ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алек выпрямился и с каменным лицом смотрел сквозь лобовое стекло.

— Я был совершенно уверен, что найду тебя замужней женщиной, если вообще удастся найти тебя.

Неужели он хотел разыскать ее?

— Однажды я чуть не оказалась замужем, — призналась она.

— И что?

— Ничего не вышло.

— То есть ты ему дала от ворот поворот? Это на тебя похоже.

Касси резко вздохнула.

— Пожалуйста, не надо.

— Трудно поверить, что тебе лишь раз делали предложение. Ты сделалась красавицей, — продолжал он, — и перестала стесняться своих порывов. Двадцатилетней девчонкой ты крепко держала себя в руках. За исключением, конечно, одного незабываемого случая.

Касси вскинула голову. Глаза ее горели.

— Алек, не смей говорить об этом.

Он насмешливо повел бровью.

— Так ты не забыла? Я очень уважаю твои чувства, но, Касси, должна же ты, хотя бы и спустя столько лет, объяснить мне, что случилось? Почему ты вдруг так меня бросила?

— Значит, было почему, — уклончиво ответила она.

— Ты ничего мне не объяснила. — Он был расстроен. — Вечно у тебя какие-то тайны. Даже когда мы договаривались о свидании, ты была способна отменить его, ничего не сказав о причине. А что за переполох был, когда я сказал, что хочу познакомиться с твоими родными!.. — Он скривил губы. — Я тогда даже думал, не подстричься ли мне, подозревая, что это все из-за моей внешности. Касси невольно вздохнула.

— Ни за что не поверю, Алек. Серьга и немыслимая шевелюра были твоим вызовом общественным нравам.

— Ты до сих пор это помнишь? — удивился он.

— Ты достаточно часто напоминал об этом! Он криво усмехнулся, потом тихо сказал:

— А я остолбенел, когда увидел тебя с этими детьми.

— Почему? У меня вполне могли быть дети.

— Но ты не изменила фамилии. Конечно, я подумал, что ты…

— Готова выйти замуж?

— Когда это ты была готова? Я имел в виду, что ты не обременена семейными узами.

Они обменялись долгим, откровенным взглядом, потом Касси изобразила вежливую улыбку — Мне пора. Не стану тебя задерживать.

Алек выскочил из машины и подошел, чтобы помочь ей выйти.

— Так как же, поужинаем вместе?

Касси деликатно отняла руку… Глядя ему прямо в глаза, она скрепя сердце покачала головой — Нет, Алек. Лучше не надо.

— Лучше? — Он слабо улыбнулся, не сводя с нее глаз.

Она вскинула подбородок.

— Не стоит огорчать Лайама.

— Понятно. Но может быть, он не будет против, если ты пригласишь меня на чашку кофе?

— Может быть, но я тебя не приглашу.

Он посмотрел на нее с насмешкой, как будто стараясь угадать, что она ему скажет.

— Почему же?

Касси выдержала прямой взгляд его синих глаз.

— Обычно говорят о «кофе», когда хотят чего-то совсем другого.

— Касси, дорогая, — медленно произнес Алек, — мне просто хотелось подольше поговорить со старым другом и вспомнить давние времена. Обещаю, что не буду срывать с тебя одежду, как только мы перешагнем через порог — Да ты и в самом деле стал другим, — заметила она.

— Если честно, не очень, — ответил он с едким смешком. — Я ведь и десять лет тому назад не был сексуально озабоченным зверем. До свидания, Касси.

Он повернулся на каблуках и молча пошел к машине

Глава 2

Касси всю ночь не могла заснуть. Почему давно угасшие чувства (она была в том уверена!) с новой силой охватили ее после этой встречи? Там, у него в кабинете, невзирая на их прошлое, они были врачом и пациенткой. Теперь все стало по-другому. Сегодня он растревожил ее чувства, и было очевидно, что и он испытывал то же самое. Ворочаясь в постели, она старалась вычеркнуть из сознания все, что случилось с ними когда-то, но тщетно. Воспоминания о том далеком лете крутились в ее сознании бесконечной видеокассетой. И как только ей удавалось приостановить ее, не дав дойти до конца, все начиналось сначала.

