ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Передай от меня привет Адаму и сестрам, — холодно сказал он.

— Ты больше не танцуешь?

Он прикрыл глаза:

— Мне от многого пришлось отказаться, Лео.

Включая надежду.

Леони задрожала от налетевшего с улицы порыва ледяного ветра.

— Очень жаль, — вежливо сказала она.

— Правда? — Он пожал плечами. — Знаешь, на мгновение, когда я держал тебя в своих объятиях, я обезумел настолько, что поверил — что-то может измениться.

— Ничего не может измениться, — сказала она с внезапной резкостью. — Как ты можешь строить из себя саму невинность, когда все это время… — Она вдруг замолкла, словно ее силы иссякли. — Да какой в этом смысл? Мы оба знаем, что произошло. Как ты думаешь, почему я так долго держалась подальше от дома?

— Хотел бы я знать! Просвети меня, пожалуйста!

Она бросила на него негодующий взгляд и покачала головой:

— Какой ты хороший актер, Джон Сэвэдж! Ты просто великолепен в роли обиженного жениха… Она широко улыбнулась, увидев родителей, которые, провожая своих последних гостей, направлялись к ним из холла. — Спасибо, что заехал к нам сегодня, — громко сказала она. — Фенни была просто в восторге.

— Я очень рад, — ответил он так же громко и вежливо. — Она прелестный ребенок. — Он обернулся к Тому и Френсис:

— Великолепный праздник! Спасибо за приглашение.

Джон уехал вместе с Андерсонами после обычной церемонии прощания, которая не потребовала от Леони ничего, кроме дежурной улыбки, намертво приклеившейся к ее лицу. Затем она заявила родителям, что слишком устала, чтобы танцевать.

— Тебе вряд ли удастся заснуть, — сказала мама. Музыка будет по меньшей мере до двух часов ночи!

— Ничего! — Леони с ненавистью взглянула на свои туфли на высоких каблуках-шпильках. — По крайней мере я смогу избавиться хоть от этого!

И когда, свернувшись калачиком на груде матрасов, наваленных у стены возле широкой кровати Фенни, Леони размышляла обо всем, что произошло, она убедилась, что, даже если бы в доме царила абсолютная тишина, вряд ли ей удалось бы уснуть.

Увидеть Джона и — больше того — обнаружить, что его прежнее таинственное очарование все еще властно над ней… Нет, разве тут заснешь! Семь долгих лет прошло, с горечью думала она, а боль так же остра, как и в первый момент. В ту роковую весну, когда она отослала Джону обручальное кольцо и спаслась бегством в Италию, ее родители предприняли много отчаянных попыток переубедить дочь, прежде чем согласились принять ее единственное объяснение: она просто передумала. Они сразу же приняли Джона как члена семьи и, очевидно, до сих пор воспринимали его как пострадавшую сторону. Леони в ярости заскрипела зубами. Теперь он оказался в опасной близости, и ситуация представлялась просто невозможной! К тому же, раз она рассказала всем о двухнедельных каникулах в школе, простое бегство назад, во Флоренцию, невозможно. И потом, она не может позволить Джону испортить ее импровизированный отпуск!

— Ты не спишь? — прошептала Джесс, осторожно приоткрывая дверь.

— Шутишь! — Леони села и зажгла лампу.

Джесс плюхнулась рядом с Леони и зевнула.

— Если будешь вставать ночью, смотри не разбуди меня, — сказала Леони.

— Ты и с Роберто такая же деспотичная?

Леони сдержанно улыбнулась:

— Нет, он не дает собой командовать.

Джесс посмотрела на нее.

— Да уж, этот твой Роберто должен быть чем-то из ряда вон выходящим, чтобы ты ради него забыла Джона Сэвэджа.

— Джон — это давнее прошлое, — уклончиво ответила Леони.

— Кого ты хочешь обмануть? — Темные глаза Джесс иронично сверкнули. — Я видела, как вы танцевали в начале вечеринки.

Леони почувствовала, как вся краска бросилась ей в лицо.

— Ты видела?

