ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Юрист? Не скажите... - задумчиво возразил Кай.

- Да нет, как юрист Марек - на своем месте! - Речь капитана становилась все более запальчивой. - Горько, конечно, сознавать, что приходится таскать по Галактике человека, который не отличит дюзу от клизмы даже после повторного инструктажа, но вы попробуйте ни разу не влипнуть в какую-нибудь историю, осуществляя навигацию между шестнадцатью населенными мирами, каждый из которых имеет свою собственную конституцию, налоговый и таможенный кодексы, а в дополнение к ним - религиозные и уголовные традиции, порядки и уймищу служителей закона, бестолковых, как джинн из бутылки!

Вот сейчас мы с вами сидим и ничего худого не делаем, а с точки зрения какого-нибудь их дурнями понапридуманных законов наверняка совершаем какое-нибудь преступление - не уголовное, так еще какое... А с Мареком мы проходим все барьеры и рогатки без сучка и задоринки... Нет такой запятой во всем этом ворохе бумаг, о которой он не знал бы всю подноготную... И вот из-за этого-то законника экипаж неделю страдал поносом и галлюцинациями! Еще немного и... Да что и говорить, кто мог ожидать, что старина Марек подведет нас всех под этакую колокольню своим увлечением светописью?

- Светописью? - удивился Кай.

- Фотографией Той, для которой нужны не цифровые сканнеры и программы обработки изображений, а всякая чертова химия, которая, попав в систему вентиляции, может наделать всяких бед! Я лично выкинул все запасы нашего милого юриста в гальюн! По-моему, он так и не простил мне этого. По крайней мере, в шахматы со мной больше не играет... Но, видит Бог - я спас его от линчевания!

- Понятно... - заметил Кай, лихорадочно пытаясь сообразить, каким образом их разговор заехал в столь отдаленную от заявленной темы область.

Но волны красноречия раздосадованного капитана вновь подхватили его, увлекая, как щепку, в совершенно непредсказуемом направлении.

- Поубивал бы людей, у которых бывают такие вот, извините за выражение, хобби! - продолжал капитан, расценив реплику собеседника, как стимул к продолжению своих излияний. - Каждый раз, когда Русти - наш боцман - притаскивает из увольнительной новый ворох электронных игрищ - это я про хобби, - нам приходится чистить память бортового компьютера от полусотни не меньше - новых вирусов, которые безмозглые бараны сочиняют от нефига делать в день по сорок штук! Вы знаете, когда у меня вылезла на макушке седина? Нет, не тогда, когда я сажал посудину системы "Кактус" на Галилею. А "Кактусы" не предназначены для посадок вообще, это орбитеры. Вовсе нет. И не тогда, когда по кораблю разбежались эти твари с Гринзеи... И не тогда, когда мы попали под мятеж на Харуре, - нет! Я поседел, когда мы торчали в самом центре "угольного мешка", в миллионах миль от обитаемых планет, и я набрал на бортовом компьютере команду на подпространственный бросок, а чертова машина написала мне в ответ кириллицей: "ПРИВЕТ ИЗ ВОРОНЕЖА"! Это не на Шараде, это город такой в Метрополии. На Земле - где-то между Данией и Китаем... Там у них народный промысел такой процветает с двадцатого аж века, оказывается, - рожать такие вот гадости... Наш программист деликатнейший был мужчина - и то просто необыкновенными словами ругался. А вы говорите - Мафия...

Вспомнив об исходной цели визита, который нанес ему Федеральный Следователь, капитан смолк, сосредоточив внимание на сложенных домиком пальцах.

- Я, собственно, закончил, - откашлявшись еще раз, уведомил его Кай. Попрошу вас только внимательно продумать поведение и занятия всех членов экипажа. Если что-нибудь покажется вам странным - не стесняйтесь побеспокоить меня. У вас есть еще что-то, что следует сказать мне?

- Есть, - коротко проронил капитан и, поднявшись, подошел к своему сейфу. - Вы, господин Следователь, включены в список лиц, которых я должен ознакомить с устройством системы уничтожения Груза. Сами понимаете, триста тонн "Пепла" - это триста тонн "Пепла"... В чужие руки его никогда не отдадим...

Он достал из сейфа черный пакет и протянул его Каю. Федеральный Следователь не первый раз встречался с инструкциями такого типа, и чтение не заняло у него много времени. Расписавшись, он вернул листок капитану. Тот пожал ему на прощание руку и, оставшись один, нахохлившись, впал в задумчивое оцепенение.

* * *

"Плачевное зрелище представлял наш кораблик, - рассказывал потом Русти. - Я сразу понял, что добра от этого не жди. В пассажирскую посудину мы превратились с этим "Пеплом", в туристический комплекс с массовиком-затейником в виде меня! На третьем уровне - при полном комфорте - рассовали шестерых спецов по эпидемии. Собственно, Миссию Спасения как таковую. Шесть отдельных боксов. Такое на "Констеллейшн" еще было предусмотрено. Хотя, конечно, и не "люкс", но получше, чем типовые каюты экипажа. Господа врачи - все профессора, никак не меньше - ужасный на судне свинарник развели, не отходя от кассы, как говорится..."

Свинарник был еще тот в общем салоне висел портрет Флоренс Найтингейл, дополнявший импровизированную доску объявлений, на которой сообщение о вечере знакомства с экипажем - еще относительно приличной формы и содержания - соседствовало с написанным, судя по всему, губной помадой извещением о том, что доктор Ульцер очень устала с дороги и просит не приставать к ней с глупостями до восемнадцати ноль-ноль послезавтра, а также с пришпиленной скотчем упаковкой слабительного с надписью: "Кто посеял?"... Под электронную имитацию аквариума, украшавшую табельный "уголок отдыха", был вызывающе небрежно запихнут идиотского вида рюкзак, а самих электронных рыбешек кто-то всерьез пытался накормить мотылем - далеко не электронным. Кроме того, на стилизованной под каминную полку панели демонстрационного экрана пристроилась сиамская кошка совершенно нехарактерной для этой породы рыжей масти. Это был последний штрих, повергший Русти в полное уныние.

Кошка - да еще и р-ы-ж-а-я - на борту перед самым стартом - визитная карточка Князя Тьмы, это и дураку известно...

* * *

Сверившись с записью в полетной ведомости, Русти определил, что не приставать с глупостями следует к пассажиру бокса номер четыре. Дверь упомянутого бокса была не загерметизирована, и из-за нее доносились отчетливые чертыхания.

3
{"b":"82169","o":1}