На первых порах она твердо решила не влюбляться в Алека Невиля прежде всего потому, что до нее столько девчонок в клинике поддавались его обаянию, а потом, когда он гнался за новым увлечением, горько обо всем сожалели. Сам Алек Невиль славился тем, что совершенно откровенно предупреждал о своих намерениях. Он никогда не скрывал, что в любовной игре ищет азарта и наслаждения, не признает семейных уз и не сочувствует слезам, которыми кончались его быстротечные интрижки.

Но когда Алек познакомился с Касси Флетчер, все с самого начала было по-иному. Раньше влюблялись в него. На этот раз любовь была взаимной, внезапной и порывистой. Такой любви ни он, ни она еще не испытывали.

Касси перевернулась на спину и устремила неподвижный взгляд на мерцающие за окном звезды. Она была не в состоянии более противиться нахлынувшим воспоминаниям, так долго дремавшим в ее душе. Постоянные отношения с ним полностью исключались, ей это было понятно с «самого начала. Александр Мерри Невиль был родом из Западных земель, где находилось его родовое поместье елизаветинской эпохи. Пройдя через Итон и Кембридж, он неизбежно должен был занять ведущее место среди товарищей по профессии и с избытком обладал уверенностью и чувством собственного достоинства, присущими человеку его среды. Брат был хирургом, отец — профессором медицины, а мать неутомимо занималась благотворительностью в своем районе. Сам Алек Невиль намеревался достичь вершин успеха и пока не желал обременять себя женитьбой с ее заботами.

Он с грубой прямотой сказал об этом Касси в самом начале их романа. И Касси, выросшая в тесном и унылом домишке, стоявшем на склоне холма в непрестижном районе Пеннингтона, решив, что бесполезно пытаться перешагнуть через пропасть, всегда разделяющую людей разных сословий, безоговорочно приняла условия их отношений и не посвящала его в свои личные обстоятельства, руководствуясь целым рядом соображений, о которых не говорила ни слова ни Алеку Невилю, ни кому-либо другому.

Да, она поступила неразумно. Теперь, за десять лет став более мудрой, она понимала, что надо было более откровенно поговорить с ним и предоставить ему самому решать. Но в те времена она только и заботилась о том, чтобы ничто не нарушало их идиллии. И вот он вернулся, если не в ее жизнь, то по крайней мере в Пеннингтон, и одно осознание его присутствия в десяти милях от нее вызывало тревожное чувство.

В холодном свете дня, усталая, раздраженная, совершенно разбитая, Касси встала с постели, твердо решив изгнать из мыслей Алека Невиля. Ей не терпелось снова начать работать, и она попробовала сесть за пишущую машинку, но рука болела и мешала повязка. Ей пришлось бросить это занятие. Тогда она взялась за разработку плана, наверстала упущенное время, упорядочив собранный фактический материал, неловко — одной рукой — подстригла кустики под осенним солнцем, долго говорила по телефону с мамой и так тепло встретила Лайама в единственный вечер на этой неделе, когда ему удалось к ней выбраться, что он, совершенно неправильно истолковав ее порыв, впервые попытался затащить ее в постель. Из-за этого произошла резкая перепалка, и Лайам в ярости бросился вон из дома, не съев ужина, который она так старательно для него готовила.

Расстроенная и злая, Касси хлопнула крышкой сковородки, выбросила в ведро оставшуюся печеную картошку, переложила салат в пластмассовый судок и убрала в холодильник. Взяв кофейник, она уселась перед телевизором смотреть какой-то допотопный черно-белый фильм и опустошила коробку шоколадных конфет, которую ей принес Лайам. Как и следовало ожидать, она так напичкалась кофеином, что, когда переключала канал, чтобы послушать выпуск новостей, руки ее почти не слушались.

Почему она не смогла принять любовь Лайама, спрашивала она себя в раздражении, неужели это было гак трудно? Сердце Касси неровно забилось. Да, Лайам Райли был приятным и умным мужчиной. Она была ему благодарна за то, что он ей помогал в работе. Но, как бы она ни ценила его дружбу, она не могла смотреть на него как на возлюбленного теперь, когда в ее жизни снова появился Алек Невиль.

5
{"b":"8210","o":1}