ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Касси, я не хотел испортить так удачно прошедший для тебя вечер.

— Ты ничего не испортил, — с достоинством ответила она. — Спасибо за шампанское. — Она подала ему руку, чувствуя на себе любопытный взгляд шофера. Алек взял ее руку и задержал в своей.

— Итак, Касси, мы квиты. Я знаю о твоих делах, а ты о моих. По крайней мере самое главное. — Он помолчал. — Теперь что же, все? Вот так разойдемся и забудем, что знали друг друга?

— Думаю, что мне это никогда не удастся. — Касси задумчиво посмотрела на него. — Если ты в состоянии прекратить подобные разговоры, полагаю, что нам ничто не помешает остаться друзьями.

Он улыбнулся. Знакомая ей насмешка осветила его лицо. Он отпустил ее руку.

— Очень даже помешает, ты же знаешь, Касси.

Касси решила не обращать внимания на его слова.

— Не такое уж это препятствие для дружеских отношений между взрослыми людьми.

Он вопросительно прищурился.

— Что ты имеешь в виду?

Она пожала плечами.

— Может быть, иногда поужинаем. — Касси вдруг улыбнулась. — Или сходим в театр, теперь уже вместе. Или даже в кино.

Алек просиял. Эта редкостная, неожиданная улыбка преображала его.

— В последний раз я был в кино с тобой, Касси Флетчер!

— Нет, ты шутишь! — Она в изумлении покачала головой. — В таком случае давно пора снова сходить.

— Идет, — сразу ответил он. — Завтра?

Она покачала головой.

— Извини. Но я могла бы в воскресенье, если хочешь.

— Я думал, что по воскресеньям ты не можешь.

— По вечерам могу.

— Давай в воскресенье. Встретимся здесь или мне за тобой заехать?

Касси немного подумала.

— Пожалуй, встретимся здесь.

— Хорошо. И сперва я тебя поведу ужинать.

Она покачала головой.

— По воскресеньям я только обедаю. Лучше встретимся в баре и выпьем. — Она перевела взгляд на поджидавшее ее такси. — Кажется, шофер теряет терпение. Пора идти, а то поездка обойдется в целое состояние.

Алек спустился с Касси по лестнице, открыл дверцу машины и помог ей сесть.

— Комб-Астон, — сказал он шоферу и передал ему деньги. — Этого должно хватить на поездку туда и обратно — завтра. Даме надо снова быть здесь после обеда.

Шофер радостно закивал.

— Хорошо, раз это угодно даме.

Касси на мгновение посмотрела исподлобья на Алека, потом нехотя улыбнулась.

— Вечно ты распоряжаешься. Ты, кстати, не поинтересовался, что за фильм идет.

— Что б там ни показывали, я этого еще не видел, — заверил он ее и, отступив на шаг, помахал ей вслед.

Лайам позвонил рано утром, чтобы извиниться за то, что не смог присутствовать на выступлении Касси. Он слышал, что вечер прошел успешно, и собирался спросить, знает ли она, что в одном из кинотеатров идет фильм с участием Депардье, который ей хотелось посмотреть.

— Мы могли бы потом сходить в итальянский ресторан, — предложил он.

Касси, чувствуя себя виноватой, постаралась скорее придумать что-нибудь.

— Какая жалость, Лайам. Мне как раз в эти выходные придется поработать. Сегодня утром я должна быть на записи на нашей радиостанции, а это значит, что придется наверстывать после обеда. Придется часами сидеть, не сводя глаз с монитора. Можно, я приму только приглашение на ужин?

К ее облегчению, Лайам был озабочен их недавней размолвкой и был готов на все, лишь бы этого желала Касси.

Увы, из того, что входило в ее планы, менее всего ей хотелось работать. Она любила отдыхать по субботам. Теперь же была вынуждена весь день работать: она ведь сказала Лайаму, что будет занята этим. Теперь получится, что она устанет и вечером будет выглядеть не так замечательно.

Касси не без удовольствия дала интервью. Ведущий этой посвященной исключительно Касси программы впоследствии отзывался о ней с теплом и похвалой: Касси, говорил он, в отличие от многих других, не набрала в рот воды и не стала излишне болтливой перед включенным микрофоном. Что-то много хлопот прибавилось в последнее время, думала Касси позже, когда зашла к «Честертону» за своей машиной. И если определить, с каких именно пор, то получится как раз с того момента, когда они встретились с Алеком.

