ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обжигающие ласки султана
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Чернокнижники выбирают блондинок
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Папа и море
Там, где кончается река
И тогда она исчезла
Двадцать три
Шестнадцать деревьев Соммы
Содержание  
A
A

Это был немолодой грузный мужчина лет сорока пяти. Он резко махнул рукой и сел в ту «Волгу», на заднее сиденье рядом с Цаповым. С другой стороны плюхнулся Раскольник, и молодой прыщавый водитель резко рванул машину с места.

– Все в порядке, – повернулся к ним человек, сидевший рядом с водителем, очевидно, командир группы боевиков, – мы освободили всех четверых. Жалко, что ушел Абдулрагим. Мы могли схватить и его самого.

– Всех наших ребят освободили? – спросил Цапов.

– Всех, – кивнул командир.

– Это Ахмед, доверенный человек Султана, – пояснил Раскольник, – мы с ним всю ночь искали вас по всему Ташкенту. Хорошо еще, что успели. Нам сообщили, что на дороге были слышны выстрелы, и я понял, что ты пытался бежать. Я боялся опоздать.

Позади слышалось завывание автомобильных сирен.

– Мы уехали вовремя, – пояснил Ахмед, – у нас здесь нельзя долго стрелять. Это не Таджикистан. Здесь порядки строгие. Могут арестовать.

В Узбекистане местный режим, державшийся на традиционном обожании первого лица, был самым устойчивым в Средней Азии и самым жестким по отношению к разного рода преступникам и оппозиционерам.

– Откуда Абдулрагим мог узнать о нашем появлении в Ташкенте? – спросил Цапов. – Видно, кто-то сообщил ему о нашем прибытии.

– Мы все узнали, – снова обернулся к ним Ахмед – так звали командира. – К нему прилетел человек Хромого Шалвы из Москвы. Это тот самый грузин, который убежал вместе с Абдулрагимом. Мы хотели...

– Он не убежал, – перебил его Раскольник.

– Что? – не понял Ахмед. – Как это не убежал?

– Он не убежал, – настойчиво повторил Раскольник, отворачиваясь.

– Понял, – строго кивнул Ахмед, уважительно глядя на Раскольника, – это хорошо. Султан будет доволен. А вы его карманы смотрели?

– Нет, конечно, – презрительно ответил Раскольник, – я не мародер. – У него был свой кодекс чести.

– Понятно, – согласился Ахмед, – просто мне кажется, что вы могли бы посмотреть его документы.

– Это меня не касалось, – резонно ответил Раскольник. – Я должен был только освободить пленников.

Ахмед разочарованно отвернулся. Каждая машина добиралась до места назначения отдельно. Они доехали до какого-то дома, где их уже ждали. В доме Цапову тщательно обработали рану, наложили повязку на поврежденное плечо, переодели в другую одежду. И только после этого вместе с Раскольником повели в другую комнату.

Цапов вошел туда и обомлел. За большим столом сидели два человека. Очень пожилой узбек в традиционном восточном халате и какой-то смешной тюбетейке. Он был похож на доброго джинна из сказки. Но Цапов знал, что перед ним хозяин дома, глава наркомафии в Средней Азии. Впрочем, его изумление вызвал даже не Султан, а второй человек, сидевший с ним рядом. Это был Афанасий Степанович, неизвестно откуда и неизвестно как оказавшийся в Ташкенте.

– Что смотришь? – весело спросил Афанасий Степанович. – Пришлось мне сюда лететь, тебя, дурака, выручать.

Цапов усмехнулся. Стоявший за его спиной Раскольник тяжело задышал, словно он совершил какой-то проступок и теперь ему предстояло за него отвечать. Но Афанасий Степанович был настроен благодушно.

– Можешь идти, – разрешил он Раскольнику, – хорошо, что сумели быстро все провернуть. Только это не твоя заслуга. Нужно было в аэропорту быть более внимательным, все предусмотреть. А ты, Сухой, проходи, садись, – показал он своему помощнику, – у нас с тобой разговор будет долгий.

Раскольник повернулся и молча вышел, а Константин сел за стол, справа от главарей мафии. За все время Султан не проронил ни слова, просто внимательно смотрел на Цапова, словно проверяя свои сомнения.

– Как получилось, что они вас взяли, как котят? – строго спросил Афанасий Степанович. – Вы, четверо подготовленных людей, не смогли ничего сделать. Как это могло случиться?

– У них свои люди в пограничной службе и среди таможенников, – ответил Цапов, – поэтому они и взяли нас прямо на выходе из зала. Я сам видел, как их предупреждали офицеры-пограничники. Каждого из нас встречала целая группа людей с оружием в руках. Мы ничего не могли сделать.

