ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как убивали Бандеру
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Белокурый красавец из далекой страны
Тетушка с угрозой для жизни
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Заплыв домой
Тобол. Мало избранных
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Калсарикянни. Финский способ снятия стресса

– Пока не нужно. Я хочу познакомиться со всеми, чтобы сделать выводы. Если бы Аббасов был виноват, он не стал бы меня вызывать. Кроме того, два дня назад, когда он у меня появился, он действительно был испуган. И тогда я задал себе вопрос: почему? Если это ритуальные убийства, которые совершаются только в день встречи выпускников школы, то почему он так беспокоится за несколько дней до роковой даты, да еще в Москве? А если не верит в эти ритуальные убийства, то зачем обратился ко мне? Не нужно торопиться, Эдгар, я хотел бы увидеть всех остальных.

– Можно я задам тебе вопрос, не относящийся к нашему расследованию? – спросил Вейдеманис.

– Конечно, – удивился Дронго, – с каких пор ты стал спрашивать у меня разрешение?

– У меня немного необычный вопрос, – усмехнулся Вейдеманис. – Почему тебе так нравится эта кличка? Почему ты не отзываешься на свое имя или фамилию? Это так необычно.

– Я тебе говорил, что слово «дронго» означает птицу, живущую в Юго-Восточной Азии…

– Это я помню. Я специально прочел все, что можно было прочесть про дронго, с тех пор как познакомился с тобой. Я знаю, что они бывают с черным оперением, и это твой любимый цвет. Я знаю, что птицы дронго не боятся, когда кто-то приближается к их гнезду. Кроме того, самцы дронго отличные имитаторы, они умеют мастерски подражать крикам других птиц. Я все знаю про этих птиц…

– Кажется, даже больше, чем я, – засмеялся Дронго. – Действительно, черный – мой любимый цвет, но дело не только в птице. Много лет назад мне понравилась именно эта кличка, и с тех пор я пользуюсь только именем Дронго. Я потерял страну, в которой вырос, я потерял страну, которой присягал. А значит, потерял и прежнее имя, прежнюю фамилию. Они остались как атрибуты необходимых формальностей в паспорте. А мне больше нравится, когда вспоминают о Дронго, который может помочь в трудной ситуации.

Вейдеманис рассмеялся и уже ничего больше не спрашивал. В аэропорт они прибыли в половине восьмого вечера. Их встречала машина, присланная за Раисом Аббасовым. Дронго решил отвезти Эдгара к своим родителям, чтобы познакомить их с Вейдеманисом. Он обратил внимание на то, что приехавший за ними водитель был довольно молод. Они не успели доехать до центра города, когда в машину Аббасова позвонили. Тот, выслушав сообщение, коротко выругался и, повернувшись к Дронго, почти виноватым голосом сообщил:

– Я заказал вам два номера в «Хаят Редженси», но боюсь, что у нас появились новые факты. Мне стыдно об этом говорить…

– Что случилось? – перебил его Дронго.

– Вчера Игорь Керимов настоял на проверке всех наших ребят. Всех, кто был с нами в тот день в Шемахе.

– На какой проверке? – не понял Вейдеманис. Он сидел рядом с Дронго на заднем сидении.

– Керимов повез всех наших ребят в Министерство национальной безопасности и проверил каждого на «детекторе лжи». Специалисты считают, что среди них нет убийцы. Они проверяли наших ребят в течение четырех часов. Извините, – виновато добавил Аббасов, – может, мы действительно ошиблись. Это Игорь звонил, считает, что я поторопился вас привезти.

– Кого они проверили? – уточнил Дронго. – Всех восьмерых?

– Нет, – удивился Аббасов, – только пятерых: Кирсанову, Галушко, то есть Рабиеву, и Лейлу Алиеву. И двоих наших парней: Леню Альтмана и Фазика Магеррамова.

– И среди них нет убийцы? – улыбнулся Дронго.

– Эксперты считают, что нет.

– А почему не проверили самого Керимова? – спросил Вейдеманис.

– Вы не знаете нашего менталитета, – усмехнулся Аббасов. – Кто посмеет проверять прокурора? Тем более начальника отдела городской прокуратуры. Его, конечно, не проверяли. Он сейчас в отеле, ждет нас, чтобы сообщить результаты проверки.

– И Габышева не проверяли? – вспомнил Дронго о другом бывшем однокласснике Аббасова.

– Нет, не проверяли, – нахмурился Аббасов, – он должен был прилететь из Москвы только вчера. Поэтому его не успели проверить.

– И вас?

– И меня, – согласился Аббасов, – значит, остались только мы трое. Керимов, Габышев и я. Получается, что один из нас убийца.

