ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бен пощелкал языком.

— Но ты, наверно, сказала ему, кто я?

— Нет. Я подумала, что будет забавно, если он покипятится.

— Тебе не кажется, что он спешит с заключениями?

— Не совсем. Я его знала много лет тому назад, когда работала в патогностической лаборатории, а он в хирургическом отделении. — Касси рассказала, как Алек Невиль снова оказался в Пеннинггоне.

Бен уставился на нее:

— Касси, это не тот самый, с которым ты встречалась, когда мама болела? Касси с удивлением посмотрела на него.

— Я думала, ты уже забыл о Нем. — Мне было двенадцать, а не два года, и у меня хватало ума, чтоб понять, что ты из-за кого-то теряешь голову. — Бен пристально посмотрел на нее. — И еще я помню, какой ты стала, когда все кончилось. Это он порвал?

— Нет, я сама. Он должен был уехать на другую работу, а мама болела. Что мне еще оставалось делать?

— Понятно. Так теперь он вернулся. — Бен чертил вилкой по скатерти. — Он хочет сделать вид, будто никакого разрыва не было?

— Кажется, да.

— А ты?

— Не знаю.

Бен встал, чтоб помочь убрать со стола. Касси мыла посуду, а он вытирал и что-то очень серьезное говорил о возможностях второй попытки.

— Полагаю, папа виноват в том, что ты так холодно относилась к мужчинам.

А жаль. Я бы хотел видеть тебя счастливой с кем-нибудь.

— Бен, для счастья мне вовсе не нужно, чтоб за мной волочился мужчина! У меня собственный дом с садом, я пишу, и у меня есть ты, когда твои светские обязательства это позволяют. — Касси весело улыбнулась. — Ну зачем мне еще кто-то?

— Затем, Касси Флетчер, чтоб стать сногсшибательной супругой и матерью, — заявил Бен.

Касси с удивлением посмотрела на него.

— Но ведь ты отрицательно относишься к браку!

— Применительно к себе — да. Но пусть тот парень, который тебе приглянется, обязательно женится на тебе, а не то я сделаю из него котлету, — с легкостью сказал Бен, обнял изумленную сестру и пошел, насвистывая, в спортзал.

Глава 6

Когда Касси отправилась в «Честертон», ясная погода совершенно не напоминала о предыдущем вечере. Она тщательно выбирала, во что одеться: отличного покроя кремовая шерстяная юбка, алый шерстяной блейзер и красные замшевые туфли на шнурках. Распущенные волосы она закрепила по бокам гребешками. Ею овладело чувство удовлетворения при виде того, какими глазами смотрел на нее Алек, вставая ей навстречу в роскошном коктейль-баре отеля.

— Касси, у меня даже дыхание перехватило, — сказал он и придвинул ей стул.

Приятно слышать, ведь ей это стоило немалого труда!

— Отлично. Можно, я выпью какой-нибудь безалкогольный коктейль?

Когда им подали напитки, Касси с удовольствием пила через соломинку и слушала рассказ Алека о том, как на неделе он побывал на ужине медработников. — Хотя, откровенно говоря, выступавшая там дама в подметки не годится мисс Куин Флетчер, — сообщил он как бы невзначай, улыбаясь ей. — Как с точки зрения ораторского искусства, так и чисто внешне.

Касси подозрительно посмотрела на него.

— Ты что, Алек, заигрываешь со мной?

— Да как ты могла такое подумать! — Он осуждающе повел бровью. — Заигрывать несовременно.

Она пожала плечами.

— А я несовременная девушка.

Алек улыбнулся.

— Ничего подобного. Ты — олицетворение независимой женщины. Хотя признаю, что у тебя всегда хватало старомодных принципов. — Случается, что принцип — себе в убыток.

— Ты хочешь сказать, что тебе бывает одиноко?

Касси на минуту задумалась.

— Редко. Обычно я живу в обществе своих вымышленных героев — следователя Херриет Гейл и ее двух мужчин.

— Не считая твоего доброго инспектора.

Касси посмотрела на его лайковый пиджак — не сравнить с кожаной курткой мотоциклиста тех времен!

— Вчера Лайам сделал мне предложение, — сообщила она как бы между прочим. Алек нахмурился.

— Выйти за него замуж?

— Ну да.

— И что ты ему ответила?

— Предложила остаться друзьями.

— Вечно ты со своим платонизмом, Касси! И что сказал этот несчастный?

— Он много всякого сказал. — — Она скорчила недовольную гримасу. — Кое-что непростительное.

