ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Касси решила что-нибудь почитать в постели. Несколько раз перечитала одну и ту же страницу и, ничего не поняв, с отвращением откинула книгу в сторону. Будильник громко тикал рядом с ней. Она со злостью посмотрела на него, потом задумчиво прищурилась. Было всего лишь начало двенадцатого. Не давая себе времени на размышления, она взялась за трубку, позвонила в «Честертон» и попросила соединить с номером мистера Алека Невиля. Ей казалось, что пришлось ждать целую вечность, прежде чем раздался знакомый голос:

— Невиль слушает.

— Это Касси, — сказала она скороговоркой. — Придешь ко мне ужинать в среду?

Воцарилось молчание.

— Зачем?

Снова молчание. На этот раз медлила с ответом Касси.

— По дороге домой я подумала… Я поняла, что мне не нужно… ставить тебе условия.

— То есть что я в самом деле достаточно цивилизован, чтоб принять отказ?

— язвительно спросил он.

Горько сожалея о том, что позволила себе эту слабость, Касси заставила себя говорить спокойно.

— Ладно, Алек. Забудем об этом. Извини за беспокойство.

— Не вешай трубку! — И он спросил:

— В котором часу прийти?

Касси с изумлением заметила, что дрожит.

— Около восьми тебя устроит?

— Отлично.

— Хорошо. Буду ждать тебя.

Касси повесила трубку и легла, прикрыв глаза рукой. Ее сердце билось гулко, как барабан. Теперь наверняка Алек подумает, что она предлагает гораздо больше, чем один только ужин. И не мудрено. Пока она стояла под душем, ей явственно представился ливень десятилетней давности и взбешенный Алек, шагающий прочь от нее по берегу реки после того, как она прогнала его. Теперь неожиданный поворот судьбы снова привел его к ней, и она снова ему отказала, хотя никак не могла понять, зачем.

Касси глубоко вздохнула, прижимая к груди подушку. Еще неделю-другую тому назад жизнь была такой уютной и упорядоченной. Но встреча с Алеком перенесла ее в совершенно иной мир. Касси отшвырнула подушку и встала, чтобы заварить чай, потом вернулась в постель и долго и тяжело размышляла, отпивая из чашки. Ее с Алеком взаимное влечение не ослабло, признавала она. Ничто с тех пор не возбуждало в ней того чувства, которое у нее вызывали его прикосновения. Но когда Касси была безумно влюблена в Алека Невиля, ей было двадцать лет. Совсем другое дело сейчас, в тридцать с гаком. Не притворяться же, будто для них обоих это не имело значения. Но было ли их чувство любовью — еще вопрос…

Любовь? Касси прищурилась. Желала ли она любви, в самом деле? Любовь обычно предполагает брак или хоть какие-нибудь узы. Но когда Лайам сделал ей предложение, она отпрянула, будто он предлагал совершить преступление. Отпрянет ли она, если предложение сделает Алек? Ее вдруг осенило. Алеку нужно всего лишь побыть с ней, а не жениться! Наверняка он прогнал мысли о браке после того, что было в первый раз. А Касси Флетчер распоряжалась своей жизнью, как сама хотела. У нее был собственный дом; она любила этот дом. Она работала, и зарабатывала достаточно, чтобы жить в нем с некоторым достатком. Итак, Алек снова придет ужинать. Подумаешь! Если он неправильно понял ее приглашение, она все уладит. Он сам сказал, что согласен принять отказ. Успокаивая себя этими рассуждениями, Касси выключила лампу и скользнула под одеяло, оставляя до утра дальнейшие размышления.