– Это не обязательно так, – возразил Дронго, – детектор определяет, лжет человек или нет, только когда он волнуется. Обычно люди волнуются, когда говорят неправду, но они волнуются и тогда, когда вспоминают о неприятных событиях. В подобных проверках стопроцентной гарантии нет. Поэтому говорить с абсолютной уверенностью, что среди этих пятерых убийцы нет, я бы не стал. Вы можете узнать про Габышева? Он приехал или нет?

– Сейчас позвоню, – достал свой мобильный телефон Аббасов. Он быстро набрал номер, спросил про Габышева, затем, отключив аппарат, снова повернулся к Дронго.

– Да, он приехал, – подтвердил Аббасов, – живет у своих родственников в «Монолите». Завтра обещал обязательно придти.

– Вы думали, он не приедет? – неожиданно спросил Дронго. Аббасов, вздрогнув, посмотрел на Дронго. Ему было трудно все время поворачивать голову, а тем более поворачиваться всем телом к сидевшему за его спиной гостю. Но на вопрос Дронго он повернулся всем телом и, беспомощно уставившись на собеседника, с трудом выдавил:

– Почему вы так решили?

– Мне так показалось, – строго сказал Дронго. – Или я ошибся?

– Не знаю, – растерялся Аббасов, – может быть, я ошибался. Мне казалось, что после случившихся событий он уже не приедет. Я так думал…

– И поэтому вы так нервничали в Москве? – каждый вопрос Дронго заставлял Аббасова ерзать на месте.

– Нет, нет. Я не нервничал. С чего вы взяли?

Дронго взглянул на часы.

– Кажется, сегодня нам придется поработать, – предложил он, – впереди длинная ночь. Давайте поедем сразу в отель. Я позвоню родителям и скажу им, что приеду попозже.

Вейдеманис понимающе усмехнулся. Он не стал возражать, понимая, что Дронго хочет встретиться с Керимовым. У Аббасова был «Мерседес», который по негласным правилам «полагался» всем бакинским бизнесменам, желавшим добиться в городе определенного успеха. Большинство бизнесменов покупали уже подержанные автомобили, так как по городским понятиям были не очень состоятельными людьми. Самыми богатыми традиционно были государственные чиновники, откровенно занимавшиеся коррупцией в неслыханных размерах, процветавшей во всех сферах общества.

Через полчаса машина остановилась у отеля «Хаят Редженси», и Аббасов с гостями прошли в холл, где их уже ждал нетерпеливо поглядывавший на часы Керимов. Он был чуть выше среднего роста, лысоватый, со слегка выпирающим кадыком, резко очерченным подбородком и пронзительными черными глазами. Очевидно, его рост доставлял ему некоторые неудобства, так как было видно, что он пытается выглядеть выше, непроизвольно вытягивая голову. В его движениях и жестах чувствовалась та уверенность, которая бывает у сотрудников полиции и прокуратуры. Увидев гостей, он, подойдя, холодно кивнул им.

– Добрый вечер, – он протянул руку и поздоровался со всеми.

– Здравствуй, Игорь, – поздоровался с ним Аббасов, – ты сказал, что успел проверить всех ребят на детекторе.

– Да, уже успели. Мы решили, что подобные совпадения вызывают некоторые вопросы. И проверили всех наших ребят на детекторе в Министерстве национальной безопасности. Я мог бы предсказать результат заранее – эксперты считают, что наши ребята ни в чем не виноваты. Хотя двое из них волновались чуть больше обычного.

– Кто именно? – уточнил Дронго.

– Света Кирсанова и Фазик Магеррамов. Но эксперты считают, что их волнение укладывается в рамки обычных погрешностей.

– Получается, что мы лишние, – холодно прокомментировал Дронго.

– Получается так, – почти весело сказал Керимов, – хотя сам по себе приезд такого эксперта, как вы, для нас большое событие. Меня умоляли в прокуратуре города устроить для них встречу с вами. Причем особенно настаивали наши женщины.

– Я не телезвезда, – ответил Дронго, – ваш одноклассник оплатил наши билеты и пригласил нас, чтобы мы провели конкретную проверку.

– Очень сожалею, – пробормотал Керимов, – но мы не думали, что все так быстро закончится. Согласитесь, что мы не могли сидеть и ждать, пока маньяк убьет еще кого-нибудь. Правда, я думаю, что завтра ничего не случится и все пройдет нормально. Вы, наверно, устали с дороги. Ваши вещи уже подняли в номер. Может, мы немного посидим в баре?

7
{"b":"828","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Предсказание богини
Технологии Четвертой промышленной революции
Хлеб великанов
Четыре года спустя
Опыт «социального экстремиста»
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство