ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кофейные истории (сборник)
И вдруг никого не стало
Посольство
Всё, о чем мечтала
Танос. Смертный приговор
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Перевертыш
Меня зовут Шейлок
Резервация

Молчание длилось ровно пять секунд. Затем Карл Штейнбах потянулся за своим пивом. И обнаружил, что его кружка пуста.

– Нет, – ровным голосом возразил он, – вы недооцениваете опасность, герр Груодис. Она может грянуть совсем с другой стороны.

– Что вы хотите этим сказать?

– Из вашей группы идет утечка информации, – на этот раз Штейнбах не улыбался. Он был более чем серьезен.

– Вы думаете, у нас есть предатель?

– Скорее негласный информатор, который даже не подозревает, что его используют. Во всяком случае, польской разведке стало известно о направлении деятельности вашей группы.

Груодис задумался. Он понял, почему такой убийственный козырь Штейнбах приберег на конец разговора. И, поняв, поднял руку, подзывая официанта.

– Еще пива, – попросил он и, обращаясь к своему собеседнику, добавил: – Спасибо за вашу информацию, герр Штейнбах. Кажется, ваша помощь будет для нашей группы очень кстати.

Глава 6

В этом городе он бывал много раз. Франкфурт-на-Майне был той самой центральной гаванью Германии и всей Европы, откуда уходили белоснежные лайнеры практически во все точки земного шара. Здесь был и главный пересадочный пункт для транзитных пассажиров. В гигантских терминалах невероятного по своим размерам аэропорта, спланированного с чисто немецкой педантичностью, неукоснительно поддерживался образцовый порядок.

Дронго огляделся. По договоренности с Москвой его должны были встречать. Но к нему никто не подходил. Спутать его с кем-то из пассажиров было почти невозможно. Он летел из Швеции, и большинство пассажиров были ярко выраженными скандинавами либо белокурыми немцами, на фоне которых он был особенно заметен.

Он, пожав плечами, пошел к такси, что-бы отправиться в город, благо, багажа не было, если не считать небольшой сумки, в которой хранились только необходимые вещи. Уже у самой стоянки его догнал запыхавшийся молодой человек. Светлые волосы на его голове стояли торчком, он все время поправлял почему-то съезжающие с носа очки.

– Простите, вы из Стокгольма?

– Да. А вы наверняка из консульства, – кивнул Дронго, протягивая руку, – кажется, я жду именно вас.

– Извините, – пробормотал молодой человек, – здесь такие автомобильные пробки, я немного опоздал.

– Ничего, – усмехнулся Дронго, – все в порядке. У меня были ваши телефоны. Я бы сумел найти вас в любом случае. Как вас зовут?

– Кирилл. Кирилл Потапов. Машина стоит внизу. Идемте, – предложил молодой человек.

– Да, конечно, – кивнул Дронго. – По документам я Крылов. Можете так ко мне и обращаться. Крылов Сергей Александрович. Не смотрите такими удивленными глазами. Думаете, не похож?

– Не очень, – улыбнулся молодой человек.

– Что делать? – вздохнул Дронго. – Ваши коллеги-шпионы в Европе не любят ездить под своими именами. Вот мне и дали непонятный паспорт чужого человека. Хорошо еще, что вклеили мою фотографию.

Потапов рассмеялся, протягивая руку за сумкой Дронго. Тот покачал головой:

– Донесу сам, – сказал, улыбаясь.

Уже в автомобиле, когда они выехали на трассу, Потапов достал из своей папки несколько фотографий.

– Меня просили передать их вам. Это связной из банды Матюхина, некто Василий Перлов. Две судимости, шесть лет лагерей. В последнее время часто летает между Германией и Россией. Очевидно, один из главных связных.

– Мне говорили о нем, – подтвердил Дронго, – я видел его личное дело. Вчера он, кажется, прилетел из Москвы?

– Да.

– В каком отеле он остановился?

– «Висбаден», – сказал Потапов, напряженно всматриваясь вперед и пытаясь обогнать чей-то «БМВ», – это в самом центре.

– Где это находится? – нахмурился Дронго. Он неплохо знал Франкфурт, но про этот отель не слышал.

– На Базельштрассе, – пояснил Потапов, – отель маленький и очень дешевый. Одноместный номер стоит марок шестьдесят.

– У людей Матюхина нет денег? – иронично спросил Дронго.

– Есть. Но Перлов почему-то не любит селиться в дорогих отелях. У него особое пристрастие к азартным играм, и он предпочитает сэкономленные деньги оставлять в казино.

