ЛитМир - Электронная Библиотека

Пульс ее участился при виде старого большого дома перед маленьким коричневым газоном с подстриженным самшитовым кустарником. Нижний этаж здорово смахивал на бункер без единого окна, и только ряд стеклянных дверей скрашивал эту мрачную картину. Огромные окна верхних этажей были прикрыты жалюзи. Лишь автомобили на маленькой стоянке сверкали от света за входными дверьми. Небольшая табличка на газоне гласила: «Коулбрук Интернэшнл».

Конечно, не так значительно, как она ожидала, но все равно впечатляет. У нее была цель, и она знала, что делать. Здесь, в таинственных лабиринтах за крепкими кирпичными стенами, где крутятся большие деньги, звонят важные люди и проводятся переговоры, она наконец найдет Артемаса.

От напряжения у нее стучало в висках. Так много сомнений и огорчений пришлось пережить! Она расстегнула толстую теплую куртку, поправила белый свитер и длинную серую юбку. Ноги в плоских черных лодочках казались чересчур большими, она словно приросла к тротуару, боясь сдвинуться с места.

Но не отступать же! Поправив багажную сумку, она двинулась к стеклянным дверям.

Внутри, в небольшом холле, украшенном филодендронами, стояли тяжелые кожаные диваны и мягкие кресла у блестящего кофейного столика. За перегородкой сидела секретарша. Рядом стоял охранник в штатском и старушка в деловом костюме. А сразу за ними выделялись двойные двери недружелюбного стального цвета, туда-то ей и надо.

Лили огляделась и приблизилась к секретарше.

— Чем могу помочь? — поинтересовалась женщина.

— Я к мистеру Коулбруку. Артемасу Коулбруку.

— Вам назначена встреча?

— Нет. Я подожду, когда он освободится. Мы с ним друзья. Меня зовут Лили Маккензи из Джорджии.

Она невольно выпрямилась, ибо секретарша испытующе взглянула на нее, скептически поморщившись:

— Вы звонили нам, не так ли?

— Да.

— В таком случае вы напрасно проделали такой длинный путь. Оставьте сообщение. Он обязательно узнает, когда придет. Сегодня его здесь нет.

— А завтра?

— Вам же ясно сказали — оставьте сообщение, — повысил голос охранник.

Лили взглянула на кресла.

— Но мне надо поговорить с Артемасом. Пожалуй, я подожду.

Колени ее дрожали, но она спокойно устроилась на диване. Бросив взгляд на изумленный персонал, она добавила:

— Не беспокойтесь. Как только мы встретимся, все будет в порядке. Не сегодня, так завтра. Я терпелива.

Охранник и секретарь обменялись взглядом.

— Позову-ка я мистера Тамберлайна, — живо прощебетала женщина.

Спустя несколько минут через двойные двери вышел высокий мужчина в черном костюме. Сразу на ум пришел Отелло. Он грациозно приблизился к ней, его царственная голова с проседью излучала любезность. Он был самым представительным и в то же время отталкивающим человеком, которого Лили когда-либо встречала. Она решительно поднялась навстречу. Он представился:

— Мисс Маккензи, я преклоняюсь перед вашим упорством и изобретательностью.

— Если это произвело на вас такое впечатление, то позвольте мне увидеть мистера Коулбрука. Полагаю, ему неизвестно, что я его ищу, иначе он бы меня не игнорировал.

— Объясните причину вашей настойчивости, и я передам ему. Возможно, он заинтересуется.

Плечи ее бессильно опустились. Проделать такой путь и из-за какой-то дурацкой гордости остаться с носом! Он жестом пригласил ее сесть, метнув строгий взгляд на персонал. Она шепотом попыталась поведать мистеру Тамберлайну стосорокалетнюю историю Маккензи и Коулбруков, упомянув обещание Артемаса помочь ей в случае необходимости.

Примерно в середине рассказа терпение Тамберлайна лопнуло. И когда она закончила, лицо его превратилось в непроницаемую маску.

— Так вы приехали просить денег, — протянул он.

— Нет, всего лишь напомнить о долге. Но даже если Артемас… если мистер Коулбрук… не сможет отдать его, я все же хочу увидеть его. — У нее перехватило дыхание, слезы навернулись ей на глаза. — Он единственный меня понимает, мне нужен совет.

