Содержание  
A
A
1
2
3
...
54
55
56
...
69

– Убрать обоих? – переспросил Цапов.

– Да, – сурово подтвердил Афанасий Степанович, – обоих. У нас просто нет другого выхода.

– Понимаю.

– И лучше будет, если об этом никто не узнает. Не обязательно, чтобы хозяева пронюхали о том, что мы подозреваем собственных людей в стукачестве. Вывезите их куда-нибудь за город и там оставьте. У вас сегодня весь день впереди.

– Вывезите, – повторил за ним Цапов, – а кто второй, с кем вывозить?

Афанасий Степанович лукаво подмигнул ему и сказал:

– Раскольник уже здесь. Он прилетел с настоящей партией груза. Ты должен меня извинить, Константин, но до конца я не верю даже самому себе. Ваш караван действительно был прикрытием для настоящей партии груза. И за вами, как ты знаешь, действительно следовал отряд прикрытия. Но третьего каравана не было. Настоящая партия груза прилетела в Бухару по воздуху. Из Термеза. Как ты понимаешь, это слишком большая партия, чтобы мы могли рисковать, перевозя груз по автомобильным дорогам.

Цапов угрюмо кивнул:

– Я примерно так и думал, – признался он, – мне еще тогда показалось странным, что настоящий караван идет без прикрытия.

– Правильно думал, – подтвердил Афанасий Степанович, – но Раскольник нужен мне не только для того, чтобы утопить щенков Горелого. Он мне нужен и как постоянно заряженное дуло винтовки у головы хозяина дачи, у которого мы только что были в гостях. Если тот выкинет какой-нибудь фортель, винтовка выстрелит. Ты и Раскольник – мои лучшие снайперы. Поэтому я и взял вас на эту операцию.

– Когда кончать с ребятами? – уточнил Цапов.

– Прямо сейчас. Раскольник приедет ко мне через полчаса.

– Не нужно, – возразил Цапов, – он мне не нужен. Я сам с ними разберусь.

– Меня всегда поражает, что ты, в общем умный человек, иногда идешь на глупый, неоправданный риск. Зачем тебе это нужно? Вдвоем вы с ними разделаетесь без особых проблем.

– Я думаю, нам нужно немного подождать, – вдруг предложил Цапов, – хотя бы несколько часов.

– Почему подождать? – нахмурился Афанасий Степанович. Он не любил, когда обсуждали его приказы.

– Если один из них работает на легавых, то он обязательно попытается сегодня с ними связаться, узнав о том, что груз уходит из Бухары и он больше не будет его сопровождать. Кроме того, они только вчера узнали о том, что груз, который мы так охраняли на протяжении всего пути, не настоящий. Я спрашиваю себя, что бы сделал агент в такой ситуации? Он бы попытался сразу связаться со своими хозяевами. Значит, будет лучше, если мы пока будем просто следить за парнями. И здесь без помощи Ахмеда мне не обойтись.

Афанасий Степанович с удивлением слушал своего подопечного. Он не мог не признать, что тот был прав. Афанасий Степанович был достаточно опытным человеком, чтобы не упорствовать в своем решении.

– Ты сильно прибавил за последнее время, Константин, – с уважением сказал он, – я работаю с тобой уже столько времени и могу сказать, что ты очень сильно прибавил. Я, кажется, могу с тобой согласиться. Но ждать мы будем только до трех часов дня. Если ни один из них не проявит активности, ровно в три часа дня ты попросишь машину у Ахмеда, которого я предупрежу заранее, и лично вывезешь их за город. Если ты считаешь, что справишься один, тем лучше. У Раскольника и так слишком много дел.

Цапов кивнул головой, соглашаясь. Через десять минут он уже возвращался в «БМВ» к дому, где жили его спутники по нелегкому путешествию.

* * *

В гостинице, где остановились Ибад и его спутники, раздался телефонный звонок. Ибад подошел к телефону.

– Вы можете приехать поговорить о вашем товаре сегодня через два часа, – сообщил Ибаду неизвестный.

Ибад положил трубку. Потом, подумав немного, вышел из своего номера, прошел по коридору и вошел туда, где оставались его спутники.

– Идите за мной, – приказал он обоим.

