ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не спросил, взяла ли ты чего-нибудь поесть.

— Конечно, взяла. Я же не совсем дура.

— Конечно, — невыразительным голосом сказал он. — Я и не считал тебя дурой. — Он помолчал. — Когда думаешь вернуться домой?

Домой? Касси оглядела свою спальню. Она когда-то верила, что всегда будет считать это своим домом. Теперь она сомневалась. Конечно, Бофорт-сквер «домом» не стал, но там хоть она не оставалась одна.

— Касси, — спросил Алек, — ты слышала, что я сказал?

— Да, слышала. Я приеду до обеда. Моя машина здесь, в гараже.

— Не надо. Я заеду за тобой.

— Не стоит…

— Сейчас я еду в Сент-Джон, — сухо перебил он. — Там я управлюсь к полудню и заеду за тобой, когда пойду обедать.

Касси со вздохом повесила трубку, выключила свет и отодвинула от двери кресло. При дневном свете ее страхи стали казаться нелепыми. Но все-таки ей было страшно одной. Итак, Комб-коттедж не оправдал себя как убежище. Еще вчера она хотела отменить его продажу. Теперь она колебалась.

Касси приняла ванну, отыскала в шкафу и надела коричневые твидовые брюки и ярко-розовый свитер, потом нашла коричневые шерстяные носки, надела замшевые ботинки на низком каблуке, причесалась, подвязала волосы коричневой бархатной лентой и спустилась, чтобы приготовить себе завтрак.

Пока она ела, еще раз зазвонил телефон. Касси злобно посмотрела на него. Если Алек намерен каждые полчаса справляться о ней, она просто с ума сойдет! Это была его регистраторша Маргарет. Она сообщила Касси, что некий инспектор Райли звонил и просил миссис Невиль принять его.

— Я не знала, как быть, — виновато проговорила она, — так что сказала ему, что вы вышли и чтоб он перезвонил через полчаса. Мистер Невиль ответил, что вы будете дома к обеду, но инспектор Райли, кажется, хотел как можно скорее поговорить с вами. Дать ему ваш телефон?

Касси задумалась.

— Вот что, Маргарет, — медленно произнесла она, — когда инспектор Райли перезвонит, скажите ему, пусть зайдет ко мне сюда. Он знает адрес. Если не сможет, скажите, что я буду в Бофорт-сквер после обеда.

Касси было интересно, о чем это Лайам спешит поговорить с ней. Она позавтракала, вымыла посуду и тут увидела, как подъехала машина, из которой вышел Лайам и направился по дорожке к дому. Касси с удовольствием следила за ним из окна: шел он бодрым шагом и, казалось, помолодел.

Она поспешила открыть ему и встретила его улыбкой.

— Здравствуй, Лайам. Заходи. Попьем кофе, или тебе нельзя тратить время на светские визиты?

Лайам неожиданно чмокнул ее в щеку и пошел следом за ней на кухню, заверив, что с удовольствием выпьет кофе.

— Потому что я на самом деле здесь не со светским визитом, — сообщил он ей.

— Трам-тарарам, всем стоять, не двигаться! — выпалила Касси, подняв руки. Лайам рассмеялся и сел за стол. С раскованным и довольным видом он наблюдал за тем, как она наливала воду в чайник и расставляла чашки.

— Этим визитом я убиваю сразу двух зайцев, — сказал он. — Даже трех, — добавил он, смущенно улыбаясь. — Во-первых, Касси, поздравляю тебя… это что касается вступления в брак. Жаль, что ты заболела и не смогла путешествовать в медовый месяц.

Касси пристально взглянула на него, подавая ему чашку.

— Кто тебе рассказал об этом?

— Бен. Я звонил ему вчера вечером, чтоб узнать твой телефон, а он сказал, что ты неважнецки себя чувствуешь.

Касси села у противоположного края стола, подперев руками подбородок, и сердито посмотрела на него.

— Было похуже, Лайам. У меня был выкидыш.

— Как! — потрясение воскликнул он. — Черт, Касси, не знаю, что сказать. Бен в подробности не вдавался.

— Ничего удивительного. — Касси отпила кофе. — Впрочем, не надо об этом. Ты сказал, у тебя три дела. Так где еще два?

Казалось, что Лайаму хочется выразить еще что-то сочувственное, но он погладил ее руку и удивил новостью о том, что часть ее имущества найдена. — Не может быть, Лайам! — воскликнула она.

