Содержание  
A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
69

– Прекрасные формы, – одобрительно сказала она.

– Могу уступить, – нагло усмехнулся Кудрявцев.

– Спасибо, – кивнула она, – но мне пока это не нужно.

– Когда понадобится – всегда готов уступить. – На этом поле переиграть Кудрявцева было невозможно. Здесь он чувствовал себя привольно и уверенно.

– Я пришла к вам поговорить, – придвинула она стул к его постели.

– Догадываюсь, что не на свидание, – проворчал он. – Что опять нужно от меня вашему Бюро координации? Надо же какое название. Придумали бы что-нибудь поинтереснее.

– Обязательно передам ваше рационализаторское предложение, – сухо сказала Надежда, – но меня больше интересует, как назвать ваш поступок. Вернее, как его можете назвать вы сами.

– Вы имеете в виду эту девочку? – показал на дверь Кудрявцев. – Не будьте такой моралисткой, это же красиво и естественно.

– Я говорю не о ней. Речь идет о Горелом.

– А при чем тут он? Или вы его арестовали?

– Пока нет. У нас нет конкретных доказательств его вины. Ничего, кроме вашего голословного утверждения. Кстати, почему вы предполагаете, что покушение на вас было совершено именно по указанию Горелого?

– Я ничего не предполагаю, – огрызнулся Кудрявцев, – я знаю.

– Тогда, может, объясните, зачем ему убирать вас? Что именно вы с ним не поделили?

– Это наше внутреннее дело. Я и так сделал большую глупость, рассказав вам о Горелом. Но долг чести обязывал, – немного высокопарно сказал Кудрявцев, – пришлось оказать вам эту услугу.

– О какой чести идет речь? – нахмурилась Виноградова. – По-моему, это слово вам вообще не знакомо.

Он привстал.

– Вот как! – сказал он, покачав головой. – Впрочем, что можно ожидать от переодетой милиционерши, – он откинул голову на подушку и закрыл глаза.

– Чего угодно, кроме предательства, – презрительно сказала Виноградова. Он моментально открыл глаза.

– Что вы сказали?

– Не притворяйтесь, что не слышали. Горелый хотел убрать вас как лишнего свидетеля, мешающего его планам.

На этот раз он ответил не сразу. Просто переваривал информацию. Потом произнес:

– Поздравляю вас, вы прекрасно поработали.

– Во всяком случае, теперь мы знаем, почему Горелый хотел вас убрать.

– Интересно, что именно вы знаете, – чуть приподнялся Кудрявцев, опираясь на правую руку.

– Вы рассказали Горелому о готовящейся переправке большого груза с наркотиками, предложив, очевидно, поделиться. Вы знали, что груз будут сопровождать и боевики Горелого. Возможно даже, что вы сами инициировали эту помощь. А потом предложили Горелому отбить этот груз, перехватив его в дороге.

– Как вы интересно рассказываете, – процедил сквозь зубы Кудрявцев, – кажется, я ошибся. Вы не переодетая милиционерша, вы настоящая Мата Хари. Может быть, вы раньше работали в КГБ?

Она, не обращая внимания на его колкости, продолжала:

– Он просчитал варианты и справедливо решил вообще не делиться с вами полученной прибылью. Поэтому и послал наемных убийц, чтобы убрать вас. Но, на его беду, там оказались мы с моим напарником, и убийцы не смогли довести до конца порученное им дело.

Он замолчал, потом тяжело спросил:

– Ну и что?

– Ничего. Просто наши аналитики считают, что Горелый обязательно повторит свою попытку. И на этот раз нас может не оказаться рядом.

Он усмехнулся.

– Вы никого не заметили, когда входили сюда в палату?

– Это ничего не значит. В прошлый раз с вами тоже было двое ваших людей. Если сюда придут профессионалы, то эти дуболомы не смогут их остановить. И вы лучше меня знаете, что я права.

– Увидим, – нахмурился Кудрявцев.

– Поймите меня правильно, я вам не угрожаю. Просто пытаюсь проанализировать ту обстановку, в которую вы попали.

– И ваше Бюро знает, как мне выйти из этой ситуации?

– Мы знаем, как можно решить эту ситуацию с меньшими потерями, в том числе и лично для вас.

