знали, что она беременна. Они бросились в Лондон, в больницу. Она была уже очень больна. – Адам поджал губы. – Она прожила ровно столько, чтобы они успели пообещать ей, что вырастят тебя. Что они и сделали.

Фен была сильно тронута.

– Все равно мне нужно было сказать! Все кругом знали, кроме меня, – хрипло проговорила она. На глаза накатились слезы. Она смахнула их и пожала плечами. – Разве это не понятно?

– Родители удочерили тебя законно. – Он улыбнулся. – Ты всегда была частью нашей семьи.

Она помолчала, переваривая информацию, потом недоверчиво взглянула на Адама.

– Ты так и не сказал мне, кто мой отец.

Адам помолчал, потом взял ее за плечи.

– Его звали Ричард Сэвидж.

Она в ужасе взглянула на него.

– Но... но как он мог поступить так с Хелен! Она же инвалид!

– Подумай об этом. Сейчас, когда у тебя появился любовник, ты, возможно, поймешь. В двадцать лет у Хелен случилось кровоизлияние, и это отразилось на физической стороне их совместной жизни. Ричард был предан ей и трогательно ухаживал за ней, но случилось неизбежное – он влюбился в Рейчел. Они так тщательно скрывали свою связь, что Хелен ничего не знала до тех пор, пока тебе не исполнилось семь лет.

Фен закусила губу.

– Но она всегда была со мной очень ласкова.

– Любовь с первого взгляда, – согласился Адам. – В нашей семье тебя всегда все баловали. Это твоя семья и всегда была твоей. Помни это, Фенелла Дайзарт. По закону ты моя сестра и во всех других отношениях тоже. И хотя ты обожаешь устраивать сцены, я все равно люблю тебя. – Адам крепко обнял ее, потом взглянул на часы. – Мне пора. Сегодня моя очередь укладывать мальчиков спать, – сказал он, направляясь к выходу. – Так ты возвращаешься домой?

– А ты все еще хочешь этого? – хрипло спросила она и высморкалась.

– Конечно, – улыбнулся Адам.

– Кто та женщина, с которой я разговаривала по телефону?

– Новая сотрудница, которая временно заменяет тебя.

– Тогда мне лучше вернуться на работу, пока не появились родители. Или мне называть их Том и Фрэнсис?

– Только если хочешь разбить им сердце, – быстро произнес Адам и подошел к ней, потрепав по щеке. – Моя маленькая сестренка, не делай этого. А я сообщу мисс Прайс о ее увольнении и жду тебя в следующий понедельник на твоем рабочем месте. А можешь начать раньше. Я был бы рад, – добавил он, целуя ее в щеку. – Так что, ради бога, возвращайся домой.

– Спасибо, – поблагодарила его Фен со слезами на глазах. – Как мальчики?

– Все время спрашивают про тебя.

– Я приезжала домой в прошлое воскресенье, но тебя не было.

– Какое ужасное совпадение! Мы навещали родителей Гэбриэл. Не плачь, дорогая. Пора вернуться домой. Мы все по тебе соскучились.

– Скоро вернусь, – пообещала она, не решаясь сказать ему, что собирается переехать к Джо. – Поцелуй от меня Гэбриэл и мальчиков.

Он погладил ее по волосам – старый добрый Адам, который всегда был с ней.

– Мне надо идти, – сказал он и снова направился к двери, окидывая взглядом кухню и качая головой. – Какая дыра!

– Очень тщательно выбранная, чтобы позлить тебя за то, что был со мной груб, – сказала она, улыбаясь сквозь слезы. – Спасибо, что пришел.

– Я бы давно уже так сделал, но Гэбриэл сказала, что тебе нужно время все обдумать. – Он постучал по часам. – Твое время вышло.

После его ухода Фен некоторое время сидела за столом, чувствуя, что огромный груз свалился с ее плеч. В дверь постучали. Она открыла и уже хотела броситься в объятия Джо, но передумала, увидев выражение его лица. У нее упало сердце.

– Привет, – сказала она, пропуская его внутрь, и закрыла дверь на замок. – Ты разминулся с Адамом.

– Знаю. Я смотрю, ты продолжаешь принимать меры безопасности.

Она тупо уставилась на него. Откуда такой вежливый официальный тон после четырехдневной разлуки?

– Жаль, что ты не закрыла как следует окно, – продолжил он. От его улыбки у нее кровь застыла в жилах. – Я услышал, что вы с Адамом ссоритесь, и решил немного подслушать. Но потом пожалел.

Фен в смятении смотрела на него.

– Ты не должен был, – произнесла она после напряженного молчания. – Я хотела сама рассказать тебе свою печальную историю.

Джо уселся на край стола, в его взгляде чувствовалась твердость, о которой Фен и не подозревала.

– А это была бы та же самая история?

Фен опустилась на стул.

15
{"b":"8208","o":1}