— Такое случается, когда мужчине отказывают, — тихо сказал Алек. — Помнится, и я когда-то вспылил при подобных обстоятельствах.

— Но я же не гнала Лайама!

— Если мужчина хочет жениться, а ему предлагают дружить, это почти то же самое.

— Ты как будто сожалеешь об этом.

— Еще чего! — Алек посмотрел на нее. — Если ты выйдешь за своего инспектора, он меня вычеркнет из списка знакомств еще до того, как ты успеешь расписаться в книге бракосочетаний.

Она кивнула.

— Само собой разумеется. Пока есть мужчина, другого быть не может — у меня такое правило.

— Что-то незаметно. В последнее время ты побывала не менее чем с тремя представителями моего пола, если считать только тех, о ком мне известно.

— Но я ни с кем из вас не связана, — возразила она. — Если я выйду замуж, все будет иначе.

— Надеюсь, — сказал он, вставая. — Пойдем, а то опоздаем. Я давно не был в кино. Хочу получить удовольствие с первой же минуты.

Зал кинотеатра «Камея» был миниатюрным, как то изделие, в честь которого он получил название. Когда они пришли, места были почти все заняты. Их провели к паре кресел сбоку, у самой стены, в последних рядах. Как только погас свет, Алек взял Касси за руку, так что от начала и до конца сеанса содержание с трудом доходило до нее, все внимание сосредоточилось на его пальцах, сжимающих ее руку. Она изнывала от его близости. Ей трудно было дышать.

Когда позже они вышли под звездное небо, Касси была рада, что вокруг темно и ничего не видно: она была уверена, что ее щеки оставались такого же цвета, как ее блейзер, на протяжении всего времени, пока они шли пешком по затихшему городу, чтоб вернуться к «Честертону».

— Тебе понравился фильм? — спросил Алек.

— Очень.

— И мне, наверное, понравился бы, будь другая обстановка. Мне было трудно сосредоточиться, — с огорчением сказал он. — Жаль, что я позволил тебе приехать на машине: теперь не могу даже отвезти тебя.

— Не ты позволил мне, — колко ответила она, — а я сделала это нарочно.

Они подошли к ее машине. Алек уставился на Касси ледяным взглядом.

— Ты боишься, что если я отвезу тебя домой, то внесу на руках через порог и потребую отдаться за билет в кино?

— Нет, конечно, нет, — резко ответила Касси.

— Касси, ты сама предложила встречаться. Но, поверь мне, если ты каждый раз будешь трястись, как бы я не начал приставать к тебе, встречаться просто нет смысла. — Он с нетерпением приподнял ее подбородок. — Одно тебе скажу, прежде чем ты убежишь в свой кукольный домик: ты не на генеральной репетиции, тут вся твоя жизнь. Живи, пока еще не поздно. — Он открыл ей дверцу, Касси села, захлопнула ее за собой и опустила стекло.

— Мне будет очень приятно проводить с тобой время, — спокойно сказала она, — если ты поймешь, что о постели речи нет и быть не может!

Алек нахмурился.

— Это что, ультиматум?

— Будем считать, что это откровенность.

Он смотрел на нее. В свете уличных фонарей было трудно разглядеть его глаза.

— Отплачу тебе откровенностью, — отчеканил он. — Такие ультиматумы, даже с твоей стороны, мне не только неприятны, они мне и не нужны. Жаль: очевидно, разрыв между нами стал слишком большим для того, чтобы спустя столько лет удалось перешагнуть через него.

Касси непонимающе смотрела на него, хотя не сомневалась в том, что это значит: на этот раз отвергал ее он. Она сердито пожала плечами.

— В таком случае нам нечего сказать друг другу. Спокойной ночи, Алек. — Она включила зажигание и в полной растерянности увидела, что Алек Невиль делает шаг в сторону и позволяет ей уехать.

Разъяренная Касси ворвалась в Комб-коттедж, взбежала наверх и бросила на стул свой блейзер, но, вспомнив, что он новый и дорого стоит, повесила его с остальной одеждой. Потом встала под душ. Когда она, мокрая, вышла, ее била дрожь. Раздражение улеглось, уступив место опустошению и жалости к самой себе. Она остро сознавала, что сделала назло себе все, что только можно. Задаешься ты, Касси Флетчер, сказала она своему отражению, вытирая перед зеркалом волосы. Вчера отказала Лайаму, сегодня обрушилась на Алека. Пару дней назад в ее жизни было трое мужчин; остался один — ее брат.

16
{"b":"8210","o":1}