Лайам зашел вечером. За ужином он мужественно искал, чем бы вызвать ее интерес, но, пока он не заговорил о своей службе, Касси затруднялась поддерживать беседу. Как только он коснулся темы преступности, стало намного легче: теперь Касси могла посоветоваться с ним насчет своей новой книги и с благодарностью выслушала разумные замечания о проблемах, над которыми билась весь день. Несмотря на это, она нашла, что ей не так приятно, как бывало в иные вечера, в обществе Лайама. Ему, с его умом и наблюдательностью, было нетрудно об этом догадаться.

После ужина он стал задавать вопросы, на которые она не могла ответить. Что случилось? Почему в последнее время они часто ссорятся? Что должен сделать он, чтобы наладить отношения? Когда она не смогла дать удовлетворительного ответа ни на один вопрос, он неожиданно потребовал счет, бегом поволок ее под проливным дождем к машине и пригласил к себе выпить по рюмке. Ему необходимо было сказать ей нечто важное.

Касси возразила, что «важное» он мог бы сказать и в Комб-коттедже, где она могла угостить его чем-нибудь, зато ей уже не пришлось бы потом выходить под дождь.

— Ты можешь остаться ночевать у меня, — брякнул он, оттопырив губу и не сводя глаз с дороги.

Она оторопела. Такого он еще не предлагал.

— Это и есть то, что ты хотел мне предложить?

— Да нет, черт возьми, не это! — вспылил он. — Не то что предложить, а сделать тебе предложение. Иди за меня замуж, Касси.

Лайам в угрюмом молчании отвез Касси домой и отъехал сразу, как только она вышла из машины, не дожидаясь, когда она скроется за дверью дома. Касси с тяжелым вздохом закрыла за собой дверь, включила везде свет, заварила чай, подсушила полотенцем промокшие волосы и в изнеможении опустилась на диван. Она с огорчением поняла, что ее отказ был для Лайама ударом. Он еще толком не оправился от разрыва с Дэтгой, и Касси была уверена, что в этом крылась большая часть его затруднений. Однажды Касси вздумала сказать, что он все еще любит бывшую жену, и его реакция была неожиданной: он будто взбесился. Это было что-то новое. Он отрицал всякое чувство к Дэтте и в доказательство пытался обнять Касси, что ее очень возмутило: она почувствовала, что движет им скорее злоба, чем влечение к ней.

Как жаль, думала Касси. Она была подавлена. Если бы только Лайам мог довольствоваться дружбой, они могли бы продолжать встречаться; тогда она могла бы видеться с Китги и Тесе. Теперь это стало невозможно, и она будет скучать по девочкам.

На следующий день она готовила обед для Бена. Он принял новость затаив дыхание.

— Знаешь, — сказал он, положив себе третью порцию жаркого, — я что-то не представлял себе тебя с Лайамом постоянной парой. Ничего, голубка, я тебя пристрою к кому-нибудь из моих сотрудников. Касси с достоинством заявила брату, что ему вовсе не нужно ее пристраивать.

— Все-таки ты будешь скучать, лишившись вылазок с Лайамом, — сказал Бен и взялся за обливное яблочное суфле. — Мм, как вкусно.

— Да будет тебе известно, — сказала Касси, — у меня уже на сегодняшний вечер назначено свидание. Молодежь вашего поколения все еще так называет назначенные встречи представителей противоположного пола?

— Кончай, старуха! — вскрикнул Бен с блестящей улыбкой, от которой у большинства представительниц одного с Касси пола подкашивались ноги, и, сделав по-отцовски строгую мину, погрозил ей вилкой. — И кто это, голубка, волочится за тобой? Заслужит ли он мое одобрение?

— Он мужчина, холост, и у него водятся деньги. Чего тебе еще надо?

— Не мне, а тебе надо, Кэтрин! — Бен вопросительно посмотрел на нее. — Куда он поведет тебя?

— В кино, — скромно ответила она.

— Можно узнать, кто он?

— Человек, который буквально испепелил меня взглядом в — театре. — Она широко улыбнулась, увидев, как высоко поднялись его темные брови. — Ты не ошибся: он совсем что-то не то подумал. Ему кажется, что ты несколько молод для меня.

15
{"b":"8210","o":1}