ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она вздохнула.

— Но сейчас я пишу, когда хочу. Я стараюсь придерживаться некоторого распорядка, но это факт: при моем нынешнем образе жизни я могу поработать подольше вечером или весь выходной день, если мне вдруг захочется. Теперь мне не удастся так поступать, так ведь?

Алек пожал плечами.

— А что, разве это трудно? Не такая уж смена образа жизни. Просто тебе придется слегка приспособиться. — Он отвернулся. — А если бы ты была здесь, рядом со мной, я бы мог не беспокоиться о том, угрожает ли тебе что-нибудь там, в твоей глуши.

У Касси загорелись глаза.

— Алек, ты в самом деле беспокоишься обо мне?

— Ну конечно же! — взревел он, притянул ее к себе и стал так целовать, что она поняла: терпение его иссякло. Он поднял голову с торжествующей улыбкой. — Знаешь, для чего та комната осталась совершенно пустой? Чтобы ты смогла сама ее обставить, как захочешь. Там будет твой кабинет.

Ее глаза заискрились лукавством.

— Ну что же ты до сих пор не сказал? — Она поцеловала его, потом слегка отстранилась и потерлась щекой о его щеку. — Я буду так рада, очень рада выйти за тебя замуж! Нет, Алек, пожалуйста, подожди! Дай мне время свыкнуться с этой мыслью!

Он крепко обнял ее.

— Почему ты не в состоянии просто согласиться, Касси Флетчер? Хорошо, дам тебе время: две недели. Хватит?

Глава 10

Как ни уговаривал Алек, Касси слышать не хотела о таком коротком сроке. Она хотела сперва закончить книгу, потом без суматохи подготовиться к венчанию, а уже после венчания играть свадьбу, на которую все близкие и дорогие придут, чтобы пожелать им счастья.

— Ты могла бы по крайней мере пожить у меня до тех пор, — сказал он, с отвращением глядя на ералаш в ее гостиной, когда в тот же вечер привез ее домой.

Касси потащила его на кухню и толкнула на стул.

— Алек, пожалуйста, очень прошу тебя, не сердись, но я бы не хотела этого до свадьбы.

Он посадил ее к себе на колени и посмотрел в ее умоляющие глаза. Зарыв пальцы в ее волосы, чтобы не дать ей отвернуться, он спросил:

— Почему?

Касси обвила руками его шею. Он слегка обмяк, и его руки скользнули вниз, к ее талии, а она прислонилась щекой к его щеке.

— Пока ты не вошел снова в мою жизнь, я была искренне убеждена, что супружеская жизнь не для меня. Вообще. — Она отодвинулась и с мольбой посмотрела на него. — Ты поймешь меня, если я скажу, что мне хотелось бы, перед тем как мы окажемся вместе, уже навсегда, немножко побыть здесь, в своем доме, и, предвкушая будущее, не спеша прощаться с ним и с прошлым образом жизни? Обещаю тебе никогда больше не разлучаться с тобой, если только это будет зависеть от меня.

У Алека смягчился взгляд. Он погладил рукой ее растрепавшиеся волосы.

— Разве я могу тебе в чем-либо отказать, когда ты так на меня смотришь? Он нежно целовал ее. Поцелуи становились все более чувственными. Вдруг он выпрямился и с недоверием отодвинулся от нее. — Ты еще что-то хочешь сказать, верно?

Касси посмотрела на него в нерешительности.

— Алек, тебе не покажется странным, если я еще скажу, что хотела бы дождаться свадьбы, прежде чем… чем мы снова станем близки? — Она ждала затаив дыхание, потом с облегчением увидела, что уголки его рта растягиваются в улыбке.

— Нет, не покажется, — со смирением ответил он. — Не странным, а жестоким, несовременным, может быть, даже проявлением мечтательности, но, милая Касси, если это необходимо, чтоб ты поверила, что я не просто жажду твоего тела, да будет воздержание. — Он провел пальцем по ее нижней губе. — Ты всегда была не такой, как все те женщины, которых я знал, Касси Флетчер. За это и люблю тебя. Так что принимаю твои условия, только не заставляй меня ждать слишком долго. Я был бы рад обойтись без обливаний холодной водой. — Он нахмурился при виде ее изумленного лица. — Что я такого сказал?

— Ты сказал, что любишь, — еле слышно прошептала она.

Алек с нетерпением покачал головой.