Он заверил ее, что еще как может быть: на нескольких толкучках в районе Бенбери было обнаружено немало краденых вещей. Воры пойманы, и мейсенские статуэтки, картины и пемброкский столик, принадлежавшие Касси, находились в полиции.

— Электротехники пока, увы, нет, но может тоже объявиться, — добавил Лайам.

— Это не имеет значения. Я беспокоилась о бабушкиных статуэтках и о мамином столике. — Касси вскочила на ноги и звонко поцеловала Лайама. — Так мило с твоей стороны приехать, чтоб лично сказать мне. Когда вернут вещи?

— Как только их привезут в Пеннингтон, — сказал Лайам и интригующе улыбнулся.

— Давай, Лайам, а третье?

— Мы с Дэттой снова вместе, — смущенно ответил он и встал, намереваясь уйти.

Касси поддалась порыву и обхватила его за плечи.

— Как я рада, Лайам. И за тебя, и за детей.

Китги и Тесе, должно быть, так счастливы.

— Они очень счастливы. А ты, Касси? — Он прикоснулся рукой к ее бледной щеке. — Ты выглядишь так, будто тебя ветром сдуть может. Невиль очень расстроился, когда ты потеряла ребенка?

— Еще как расстроился. — Касси уныло улыбнулась. — Он совершенно убежден, что, это твой ребенок.

Когда Алек приехал за Касси, он окинул ее профессиональным взглядом и заявил, что она действительно выглядит лучше.

— На тебя так подействовал свежий воздух или пребывание в коттедже? — спросил он, когда нес ее чемодан к машине.

— Наверно, и то и другое, — неискренне ответила она, потом, когда он сел рядом с ней, посмотрела прямо ему в лицо. — Лайам Райли заходил ко мне утром.

Алек вцепился руками в руль.

— Не мешало бы ему стать порядочным мужчиной и прекратить волочиться за тобой. Ты же замужем, черт… — Он замолчал, включил зажигание, и машина, слегка покачиваясь на неровной дорожке, выехала на шоссе.

— Сперва он позвонил в Бофорт-сквер, — сказала Касси, не обращая внимания на замечание Алека. — Можешь мне не верить, но цель его визита — не установить порочащую связь с новоиспеченной невестой, а уведомить меня о том, что кое-какие из моих вещей нашлись.

Алек слегка оттаял.

— А, ясно. Извини. Честно говоря, я был уверен, что больше тебе их не видать.

— И я так думала. — Касси взглянула на него. — Еще он хотел поделиться тем, что вернулся к жене и детям и теперь очень счастлив. Алек нахмурился.

— Он сказал, что счастлив? Не слишком тактично с его стороны, при сложившихся обстоятельствах.

— Что за обстоятельства? — резко спросила она. — У Лайама все складывается наилучшим образом. Я рада и за него, и за Китги и Тесе.

Алек молча вел машину, потом не удержался и спросил, говорила ли она Лайаму о выкидыше.

— Да, Алек, я ему сказала. — Касси смотрела вперед на дорогу, лицо ее было каменным.

— И как он отреагировал?

— Он очень сокрушался.

— Еще бы он не сокрушался, — произнес Алек настолько грубо, что Касси уже не стала ничего объяснять.

Вечером они вдвоем сели, в столовой за простой и вкусный ужин, приготовленный миссис Лукас, которая приходила у них убирать. Касси предпочла бы ужинать на кухне, но миссис Лукас решила во что бы то ни стало остаться подавать на стол, и пришлось разыграть полный спектакль с канделябрами и вином, из-за чего все это превратилось в фарс.

Касси почти не ела, зато два бокала вина выпила как лимонад, и кончилось тем, что уже после двух чашек кофе у нее разболелась голова. Она пожелала Алеку спокойной ночи и легла пораньше.

Нет, думала Касси, дожидаясь, чтобы подействовали таблетки аспирина, так никуда не годится, что это за супружеская жизнь! Завтра она поедет в Уэльс. И когда Алек зашел узнать, не надо ли ей чего, она сказала ему о своем решении.

— Ты не можешь так далеко вести машину. Ты еще нездорова, Касси, — непререкаемым тоном сказал он. Добавлять, что он лично запрещает даже думать об этом, не было необходимости: это можно было прочесть на его лице.

— Я поеду поездом, — сказала Касси, отворачиваясь. — Мне… хочется побыть с мамой.

31
{"b":"8210","o":1}