ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG
Одним словом. Книга для тех, кто хочет придумать хорошее название. 33 урока
Безумнее всяких фанфиков
Убийца
Замок из кошмаров
Магия дружбы
Актриса на роль подозреваемой
Ты должна была знать
Аленушка и братец ее козел
A
A

– Не совсем, но было.

– И вы еще говорите о логическом мышлении? По-моему, это яркий образец нетрадиционного мышления.

– Спасибо.

– Но я позвал вас не из-за этого.

– Это я уже понял.

– Нужна ваша помощь. В расследовании одного преступления. Вернее, уже двух преступлений, свидетелем одного из которых вы были не так давно.

– Понятно, – помрачнел Дронго. – Эти взрывы в Москве!

– Да, нужно, чтобы расследование провел профессионал такого класса, как вы. Крайне важно знать, кто стоит за этими преступлениями.

– Кому важно?

Министр метнул на него быстрый взгляд.

– Мне, – выдохнул он. – Вас устраивает такой ответ?

– Вполне. По крайней мере, достаточно откровенно. Что я должен делать?

– Нужно провести расследование по фактам взрывов. Нужна объективная информация. Наши доморощенные сыщики, как обычно, будут искать целый год и ничего не найдут. А данные нужны, по крайней мере, за неделю до президентских выборов.

– Это очень короткий срок.

– Конечно. Поэтому было принято решение обратиться именно к вам. В мире не так много подобных профессионалов, Дронго. Я говорю это не для того, чтобы вас похвалить. В разведке достаточно профессионалов высокого класса. Нужен именно такой, как вы. Независимый эксперт, не состоящий на службе ни в одной из наших организаций.

– Как обычно, – кивнул Дронго. – Все понятно. У меня будут помощники?

– А вы обычно работаете с помощниками?

– Нет, всегда один.

– Значит, и теперь будете действовать как всегда. А если понадобятся помощники, можете обратиться ко мне, я пришлю вам столько человек, сколько вам будет нужно.

– Нет, мне нужен будет только связной.

– Я дам вам человека.

– И доступ к компьютерам ФСБ.

– Я организую через Службу внешней разведки, хотя это будет достаточно сложно. Надеюсь, вам нужна только общая информация, ничего секретного? Там будут свои коды и закрытые программы, в которые нельзя проникнуть без соответствующего шифра.

– Разумеется, мне нужна только общая информация, – усмехнулся Дронго.

– Это мы обеспечим. Ваше расследование будет стоить денег. Сколько вам нужно?

– Вы спрашиваете цену моего участия? Или цену моего будущего молчания?

Он получил в ответ тяжелую усмешку. С министром трудно было разговаривать. У него были волчья хватка и глаза змеи.

– Я пока не знаю, – сказал Дронго. – По мере надобности буду говорить.

– Согласен. Но у меня еще один вопрос. Почему появились эти слухи о вашей смерти? Вы ведь были один раз тяжело ранены в восемьдесят восьмом. Тогда вы, кажется, были в Нью-Йорке, обеспечивая безопасность президентов.

– Был. А потом меня тяжело ранили. И я провалялся в госпиталях целых два года.

– В этот раз вас тоже ранили?

– Хуже. В этот раз меня убили.

– Как это понимать?

– Я занимался расследованием убийства одного банкира. Вы знаете это нашумевшее дело. Тогда за его расследование была назначена награда в миллион долларов. Удалось неопровержимо доказать причастность к убийству некоторых государственных структур. Видимо, это кому-то не понравилось. И в машине, в которой я должен был уехать в аэропорт, был оставлен «сувенир». Вот и вся история.

– И как вы спаслись?

– Это вам действительно так интересно?

– Просто важно знать, как действовать в таких случаях.

Дронго взглянул в глаза министру. Тяжелое лицо с несколькими висящими подбородками, мясистые щеки и глаза непонятного цвета, смотревшие в упор на него.

– Вас так убивать не будут, – медленно сказал Дронго. – Вам это ни к чему.

– А как будут?

Они смотрели в глаза друг другу.

– В авиационной катастрофе. Или в автомобильной. Вы слишком много знаете. И слишком известный человек.

– Спасибо. Надеюсь, вас не будет где-нибудь поблизости?

Взгляды обоих, казалось, обладали какой-то магически завораживающей силой.

