ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Многовато для одного человека, — с неуверенностью сказала Касси. — Ты не мог найти что-нибудь менее обширное?

— Мне понравился этот дом. Ты, кажется, не разделяешь моего восторга? — сухо поинтересовался он.

— Конечно, он мне нравится, — поспешила ответить она. — Наверное, я слишком привыкла к своему игрушечному домику в Комб-Астоне. Но здесь такая умиротворенная атмосфера. Я это еще на пороге заметила.

— И я заметил, — сказал Алек и улыбнулся ей. — Кажется, мы с тобой, Касси, все еще живем общим настроением, невзирая на прошедшие десять лет. Она нерешительно улыбнулась ему.

— Возможно, ты прав. Он взял ее за руку.

— Пойдем, поможешь. Внизу, в офисе, груда образцов ковровых покрытий. Скажи, какие тебе больше нравятся.

Глава 7

Жизнь Касси вошла в новую фазу, отмеченную постоянным присутствием Алека. Вначале она боялась, что это отвлечет от работы, но вскоре убедилась в обратном. Каждый день, едва открыв глаза, она испытывала прилив вдохновения и почти тотчас садилась за письменный стол. И, оглядывая критическим взглядом сделанное, понимала: получалось очень даже неплохо! Повествование стало отличаться большим скрытым напряжением, отражающим ее собственное состояние, что добавило остроты внутри сюжетного треугольника романа: героиня — Херриет Гейл, ее суровый, но привлекательный начальник — инспектор Джеймс Фрейзер и Руфус Керне — патолог, с которым у Херриет в каждом последующем триллере, написанном Касси, развивались все более глубокие отношения.

— Я буду скучать, пока ты будешь в Уэльсе, — сказал как-то вечером Алек, отвозя ее домой.

Темнота скрыла улыбку Касси, обрадовавшейся такому признанию.

— Обещаю вернуться вовремя, чтоб помочь тебе с переездом.

— Ты обязательно хочешь сама вести машину? — недовольно проворчал Алек. — Твоей руке совсем ни к чему такая нагрузка! Совершенно неизбежная, если ты поедешь одна.

— Я еду к маме, — напомнила она.

— Надеюсь, что твоя мама не поощряет твоих отношений с этим цветущим красавчиком.

— Да, ты прав, — усмехнувшись, ответила Касси и повернулась к нему, когда он выключил мотор у ее ворот. — Послушай, Алек, я должна тебе кое-что объяснить: он…

— Не надо! Слышать не хочу! — воскликнул Алек, обхватил ее руками и зажал ей рот такими поцелуями, что у нее сразу улетучились все мысли о ком-либо другом. — Как видишь, я позволяю себе это головокружительное занятие только в машине, — хрипло выговорил он и снова поцеловал ее, — а то ты еще подумаешь, будто я прошу пустить меня к тебе в постель.

— Я вообще ничего не думаю, — прошептала она и так горячо ответила на его поцелуй, что оба были ошеломлены, когда оторвались друг от друга.

Алек пристально всматривался ей в глаза. У него перехватило дыхание.

— Теперь ты, наверное, убежишь по этой дорожке и запрешься в своем маленьком замке, а я вернусь в пустой гостиничный номер обливаться холодной водой. Касси, я долго этого не выдержу.

Касси закрыла глаза и потерлась щекой о его лицо.

— Пока я вернусь, разлука успеет сделать свое дело.

— Со мной это бесполезно, — заверил он ее, до обидного быстро овладев собой. — Не беспокойся. Я не напрашиваюсь «на кофе». Позвони, Касси, как только вернешься из Уэльса.

— Если хочешь, позвоню из Уэльса.

— Позвони. Только я не вернусь из поездки в Лондон до середины недели. Жаль, что ты не уезжаешь, как я, завтра.

— Действительно, жаль. Но не забывай, что после обеда придут репортер с фотографом собрать материал обо мне для еженедельника «Пеннингтон уикли геральд». Что-то в последнее время на меня повысился спрос. — Касси пропустила сквозь пальцы свободно падающие пряди волос. — Оставить их так, распущенными? Или это слишком несерьезно для автора полицейских повестей? Алек еще раз крепко обнял ее и с чувством поцеловал, потом оттолкнул, грозно сдвинув брови.

— Ты их затяни потуже в пучок и постарайся стать уродиной. Я против того, чтоб каждый прохожий, способный наскрести денег на газету, глазел на тебя в экстазе.

Она с удивлением уставилась на него.