Оба боевика молча поднялись, отправляясь за Ибадом. Несовершенная система аэропортовских проверок тем не менее не позволяла провозить оружие, так как они пересекали государственную границу между Туркменией и Узбекистаном. Но уже в самом Ташкенте представитель Курбанa-ака выдал им оружие. Найти оружие в распавшейся на куски огромной стране было нетрудно. А в Ташкенте они просто сдали оружие в багаж, упаковав его в чемоданы. При досмотре проверяли только личный багаж, который пассажиры проносили с собой в самолет, и все посланцы Курбанa-ака сумели провезти оружие в Бухару, где должны были принять деньги, а затем на поезде выехать в сторону Ашхабада.

Государственная граница между Туркменией и Узбекистаном проходила в ста двадцати километрах от Бухары, куда вел железнодорожный путь на Чарджоу. Между станциями Алат в Узбекистане и Фараб в Туркмении их должны были ждать автомобили, пересев на которые посланцы Курбанa-ака обязаны были привезти деньги в Ашхабад. План, продуманный в деталях, был привычным делом для боевиков, которые уже много раз совершали рискованные вояжи по Средней Азии, доставляя деньги и грузы.

Традиционно считалось, что система абсолютного подчинения, характерная для итальянской, а особенно сицилийской мафии в лице всемогущих «крестных отцов», не имела аналогов больше нигде в мире. Но на Востоке были свои мафиозные кланы и своя система абсолютного подчинения. Она была более жесткой и более строгой, чем даже в Сицилии. Тысячелетний опыт феодальных отношений, несколько прикрытый социалистической фразеологией в двадцатом веке, сказывался на отношениях внутри мафиозных кланов Востока.

Социалистический опыт был во многом прикрытием феодализма, когда первый секретарь Центрального Комитета, по сути, был падишахом, секретари обкомов – эмирами, а секретари местных райкомов – беками или ханами, которым все подчинялось. Разница состояла лишь в том, что все одинаково боялись Москвы и играли в социалистические игры, признавая навязанные им правила.

Боевики следовали за Ибадом по коридору. Они дошли до номера, где остановился их загадочный гость. Постучали в дверь.

– Осман, – позвал Ибад, – ты спишь?

– Нет, – Рустам открыл дверь. В соседнем номере его коллеги слышали каждое их слово.

– Я еду получать груз. А ты жди меня в гостинице, – строго сказал Ибад. – Один из наших парней останется с тобой. Постарайся никуда не уходить и никому не звонить. Иначе сделка может не состояться. Где и когда ты должен встречаться с курьером?

– Сегодня в три часа у мечети, – ответил Рустам.

– Хорошо. Но мы поедем на встречу вместе. Сначала я проверю деньги, а потом ты получишь груз. И, клянусь Аллахом, если что-нибудь будет не так, я лично тебя убью.

– Не нужно меня пугать, – сказал гость, – я уже пуганый. Вы меня долго проверяли в Ашхабаде.

– Плохо проверяли, – сказал Ибад и вышел за дверь в сопровождении своего человека. Второй боевик остался в номере Рустама.

В соседней комнате, где слышали весь разговор, Ашимбаев взглянул на своего напарника.

– Иди за ними, – сказал он, – но будь осторожен. Если они возьмут машину, не рискуй и возвращайся обратно.

– Понял, – начал собираться Шадыев.

Ашимбаев достал свой мобильный телефон, набрал номер телефона Матюшевского.

– Это я, – коротко сообщил он, – мы приступаем к операции. Они выехали за грузом.

– Понял. Мы будем у мечети, как договорились.

– Будьте осторожны. Он что-то подозревает. Скажите Георгию, что они собираются проверять деньги. Могут быть любые неожиданности.

– Я понял. Сейчас он внизу в ресторане обедает. Эдуард сидит за соседним столиком. – До свидания, – отключился майор.

Рустам понимал, что сегодня будет самый трудный день в его жизни. И внутренне готовил себя к испытаниям, еще не зная, что ему предстоит пережить в этот солнечный день в Бухаре.

Глава 34

Пахло чем-то неприятным и острым. Он пошевелился, открыл глаза. Над ним был белый потолок. Напротив – такая же ровная белая стена. Он перевел взгляд на стоявшую рядом с его кроватью женщину. Она была одета в белый халат, лицо с сильно выступающими скулами, раскосыми глазами обрамляли светлые волосы.

55
{"b":"822","o":1}