— По правде говоря, ваша история весьма сомнительна. Он не видел вас с тех пор, как вы были ребенком, и надеетесь, что он решит за вас ваши проблемы?

Лили стиснула зубы.

— Да, надеюсь, так как он — мой друг и всегда был им.

— Эти письма, о которых вы упоминали… У вас есть что-нибудь с собой? Вы можете подтвердить чем-нибудь правдивость вашей истории?

— Нет.

— Тогда предлагаю вам отыскать доказательства.

— У меня нет денег, чтобы ездить туда и обратно или остаться в Нью-Йорке на пару дней, пока я дождусь пересылки писем Артемаса.

— В таком случае извините. — Он поднялся. — Поезжайте домой, сделайте копию с одного из писем мистера Коулбрука и пришлите мне по почте вместе с просьбой о деньгах. Обещаю, что передам ему.

Лили пристально посмотрела на референта:

— Ладно. Спасибо.

— Не хотите ли воспользоваться телефоном, чтобы вызвать такси?

— Да. Спасибо.

Он попрощался и ушел. Она осталась у дверей в ожидании такси. Наконец пришла машина.

— Куда едем?

— В ближайшую закусочную.

Теперь она растерянно и подавленно смотрела на город из окна такси.

* * *

— Привет, — спокойно поздоровалась она на следующее утро, когда Тамберлайн сбежал вниз после звонка секретарши. Лили подняла голову и, не моргая, выдержала его ошеломленный взгляд. Охранник и секретарь стояли рядом, растерянные и злые.

Усевшись на ковер у входной двери, Лили отложила в сторону пальто, защелкнула на руке цепь, которая обвилась вокруг ее талии, и немного отодвинулась, показывая мистеру Тамберлайну, что другой конец цепи защелкнут на металлической дверной ручке.

— Она поздоровалась с нами — и сделала это прежде, чем я поняла, что произошло, — стонала секретарша.

Спокойный и невозмутимый Тамберлайн смотрел на Лили с такой свирепостью, что казалось, вот-вот взорвется.

— Я хочу видеть Артемаса.

— Выйдите наружу и направляйте служащих и посетителей к другим дверям, — распорядился Тамберлайн. — Без всяких объяснений.

Охранник через другую дверь вышел на улицу. Поток холодного воздуха обжег разгоряченное лицо Лили, но она не сводила глаз с высокого, полного достоинства Тамбер-лайна. Он повернулся к секретарю:

— Вызовите слесаря.

Она бросилась к столу в поисках телефонного справочника. Лили забеспокоилась. Все шло не так, как она думала. Вместо того чтобы позвать Артемаса, пойдя навстречу ее огромному желанию, они почему-то старались отделаться от нее.

— Я всю ночь не смыкая глаз переходила из кафе в кафе. Ко мне приставали, предлагали деньги — вы знаете, о чем я, — а кто-то даже пробовал продать мне кокаин. Так что теперь уж я точно не отступлюсь.

— Да что вы? — Тамберлайн поставил перед ней стул, сел, закинув ногу на ногу. — Если вы сегодня же не сядете на автобус и не вернетесь в Джорджию, то вас арестуют за злоупотребление гостеприимством.

Она вспыхнула словно от пощечины.

— Только подумайте… окажетесь в полицейском участке, отпечатки пальцев, допрос, дознание… Подумайте об унижении в суде и уплате штрафа. Вам хватит, чтобы уплатить штраф?

Рушились последние надежды. Менеджер снова нахмурился:

— Не хотелось бы поступать подобным образом, но уверяю, я не стану долго думать. Нельзя же понапрасну отвлекать мистера Коулбрука!

— Я и не стану его отвлекать.

— Да? А что, если он получал ваши послания и попросил меня прекратить это? Что, если он не хочет вас видеть?

Вчера еще она не допускала такой мысли. Сегодня оказалось, что ее упорство ничего не значит, Артемас загородился своими служащими, как щитом, исключил ее из своей жизни. Она искренне ничего не понимала.

— Он не говорил почему? — наконец выдохнула она.

Тамберлайн закусил губу, с интересом разглядывая ее.

— Вы же уже писали ему о вашей проблеме, и он вам не ответил. Зачем же ему хотеть этого теперь?

— Я решила, что письма не дошли. Или он уехал из города и еще не читал.

27
{"b":"83","o":1}