ЛитМир - Электронная Библиотека

Ник рассмеялся, запрокинув голову, совсем как когда-то, в те времена, когда он так нравился Кэсси. И ей вдруг стало до боли жаль прошлого, той жизни, которую разрушил Макс своей нелепой ревностью.

– Ты бы сказала об этом Эшкрофту?

– Только если бы он спросил, – честно призналась Кэсси. – Я рассчитывала, что мое общество и внешний вид произведут на него столь неизгладимое впечатление, что он не станет задаваться вопросом, откуда взялся обед.

– Он был просто сражен! – восторженно воскликнул Ник. – Я видел, как он на тебя смотрел. – Вдруг он стал серьезным. – А платье тоже было новое? Ты купила его специально?

Кэсси молча кивнула. Взгляд голубых глаз из-под черных ресниц насторожил ее.

– Да, а что?

– Не представляешь, как мне неловко. Ты наверняка потратила уйму денег на платье и парикмахера, не говоря уж о еде.

– Да хватит тебе извиняться, не то запущу в тебя тарелкой, – раздраженно ответила девушка. – Разыскать Элис – это поважнее любого платья. Если уж это не дает тебе покоя, можешь заплатить мне за обед, тем более что ты съел почти весь.

– Ладно, ладно, – примирительно отозвался он. – Мир, Кэсси. Раз мне придется платить, можно я налью себе еще вина? В последнее время я уже начал забывать, что существует такое чудо.

– Ты же за рулем, – заметила Кэсси.

– И как это я до сих пор жил без твоих подсказок, – саркастически проговорил он. – Надеюсь, вы не будете против, Кассандра Ловелл, если я оставлю машину здесь и вызову такси? Я вовсе не увлекаюсь алкоголем, но после пережитого сегодня стресса неужели это такое уж преступление – выпить стаканчик-другой? Особенно после двух месяцев воздержания?

– Нет, конечно. Прости. – Он хотел налить и ей тоже, но Кэсси покачала головой. – Спасибо, мне не надо. Потом сварю кофе. Бери свой стакан и бутылку и пойдем посидим в комнате. У тебя усталый вид.

Ник поднялся, зевая.

– В последнее время на меня много всего навалилось.

Они перешли в гостиную, и Ник с усталым вздохом опустился на диван. Кэсси устроилась в кресле, подобрав под себя ноги. Он печально взглянул на нее.

– Что же мне теперь делать, Кэсси?

– Ты насчет Элис?

– Да. И насчет Макса тоже. Честно говоря, я здорово беспокоюсь. Там, куда он направлялся, обстановка очень неспокойная. Надеюсь у него все в порядке.

– Вот уж действительно! – вздрогнула Кэсси. – Правда, меня волнует только Элис, – честно призналась она.

Некоторое время Ник сидел молча и лишь кивнул с улыбкой, когда она добавила в его бокал вина.

– Что же мне делать, черт возьми? Как устроить нормальное Рождество для ребенка? Надеюсь, Дженет останется в Чизвике. А я тогда мог бы пожить в одной из свободных комнат, пока Макс не объявится. С тех пор как они с Джулией расстались, мы почти не видимся, но он разрешает мне иногда навещать Элис.

– Еще бы! – возмутилась Кэсси. – Теперь, когда у нее нет ни бабушки, ни дедушки, бедняжка не слишком-то избалована вниманием.

Ник нахмурился.

– Если Джулия так любит Элис, как Максу удалось запретить ей с нею видеться?

– Он тогда так разошелся, что стал грозить ей судом. Но ведь всегда можно что-то придумать. Когда я забираю Элис из школы, я передаю ей письма и подарки от Джулии. И мама тоже. – Кэсси сердито вздохнула. – Твой брат просто изверг.

– Сводный брат, – поправил Ник.

– Ах, да. Я и забыла. Вы и вправду совершенно непохожи.

– Макс очень похож на свою мать. Она ушла к другому, когда он был еще совсем маленьким, и отец нанял няню по имени Эйлин Райан, а потом влюбился в нее. Они поженились, как только он получил развод, а где-то год спустя родился я.

– Я видела ее фотографию. Ты просто копия своей матери.

– Это точно. Мне ее не хватает. Не хватает их обоих. И Максу тоже. Вот поэтому-то, – в сердцах сказал он, – я никак не могу взять в толк, почему он не позволяет Элис и Джулии видеться. Ведь он любил мою мать, и она его тоже. Так же, как Джулия любит Элис.