– Понятно. Надеюсь, вы меня там не поселите. Судя по цене, туалет в этом отеле вполне может оказаться в конце коридора.

– Нет, конечно, – засмеялся Потапов. Он был очень молод, и ему нравились эти игры. – Для вас заказан номер в отеле «Интерсити». Это в самом центре, рядом с вокзалом. Очень хороший отель. Вообще нельзя доверять отелям с громкими названиями. «Эден», «Централь», «Глория». Все это третьесортные заведения.

– Я знаю, – засмеялся Дронго, – однажды мне заказали номер в отеле «Савой» в Бонне. Оказалось, что это почти ночлежка. А в пятизвездочном отеле «Ройял Олимпик» в Афинах мне однажды дали темный номер со сломанной мебелью, без холодильника и с видом на мусорную свалку. С тех пор я предпочитаю селиться только в отелях известных компаний – «Хилтон», «Шератон», «Холлидей Инн». Так наверняка можно застраховаться от неприятностей. Хотя и здесь бывают проколы. Заказанный в Париже номер в отеле «Холлидей Инн», недалеко от Эйфелевой башни, оказался темным, маленьким номером мотеля, принадлежавшего известной компании. Пришлось срочно съезжать. А номер во всемирно известном «Пулитцер», принадлежащем компании «Шератон», оказался настолько маленьким, что там с трудом помещалась кровать. Хотя в номере были и стол, и сейф, и мини-бар, и все остальные атрибуты пятизвездочного отеля. Зато номера в кувейтском отеле этой же компании поражают роскошью.

– Вы, кажется, объездили весь мир, – восхитился Потапов.

Дронго, посмотрев на сидевшего рядом с ним молодого человека, вдруг подмигнул ему:

– Кажется, вам нравятся эти игры в шпионов?

– А вам нет? – Потапов покраснел. Приезжий поймал его в элементарную психологическую ловушку, известную каждому разведчику. Когда твой собеседник долго говорит, ты поневоле расслабляешься, считая, что тот выбалтывает свои тайны, тогда как ты позволяешь ему это делать. И своим молчанием либо односложным ответом ты говоришь больше, чем вся речь умелого аналитика, внимательно следившего за тобой и много говорившего.

– Не обижайтесь, – примирительно сказал Дронго, – я просто не хотел, чтобы мне в очередной раз подставили какого-нибудь недоброжелателя. Я действительно останавливался во всех этих отелях. Я люблю путешествовать и уже побывал более чем в семидесяти странах.

– Я слышал о вас в разведшколе, – честно признался Потапов, – но представлял вас другим. У нас многие считали, что Дронго всего лишь красивая легенда. И вот теперь я вижу вас и не верю собственным глазам.

– Правильно делаете, – с досадой сказал Дронго, – красивая легенда всегда только сказка. А настоящая жизнь бывает куда сложнее и неприятнее. Как у вас со зрением? Я слышал, что подбор в разведшколы бывает достаточно строгим. Как вам удалось проскочить?

– У меня было прекрасное зрение, – пожал плечами Потапов, – два года назад, уже здесь, в Германии, я попал в автомобильную аварию и сильно ударился головой. С тех пор и ношу очки, хотя, вы правы, это, по-моему, не очень нравится моему руководству.

– А авария была преднамеренной, – понял Дронго.

– Видимо, да. Но об этом уже никто не узнает. Человек, за которым мы тогда следили, уже год как живет в Аргентине.

– Невесело, – подвел итог Дронго и, чтобы сменить тему разговора, спросил: – Кто следит за Перловым?

– Наш сотрудник.

– Один?

– Да. У нас не так много людей. Вернее, мы с ним сменяем друг друга.

– Понимаю. Он ни с кем еще не встречался?

– Нет. Но, судя по всему, готов к встрече. Сидит все время в отеле и, видимо, ждет телефонного звонка.

– Он раньше останавливался в этом отеле?

– Нет, не останавливался.

– К его телефону подключились?

– Конечно, – улыбнулся Потапов, – как только он пошел ужинать. Еще вчера. Мой напарник сидит в соседнем номере.

– Тогда давайте сразу поедем туда, – предложил Дронго, – за время вашей отлучки там могло произойти все, что угодно.

9
{"b":"826","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дурная кровь
Бородатая банда
Рецепты Арабской весны: русская версия
Игра в сумерках
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Катарсис. Северная Башня
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Держать строй
Потерянные девушки Рима