Поработав лишний день в прошедшую субботу, Касси далеко опередила график работы над своей книгой, и в день, когда должен был прийти Алек, она решила, что вполне может себе позволить отлучиться на час, чтоб зайти в местный магазинчик. Заведение это отличалось хорошим ассортиментом товаров, и Касси, как и большинство обитателей Комб-Астона, постоянно посещала его, предпочитая приветливое, неказенное обращение более низким ценам пеннингтонских супермаркетов. В среду был ясный осенний день Потягивало дымком. Касси тряслась по дорожке на своем прогулочном велосипеде, потом переехала на более гладкую дорогу, ведущую в поселок. Расстояние от порога до порога было в целую милю, поэтому она не могла набирать сразу много покупок. Но Касси давно научилась рассчитывать, сколько она в состоянии увезти домой. Ей такая прогулка нравилась, и она ездила на машине, только если погода была плохая. В лавке Касси поговорила с соседями — они слушали ее передачу, а когда упаковывала свои покупки, попросила Бойеров, хозяев лавки, отменить доставку газет на то время, которое она должна провести в Уэльсе, в гостях у матери. Потом отправилась на велосипеде домой, нагрузив багажник покупками, а мысли, как обычно, были заняты развитием сложного плана ее новейшей книги Касси сложила покупки, заварила кофе и уселась за работу над книгой Она дошла до того места, где элегантный и угрюмый патолог Руфус Керне с привлекательной и энергичной Херриет Гейл, сержантом следственного отдела, изучали письменное заключение о красавице — жертве особо жестокого убийства. Потеряв аппетит от подробностей и от возбуждения, которое ей не удавалось полностью подавить, Касси не стала обедать и продолжала работу до тех пор, пока не наступило время готовить ужин. Она специально готовила попроще, чтоб излишне праздничный стол не навел на ложные мысли.

Когда Алек приехал, Касси сидела на диване, поджав под себя ноги. Одетая в просторный ярко-розовый свитер и узкие, севшие от недавней стирки джинсы, она грызла орешки и досматривала любимую телевизионную мелодраму.

— Входи, — крикнула она, когда он позвонил. — Открыто.

Алек вошел с сердитым лицом. Она вскочила ему навстречу.

— Касси, ты с ума сошла? Нельзя оставлять дверь открытой. Кто угодно мог сюда войти.

— Но я ждала тебя. — Она широко раскрыла глаза при виде его торжественного костюма в белую полоску. — Боже, как ты шикарно выглядишь! — Извини, некогда было переодеться. Я прямо из Сент-Джона. Что-то перепутали в записях, и один пациент опоздал на час. — Взгляд его сердитых синих глаз смягчился, когда он увидел ее просто одетой и ненакрашенной. — Без косметики выглядишь очень молодо. Смотрю на тебя и вспоминаю прошлое. Как раз этого ей было не нужно.

— Хочешь снять пиджак? — спросила она, стараясь приободриться. — Так будет меньше контраст между нами.

Алек скинул пиджак, развязал галстук и устало повертел шеей.

— Вот как раз то, что надо, — сказал он со вздохом, когда Касси молча сунула ему в руку стакан пива и указала на стул. Он сел, вытянув длинные ноги, и стал смотреть, как она выключает телевизор, чтоб включить проигрыватель компакт-дисков. — Так как у тебя дела, Касси? Муза не подводит?

Она пожала плечами и предложила ему соленых орешков. — Вскоре после обеда я застряла, но потом выбралась. Завтра посмотрю, хорошо ли вышло. Как ты провел день?

— Вертелся как белка в колесе. Оперировал до самого прихода первого частного пациента. — Он улыбнулся. — Поэтому надеюсь, ты приготовила всего побольше. Я голоден как волк.

— Я всегда готовлю много.

— Ах да. Этот внушительный молодой человек в театре… Ему надо хорошенько заправляться.

Касси кивнула не моргнув глазом.

— Да, надо. Но если серьезно, я часто готовлю больше, чем могу съесть сразу, а на следующий день разогреваю, чтоб не возиться с едой, когда работаю. Бывает, что готовить вечером просто лень.

Алек пил и молча смотрел на нее ничего не выражающим взглядом.

— Ты говорила, что ни с кем не встречаешься в будни. Твое приглашение по меньшей мере неожиданность, — заметил он наконец.

— Пожалуй, — согласилась она и прямо посмотрела на него. — Честно говоря, когда в воскресенье я ехала домой, то почувствовала себя глупо из-за того, что ставила условия и так далее. Потом я подумала о твоем замечании о генеральных репетициях, подавила гордость и позвонила тебе.

— И правильно сделала. — Алек уселся поглубже. Его глаза потеплели. — Давай больше не будем говорить о правилах и условиях. Ты права, это совершенно излишне.

Она долго не сводила с него глаз, потом кивнула.

— Верно. А выбрала я будний день, — добавила она, — потому что работала в субботу, благодаря чему сегодня смогла потратить время на приготовление ужина.

17
{"b":"8210","o":1}