– Возможно, все дело в гордости.

– Или он думает, что все женщины похожи на его родную мать.

Кэсси развязала шнурок, которым в спешке стянула волосы, когда торопилась на поиски Элис. Блестящие локоны каскадом рассыпались по плечам. Задумавшись, она прикусила прядь волос. Подняв глаза, Кэсси обнаружила, что Ник пристально глядит на нее.

– В чем дело?

– Любуюсь тобой, – уголки его губ тронула улыбка. – Бедный Руперт. Я только сейчас понял, что он потерял. Восхитительный ужин – пусть даже и купленный уже готовым – и прекрасную собеседницу. – Он театрально вздохнул. – Меня должна была бы мучить совесть, но нет, ведь это чистое везение. – В его красивых глазах что-то блеснуло. – Не волнуйся, Кэсси. Тебе нечего бояться.

– Рада слышать, – сердито отрезала она. – Я предпочитаю мужчин не с таким прошлым, как у тебя, Доминик Сеймур.

– Почему это мое имя звучит в твоих устах как ругательство? – удивился он.

– Это лучше, чем настоящие ругательства!

– Значит, ты все еще меня недолюбливаешь?

– Особых восторгов ты у меня не вызываешь, это уж точно, – пожала плечами Кэсси. – Хотя Джулия говорила мне, что ты в общем-то и не виноват в том, что тогда произошло. Я знаю, что раньше ты был в нее влюблен, но это и неудивительно. Почти все наши знакомые были влюблены в нее. Жаль только, что из всех она выбрала именно Макса.

– Она все еще его любит? – серьезно спросил Ник.

– Обычно мы не говорим о Максе, но я больше чем уверена, что это так. Хотя совершенно не могу понять, как она может испытывать к нему какие-то добрые чувства. Если бы мужчина обошелся подобным образом со мной, я бы его или убила, или навсегда вычеркнула из памяти.

– Так, значит, великие страсти не для тебя, Кэсси?

– Определенно. Я в этом плане совсем другая, – Кэсси пожала плечами. – Мне очень нравится Руперт, но я вовсе не думаю о наших отношениях как о чем-то постоянном.

Зевая, Ник поднялся с дивана.

– Пойду в ванную, а потом, пожалуй, вызову такси.

– Сначала я сварю кофе. – Кэсси проворно вскочила на ноги.

– Ты просто святая, Кассандра, – насмешливо улыбнулся он и, потягиваясь, удалился наверх.

Кэсси насыпала в кофеварку первосортный кофе, купленный специально, чтобы произвести впечатление на Руперта. Затем, повинуясь золотому правилу этого дома, быстро вымыла посуду: никакой грязной посуды не должно оставаться на ночь. Наконец темный ароматный напиток был разлит в высокие кружки, и, поставив на поднос сливки и сахарницу, Кэсси вернулась в гостиную.

Она осторожно толкнула коленом дверь и тут же отругала себя за то, что копалась так долго: растянувшись на софе, Ник Сеймур сладко спал.

Поставив поднос на стол, она попыталась растолкать его. Но все было бесполезно: он спал как убитый. Наконец Кэсси оставила его в покое, чувствуя, что и сама жутко устала. Отнеся поднос обратно на кухню, она сделала несколько глотков из кофейника и пошла наверх за одеялом Ханны, которая где-то каталась на лыжах вместе с Мэг. Сняв с Ника ботинки, она подложила ему под голову подушку и укрыла его одеялом. Ник продолжал спать. Как видно, смена часовых поясов, пережитое накануне потрясение да еще сытный обед и три стакана вина, от которого он успел отвыкнуть, сделали свое дело.

– Приятных сновидений, – нехотя вымолвила она и погасила свет.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Первое, что увидела Кэсси, пробудившись на следующее утро ото сна, была полуодетая Полли, энергично тормошившая ее за плечо.

– Ты совсем рехнулась, Кэсси Ловелл, – решительно заявила она. – Стоило поить этого Руперта вином и угощать ужином, чтобы потом уложить спать на диван!

– О Господи, – спохватилась Кэсси, мигом припоминая события прошлой ночи. – Он все еще там?

– Спит как младенец. Хотя, скорее, походит на красавца разбойника. – Полли выразительно закатила глаза. – Понимаю, почему ты так старалась, детка. Но объясни, ради Бога, почему ты отправила его на диван?

5
{"b":"8212","o":1}