– Дальше, – потребовал Афанасий Степанович.

– Нас посадили в автобус и повезли куда-то за город. Я попытался бежать, вышел из автобуса...

– Как это вышел? – не понял Афанасий Степанович. Что-то в его лице и в голосе насторожило Цапова.

– Я попросился по нужде, и меня вывели, – объяснил Цапов.

Афанасий Степанович взглянул на Султана, и тот кивнул головой.

«Он хочет, чтобы я оправдался перед этим местным „вождем“, – понял наконец Цапов, – он хочет, чтобы тот нам по-прежнему доверял. Весь этот спектакль для него».

– Я попытался бежать, – рассказывал Цапов, – ребята мне помогли, – соврал он – трое парней Горелого даже не сделали попытки убежать вместе с ним или хотя бы отвлечь внимание боевиков, чтобы он мог убежать, – нам удалось убить двоих и ранить несколько человек. Среди них был и Аббас, доверенное лицо Абдулрагима. Но нас все равно схватили. Уйти без автомобилей мы не могли, не знали дороги, да и ночью ничего не было видно.

– Кто ранил Аббаса? – вдруг спросил Султан. По-русски он говорил очень хорошо, гораздо лучше, чем его боевики.

– Я.

– Ты смелый человек, – без улыбки констатировал Султан, кивнув ему головой. Афанасий Степанович ободряюще подмигнул ему. Значит, все шло правильно.

– Потом меня привезли в этот ангар и начали пытать, – продолжал рассказ Константин, – сначала они меня били, а потом стали пытать по-настоящему. Аббас приказал принести сварочный аппарат, и мне пытались «приварить» дополнительное плечо. Но не успели. Как только они начали, на ангар напали и меня выручили. Вот и все, что было. Конечно, ребят тоже били. Но пытать не успели.

– А почему у тебя лицо в порядке? – спросил Афанасий Степанович.

– Их врач, – показал на Султана Константин, – видел мое тело, они били меня полчаса. А потом принесли сварочный аппарат, – он несколько театрально рванул на себе рубашку, показывая перебинтованное плечо.

– Я все знаю, – отмахнулся Султан, – он говорит правду, – подтвердил хозяин дома, обращаясь к Афанасию Степановичу. Получалось, что уже сам Султан подтверждает алиби Цапова и других пленников, захваченных его конкурентами.

– Что случилось с посланцем Шалвы? – спросил Афанасий Степанович. – Нам сказали, что его убили.

– Его задушил Раскольник, – подтвердил Цапов, испытывающий своеобразное чувство благодарности к этому палачу, – если бы не он, меня наверняка приварили бы к какой-нибудь трубе. Или просто убили. Он спас мне жизнь и лично задушил посланца.

Султан посмотрел на сидевшего рядом с ним Афанасия Степановича:

– По-моему, все ясно. Нам нужно скорее высылать людей для получения груза.

– Да, конечно. А как быть с Абдулрагимом? Он ведь сумел спастись. Что, если его люди нападут на ваш караван, когда он будет двигаться по маршруту?

– Не волнуйся, – улыбнулся Султан, – мы дадим такую охрану, что они не посмеют появиться рядом с нашим караваном. Главное, чтобы груз дошел до места назначения.

– Можешь идти, – разрешил Афанасий Степанович, взглянув на Цапова, и, когда тот выходил, он позвал его.

Цапов обернулся.

– Спасибо.

Чувство благодарности не входило в число основных достоинств Афанасия Степановича, и удивленный Цапов отнес этот жест к тому театральному действу, которое они разыгрывали для местного главаря наркомафии. Он что-то пробормотал в ответ и закрыл за собой дверь.

Вечером Афанасий Степанович предложил Цапову поехать куда-нибудь в ресторан. По дороге он часто шутил, что-то рассказывал, принципиально не касаясь никаких вопросов дальнейшей командировки помощника, глазами показывая на водителя автомобиля, который им предоставил Султан. Они приехали в какой-то небольшой китайский ресторан, где их провели в полутемный зал. Для них был приготовлен кабинет с уже накрытым столом, но Афанасий Степанович неожиданно поменял все, решив устроиться прямо в зале, за одним из столиков, только что покинутым посетителями. Цапов понял, что тот нарочно выбрал именно этот столик, чтобы исключить возможность подслушивания.

32
{"b":"822","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Молочные волосы
Небесная музыка. Луна
Блог на миллион долларов
Попрыгунчики на Рублевке
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Трамп и эпоха постправды
Буревестники
Ирландское сердце