— Ну конечно, люблю! Я уже тогда, много лет назад, так любил тебя, что удивительно, что, пока витал в облаках, не изувечил кого-нибудь из пациентов. Я стал более зрелым человеком, но, видит Бог, перед тобой я остался каким был. Все так же обожаю тебя и так же безумно ревную к любому мужчине, который хоть краем глаза посмотрит на тебя. — Он слегка покачал головой. — Хотя ты никогда не испытывала ко мне подобных чувств. Любишь ли ты меня, Касси?

Она провела языком по вдруг пересохшим губам и отвернулась.

— Как ты думаешь, почему я до сих пор не замужем? После тебя я видеть никого не могла. — Она с нежностью посмотрела на него. — Ах, Алек, неужели ты не видишь, как я люблю тебя?

Со сдавленным возгласом Алек притянул ее к себе и осыпал поцелуями ее разрумянившееся лицо, и прикрытые глаза, и щеки, и нос и нашел ее губы и стал с таким чувством целовать их, что она готова была отказаться ждать еще хоть минуту, не то что до брачной ночи. Но он вдруг оттолкнул ее и вскочил на ноги.

— Все, хватит, Касси Флетчер, — сказал он, тяжело дыша. — А то я могу натворить такого, что ты будешь сожалеть об этом.

Раскрасневшееся лицо Касси так ясно выражало перемену в ее душе, что Алек, стиснув зубы, покачал головой.

— Нет, Касси, раз я сказал, что дождусь, значит, буду ждать. Пусть я умру, — грозно произнес он, — но никто не сможет сказать, что Алек Невиль не сдержал слова!

Касси сделала открытие: она нашла средство заставить продвигаться увязшее повествование, и это были вовсе не малярные работы. Почти весь следующий день она провела с Алеком. Они строили планы и говорили по телефону с ее матерью и Беном. После этого ей не терпелось снова взяться за книгу, и она ругала себя за то, что стала возиться с гостиной. В понедельник она с раннего утра так серьезно начала орудовать кистью и валиком, что вскоре комната была в идеальном порядке, а Касси сидела за письменным столом и, распутав свою историю, приступила к новому, сложному сюжету, который, она не сомневалась, должен был воплотиться в лучшую из ее книг. Время летело, хотя Алек вечно жаловался, что день, назначенный для их свадьбы — весной! — уж очень далек. Он купил в подарок Касси кольцо с сапфиром тонкой ювелирной работы викторианской эпохи. Кейт и Майк приехали в выходные познакомиться с ним. Договорились с церковью о дне бракосочетания. В Комб-коттедже было слишком мало места, а Брайн-Морфа находился слишком далеко, поэтому заказали свадебный завтрак с полным обслуживанием в Бофортсквер. Касси была так счастлива, что даже забывала поесть. Она заканчивала последние главы своей книги.

— Сегодня вечером, — объявила она Алеку, когда он появился в Комб-коттедже за пару недель до Рождества, — я угощаю ужином. Работа закончена, сегодня я выслала рукопись издателю! Пойдем кутить.

Алек рассмеялся, увидев, что Касси достает из холодильника бутылку «Боллингера».

— Наконец-то! А я все думал, когда ты найдешь достойный случай откупорить его.

— Ты ставил шампанское, когда подарил мне это, — напомнила она, с любовью поворачивая кольцо вокруг пальца. С сияющей улыбкой она подняла свой бокал. — За Куин Флетчер, нашу душечку.

Вечер был восхитительным. Ужинали в «Синем кабане». Этот местный ресторан славился изысканной кухней, но оба были так заняты друг другом, что почти не замечали, что у них на тарелке. Потом Алек медленно проехал короткий путь до Комб-Астона и вошел в коттедж вслед за Касси с хозяйским видом, от которого ей было и смешно и до смерти приятно. Когда они оказались одни в доме, она с радостным вздохом шагнула в его открытые объятия и застонала, попав в железное кольцо его рук. Ярость его страстных поцелуев перешла в триумф; он шептал что-то обольстительное, воспламеняющее, у ее жадно ловящего каждое слово уха. Они опустились на диван. Он подтолкнул ее на подушки; коснувшись губами прикрытых в забытьи глаз, скользнул вдоль ее лица и как хищник впился в ее приоткрытые губы. Она обняла его за шею. Его руки спустились в вырез шелковой блузки, потом он зарылся лицом в ее груди и крепко обнял за талию. Алек повернул к ней измученное нетерпением лицо.

27
{"b":"8210","o":1}