— Да, потому что я была совсем рядом, позади тебя. Больше никто не заметил, Лео. Но я-то видела…

Ух, это было…

Застонав, Леони уронила голову на колени, потом произнесла:

— Джон решил поставить эксперимент, чтобы доказать мне… И это сработало, черт его возьми! — Леони подняла голову, чувствуя, как ее глаза наполняются слезами. — Это было так унизительно, Джесс. Мое тело все еще отвечает на прикосновения Джона, как бы мозг ни старался затормозить… Впрочем, какое это имеет значение! Вряд ли я увижу его еще…

Джесс нахмурилась:

— Но если после стольких лет Джон тебе все еще нравится, Лео, разве не проще заставить себя забыть о его проступке? Простить и снова быть вместе… Ведь это случилось только однажды, как я понимаю?

— Не надо обманываться, Джесс. Я не вернусь к Джону. Никогда!

— Жалко! — Джесс вздохнула и поднялась, чтобы снять платье. — Только, знаешь, не стоит искушать судьбу, Лео. Никогда не говори «никогда».

Глава 3

На следующее утро, поспав, как ей казалось, всего несколько минут, Леони встала пораньше, чтобы помочь маме с завтраком для гостей. Она осторожно выскользнула из постели, стараясь не разбудить Джесс и Кейт, умылась и переоделась в крошечной ванной, после чего спустилась вниз, в едва освещенную тусклым светом кухню.

Довольная, что на кухне никого не оказалось — родители и Фенни, вероятно, еще спали, — Леони принялась накрывать большой стол, поставила на него чашки и блюдца, приготовила кофейники и нарезала хлеб.

Потом вскипятила чай для себя и поджарила тост, с удивлением обнаружив, что проголодалась. Когда на кухню спустилась миссис Дисарт, ей оставалось только в изумлении развести руками:

— Как ты рано встала, дорогая! Я думала, ты еще спишь.

— Я выбрала себе довольно жесткий матрас, улыбнулась Леони. — Оказалось, не такая уж большая жертва покинуть его ради завтрака.

Она налила матери чаю и предложила сделать тост.

— Спасибо, наверное, не откажусь. Признаться, я с большим удовольствием полежала бы еще в постели, но мысль о голодной молодежи, слоняющейся по дому в поисках горячей пищи, заставила меня подняться.

— Ну, они все могли бы собраться в конюшне, и пусть бы Адам побеспокоился о том, где найти им завтрак!

— Это если бы им удалось разбудить его для начала! — Френсис рассмеялась. — Интересно, как они все там устроились? Наверное, передрались из-за кроватей.

— Студенты привыкли спать на полу, — успокоила ее Леони. — Помнится, мне частенько приходилось ночевать таким образом, когда я училась.

— Дорогая, ты говоришь о себе точно о каком-то библейском старце!

— Мне почти тридцать, мама.

— Сегодня утром в этих джинсах ты кажешься намного моложе. А вчера ты определенно произвела впечатление в своем удивительном платье! И не только на меня! — Френсис намазала тост маслом и с аппетитом откусила кусочек. — Как это кстати! Вчера мне толком не удалось поесть… Да и ты, по-моему, бросила свой ужин, как только появился Джон.

Леони укоризненно посмотрела на мать и покачала головой:

— Ты все замечаешь, правда?

Тишина и покой на кухне вскоре были нарушены — вниз по двое и по трое стали спускаться зевающие и заспанные гости. Леони немного поболтала с отцом, потом вызвалась сходить на ферму за Марци.

Сняв с вешалки куртку, она вышла во двор. Утро было свежее, немного морозное, и она улыбнулась, заметив, что в конюшне еще не было видно ни малейшего признака чьего-либо пробуждения. Дойдя до шоссе, Леони энергично зашагала вперед, потом свернула на проселочную дорогу, которая вела на ферму Спрингфилд. Знакомые с детства запахи и звуки — мычание коров, лай собак, — казалось, приветствовали ее. На ее стук открыл молодой гигант в толстых вязаных носках, на лице которого при виде посетительницы зевок сменился широкой улыбкой.

— Да это же Лео Дисарт пожаловала к нам из заморских краев!

— Привет, Крис, рада видеть тебя!

Сбросив свои грязные сапоги в углу у входа, она последовала за Крисом Морганом в уютную теплоту кухни, наполненной соблазнительными запахами жареного бекона. Крис указал ей на место за столом и пододвинул чайник:

— Садись и угощайся. Отец вывел вашу собаку вместе с нашими, но они уже вот-вот вернутся. А мамы нет дома, она уехала в гости к сестре, посмотреть на ее новорожденного.

6
{"b":"8211","o":1}