– Нет, – спокойно ответил Дронго, – меня в любом случае рядом не будет. В этом варианте мой вопрос будет решен еще раньше вас.

– Это как-то успокаивает, – заметил министр, – но вы не ответили на мой вопрос. Как вам тогда удалось спастись?

– Чудом. Просто иногда в жизни бывают такие чудеса. В машине сидели два человека. Мужчина и молодая девушка. А я вышел купить газеты. И именно в этот момент он завел машину. После взрыва я понял, что мне нужно уходить. Никакой мистики, обыкновенное везение.

Министр ничего не ответил. Просто поднялся и пошел к выходу из комнаты. И, уходя, все-таки обернулся и попрощался:

– До свидания, сейчас сюда придет ваш будущий связной.

– До свидания, – чуть привстал Дронго на прощание.

Министр вышел из комнаты, и Дронго остался один. Он сидел спиной к двери, но не оборачивался, понимая, что в этой комнате за ним могут следить. Степень его откровенности с министром зависела от самого собеседника. От его вопросов и ответов. Если человек, с которым беседовал Дронго, желал получить объективную, но очень беспокойную правду, он ее получал. Если желал порцию спасительного обмана – тоже получал. Но с непременным условием знания того обстоятельства, что рассказанное именно ему – порция обмана из всего приготовленного для этого человека блюда. Таковы были правила игры, и все соблюдали их, не особенно возражая.

Дронго услышал, как за спиной открылась дверь. Он не шевельнулся. Раздались чьи-то быстрые шаги. Он по-прежнему сидел, не поворачивая головы. И лишь когда раздался голос, он удивленно посмотрел на своего будущего связного.

– Давайте познакомимся, – сказала женщина лет сорока.

Он встал. Впервые в жизни ему придется работать с таким связным. Он раньше работал с женщинами, но это были неприятные воспоминания. Дважды его напарницы погибали. В первом случае это была Натали. Воспоминание о ней до сих пор оставалось внутри ноющей болью. Да и со второй напарницей ему не повезло. Тогда, в Бельгии, она все решила за свое начальство. Правда, иногда женщины помогали ему, и это было тоже очень важно. Он смотрел ей в глаза. Глаза у нее были непонятного стального цвета. Он думал, что такие глаза бывают только у мужчин. Они были спокойными и умными, смотрели на него внимательно, словно изучая. Ему понравились эти глаза. У «пустышек» не бывает таких глаз. Длинные светлые волосы были собраны в тугой узел. Она была довольно высокого роста, хотя ходила на каблуках.

– Добрый вечер, – ответил он и, не удержавшись, спросил: – Неужели они не могли прислать хотя бы одного мужчину?

С этого вопроса началось его знакомство с Надеждой. И его дальнейшая работа.

6

Два дня Ордовский и Агаев потратили на поиск настоящих «авторитетов». Столица давно была разделена на враждующие группировки, у каждой из них был свой определенный район и свои места базирования. Базой чеченской группировки традиционно считалась гостиница «Украина».

Но после двух взрывов подряд искать там «авторитетов» было наивно. Милиция и ФСБ начали массовую проверку, устраивали облавы, выставляли дополнительные посты. Многие главари преступных кланов решили покинуть город, перебираясь в более спокойные места. Несмотря на подключение к поискам обоих офицеров ФСБ, профессионалов из МУРа, выйти на руководителей чеченской мафии в Москве так и не удавалось.

В этот вечер Славин, как всегда задержавшись на работе, вышел позднее обычного. Прошел к стоянке ФСБ, где находилась его машина, запустил двигатель и вдруг почувствовал за спиной чье-то дыхание.

– Сиди спокойно, дорогой, – сказал незнакомец. – Мы с тобой должны немного покататься.

– Почему? – спросил подполковник, уже догадавшийся, кто его «гость».

– Меня уважаемые люди послали. Говорят, скажи Владимиру Сергеевичу, что мы хотим с ним встретиться. Два дня ваши сотрудники вместе с МУРом весь город перетряхивают, ищут каких-то «авторитетов». А разве у чеченцев могут быть «авторитеты»? У нас просто есть уважаемые люди, которых мы ценим за их ум и дружескую помощь.

7
{"b":"824","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Четыре года спустя
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Горький, свинцовый, свадебный
Расколотый разум
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Курс на прорыв
Клад тверских бунтарей
Удиви меня
Мир-ловушка