— Ты что это, серьезно?

— Еще как серьезно. — Неожиданно он улыбнулся. — Может, это и недостойно зрелого мужчины, но, когда дело касается тебя, я в мгновение ока молодею лет на десять.

Касси радостно улыбнулась ему.

— Все равно купи «Геральд». Спокойной ночи, Алек. Береги себя в Лондоне.

— А ты в Уэльсе. Пока, Касси.

У матери Касси вызывало улыбку то, что дочь стала заметно терять спокойствие уже через несколько дней пребывания в Брайн-Морфа, красивом каменном доме, который Кет и Майк купили себе в Уэльсе. Дом стоял как бы в нише на склоне холма, окнами к Кардиганскому заливу. Касси всегда любила этот дом. Летом, когда светило солнце, она отдыхала на террасе, которую построил Майк, ела отличные обеды матери и наслаждалась заботой и лаской, которыми оба ее окружали.

В этот раз все было не так. Вот-вот грозилась нагрянуть зима, погода стояла холодная и хмурая, и Касси так скучала по Алеку, что сама удивлялась. Чтобы избавиться от тоски, она ездила с Кейт в Кардиган, подолгу гуляла с Тэффом, лохматой черно-белой дворнягой, по вечерам играла в триктрак или уводила Кейт с Майком от пылающего камина в какое-нибудь кафе.

В конце концов Кейт не выдержала и потребовала объяснений. Касси, начав говорить, не могла остановиться. Позвали Майка, чтоб и он тоже выслушал историю нового явления Алека в ее жизни, с подробным предисловием о случившемся десять лет назад.

Майк, поняв наконец, почему его умная и красивая падчерица избегала мужчин, дал ей недвусмысленный совет: если Алек мог составить ее счастье, надо ехать домой и все сказать ему. Кейт была совершенно согласна.

Касси приняла совет и на следующий же день поехала домой. Она позвонила в «Честертон» и узнала, что мистер Невиль еще не вернулся. Ее это огорчило. Она просила передать ему, что к вечеру будет дома, и отправилась в дальний путь, который пришлось еще удлинить, чтобы заехать к Бену и передать ему большой кекс с цукатами, который мать испекла специально для него. Касси удалось застать Бена дома. Он как раз заказывал по телефону обед с доставкой из местного таиландского ресторана. Тут же заказав вторую порцию, он порывисто обнял ее и заверил, что пока никуда не собирается.

Вдруг он нахмурился.

— Постой, я только сейчас сообразил: я ведь думал, что ты вернешься только на будущей неделе. Тебя мама выгнала, что ли?

— Конечно, нет. Мне просто не терпелось вернуться к работе.

— Не морочь мне голову, Касси. Скорее тебе не терпится вернуться к своему консультанту.

К удивлению брата, Касси не сделала попытки разуверить его, а стала рассказывать о своей поездке в Уэльс. За едой она передала ему несколько материнских наставлений, а Бен доложил ей о своих успехах на работе и новых любовных похождениях. Когда она уже собиралась уходить домой, Бен вытащил откуда-то два экземпляра «Уикли геральд».

— Чуть не забыл, — гордо сообщил он и, полистав, нашел фотографию Касси, со строгим видом восседающей на диване, а под ней еще две фотографии, поменьше: на одной — Касси в кабинете на фоне вышедших из-под ее пера книг, а на другой — ее гостиная.

Под заголовком «КТО СКАЗАЛ, ЧТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕ ПРИНОСЯТ БАРЫША?» была опубликована статья о молодой и красивой писательнице, пожинающей плоды своего труда в живописном коттедже в Котсвудсе.

Касси сморщила нос.

— Немного мрачновато описано. И фотография мне не нравится.

— А кому такая может понравиться? — согласился Бен. — Зачем ты превратила себя в престарелую пуританку в постный день?

Касси улыбнулась.

— Повод у меня был, хотя теперь жалею, что так сделала. Ужас! Как ты думаешь, после этого станут люди покупать мои книги?

Хотя, когда Касси наконец приехала домой, было еще не поздно, ей уже очень хотелось лечь. Она поставила машину в гараж, взяла чемодан, подхватила коробку с продуктами, которые дала мать, и устало поплелась по дорожке к дому, где надеялась поскорее принять ванну и заснуть. Она повернула ключ в замке входной двери, бросила чемодан в крошечной прихожей и включила свет по дороге в гостиную. На пороге она остолбенела. С ее губ едва не сорвался крик ужаса.

19
{"b":"8210","o":1}