– Любопытно, – он смотрел ей в глаза. – По-моему, вам удалось узнать больше, чем следовало, за те несколько дней, которые вы занимаетесь моей скромной персоной.

– Вы еще можете спасти себе жизнь, – продолжала она, несмотря на его ехидный тон. – Ваш единственный шанс – рассказать, где и откуда пойдет груз в СНГ.

– Ах вот вы о чем, – он коротко и неприятно рассмеялся, снова откинувшись на подушку. – Типичный метод недалеких следователей, – сказал он, глядя в потолок, – сначала запугать подследственного, а потом предложить ему чистосердечное раскаяние. Я думал, что ваше Бюро работает по-новому. А у вас все приемы и методы старой школы.

– Я предложила вам конкретный выход, – твердо сказала она, – так что решайте сами – и не забывайте еще об одном человеке, который может оказаться опаснее Горелого.

– Ваш начальник? – засмеялся Кудрявцев, но смех его был натянутым.

– Нет, человек, которого вы предали. Ваш друг Зардани.

На этот раз Кудрявцев вздрогнул. Вздрогнул и перестал улыбаться. Повернул голову.

– Я никогда не слышал о таком имени, – глухо сказал он.

– Я повторяю: у вас есть только один шанс, – она открыла сумочку, доставая записную книжку. Вынула ручку, написала несколько телефонных номеров и, встав, положила записку на стул, на котором сидела.

– Здесь наши телефоны, если передумаете, можете позвонить.

Глядя ей прямо в глаза, он протянул руку и, не спуская с нее своих глаз, разорвал записку на мелкие кусочки. Она закусила нижнюю губу.

– Впрочем, если передумаете, вы знаете, где нас найти, – сказала она и пошла к двери.

– Стойте! – громко крикнул он.

Она остановилась, повернулась к нему.

– Откуда вы узнали про Зардани? – тихо спросил он. Вместо ответа она сделала несколько шагов к выходу и захлопнула за собой дверь.

Он остался один. Подумав немного, нажал кнопку звонка. Появилась девушка.

– Позови Вадима, – приказал Кудрявцев.

Она поспешила исполнить его приказ. В палату вошел высокий охранник.

– Вадим, – обратился к нему раненый, – вызови дополнительную охрану, пусть здесь постоянно дежурит не меньше пяти-шести человек. Я все оплачу. И пусть следят за моим окном. В него могут выстрелить даже из гранатомета.

– Может, поменять палату?

– Нет. Это не поможет. Пусть под окнами все время ходит один из твоих людей. Ты меня понял?

– Все сделаем, – поспешил исчезнуть за дверью Вадим.

Роман Кудрявцев остался один. Он снова закрыл глаза, но в ушах звучал голос гостьи, так опасно подобравшейся к нему и его тайне.

«Человек, которого вы предали», – сказала она. Если об этом начнут говорить в Москве, то у него просто не останется никаких шансов выжить. Зардани пришлет сюда фанатиков, которые забьют коридор собственными телами, но достанут его. Он осмотрел палату. Очень не хотелось, чтобы она стала его последним убежищем.

«А может, просто уехать из этой страны, из этого отстойника? – вдруг подумал Кудрявцев. – Переждать где-нибудь в Испании, пока все утрясется. Если груз дойдет до назначения, то Зардани не поверит никаким слухам. А если не дойдет, то тогда лучше мне быть далеко, и гнев Зардани обратится против других. Но сначала нужно решить проблему Горелого. И проблему этой девочки, которая, как это ни прискорбно, оказалась невольным специалистом по моим собственным проблемам». Роман колебался недолго. Он крикнул:

– Вадим! – И когда тот появился в дверях, подозвал его кивком головы. – У меня еще одна просьба, – сказал он.

– Конечно, – кивнул тот. Никто не знал, что частная охранная фирма была лишь прикрытием для боевиков Кудрявцева, которые выполняли его деликатные поручения. Вадим был одним из немногих, кому он лично поручал задания разной степени сложности.

– Ты видел молодую женщину, которая вышла отсюда? – спросил Кудрявцев.

– Да, – кивнул тот, на его лице ничего не отразилось.

– Красивая женщина, – неопределенно протянул Кудрявцев.

– Очень, – вежливо согласился Вадим.

– И очень много знает, – с ударением на последнем слове произнес Роман.

35
{"b":"822","o":1}