ЛитМир - Электронная Библиотека

Каково же было его удивление, когда он увидел побелевшее лицо Лили.

Ее тревожный взгляд был устремлен мимо, губы чуть слышно шепнули:

— Посмотри на гобелен вон на той стене, слева, на втором этаже, где мост соединяется с балконом. Не надо ничего говорить. Просто посмотри.

Он поискал глазами указанное место, и вмиг все его мысли и чувства словно испарились. На стене рядом с гобеленом зияла вертикальная трещина около десяти футов длиной!

Артемас щелкнул пальцами. Майкл, Касс и Элизабет разом обернулись.

— Найдите службу безопасности, — тихо, но решительно произнес он. — Пусть срочно уведут людей с моста и закроют его, но закроют спокойно, без паники. Не дай Бог кого-нибудь испугать.

Брат с сестрами в ужасе проследили за его взглядом. У Элизабет перехватило дыхание. Кассандра машинально поставила бокал на поднос проходящего официанта. Майкл, мрачно глядя на людей, застывших у лестниц мостового пролета, чужим голосом сказал:

— Джеймс. Элис.

Брат и сестры поспешно исчезли в толпе, и Артемас услышал хриплый шепот Лили:

— Я должна увести Ричарда и Стивена.

— Я с тобой. Не подавая виду, заменю на мосту Джулию.

Все еще держась за руки, они стали пробираться к искривляющейся лестнице. Лили старалась не выпускать Стивена из поля зрения, как будто этим она могла уберечь его от самого страшного. Сын, поймав ее тревожный взгляд, поднял руку отца и успокаивающе помахал ей. Ричард с видом безумца взирал на происходящее.

— Оставайся здесь. — Артемас обернулся к Лили. — Я спущу их. Клянусь тебе.

— Я сама знаю, что делать.

Этаж снова дрогнул, на этот раз сильнее. Кровь ударила в голову Артемаса. Люди вокруг них заволновались, прокатился тревожный ропот. Лили вырвала руку и устремилась к мосту:

— Спускайтесь…

Голос потонул в грохоте падающего бетона и рвущейся стали. Мраморный пол содрогнулся. Джулия Коулбрук отшвырнула микрофон в сторону и, широко распахнув глаза, двумя руками ухватилась за перила балкона.

Лили в шоке оцепенела и не могла выдавить ни звука. Стивен, с расширенными от ужаса глазами, беспомощно прижался к Ричарду; тот, балансируя на раскачивающемся мосту, прикрыл голову сына своей рукой. Крича и толкая друг друга, люди старались быстрее покинуть мост, который стал медленно оседать. Фрэнк, стоя на коленях, ухватился руками за поручень.

— Ричард! Стивен! — Шатаясь, Лили все-таки сделала несколько шагов вверх по лестнице, но тут же была сбита несущимися с моста. Сильные руки Артемаса подхватили ее.

Он, приподняв, потащил Лили обратно. Наконец они очутились посреди вестибюля.

— Джулия, прыгай! — прокричал Артемас.

Лили же, подняв руки вверх, уговаривала:

— Ричард! Бросай мне Стивена! Бросай!

Мост прогнулся посредине подобно бумажному листу, превращая людей в жуткую груду барахтающихся тел. Какая-то женщина в сверкающем серебряном платье сорвалась с балюстрады и, пролетев двенадцать футов, упала на пол с отвратительным глухим звуком. Ричарда со Стивеном прижали к фронтальной стороне моста. Ребенок, крепко обхватив ручонками шею отца, звал мать на помощь.

— Брось его! — кричала она, стремясь встать под перила моста.

— Джулия! — снова прокричал Артемас срывающимся от волнения голосом.

Мост рухнул, увлекая за собой балконы, расположенные выше.

Артемас с силой рванул Лили назад. Большие куски мрамора рассыпались прямо перед ними. Падая на каменный пол, она инстинктивно прижалась к Артемасу, и теперь оба со страхом смотрели на оседающий скелет моста.

Как в страшном сне он видел свою сестру, заваленную кусками бетона, мрамора и железа, которая безуспешно пыталась поднять голову; он слышал леденящий душу крик Лили, в то время как Ричард и Стивен исчезли в этом аду.

* * *

Грохот отбойных молотков. Ворчание подъемных кранов. Крики. Сирены. Пыль. Кровь. Врачи «скорой помощи» разрывались на части. В углу вестибюля лежали накрытые одеялами погибшие. Среди них было тело Фрэнка Стокмена.

Чуть в стороне лежал труп Джулии.

Артемас, потерянный, грязный, с ободранными и кровоточащими руками от перетаскивания обломков, застыл над ним в молчаливой скорби. Лицо искажено гримасой ужаса и страдания, кровь запеклась в уголке ее губ. Она выглядела словно кукла, раздавленная неосторожной ногой.

Его маленькая сестра… Утрата была такой ошеломляющей, что у него не нашлось ни слов, ни слез, только смертельная ярость и гнев, не находящие выхода в этой неопределенности. Лишь со временем, когда расследуют причины катастрофы, он расстроится по-настоящему. Кассандра и Майкл под впечатлением случившегося были абсолютно подавлены. Элизабет, сидя у изголовья, всхлипывая, гладила белокурые волосы сестры.

Артемас медленно побрел прочь. Пытаясь помочь уцелевшим, он вызвал спасателей, отдал множество распоряжений и теперь искал Лили, которая все еще просматривала завал.

Лили. Джулия. Джеймс. Остаток семьи. Приглашенные. Все нуждались в его поддержке. И он, подобно встречному прохожему, должен был каждому уделить внимание. В нескольких шагах от себя на носилках под одеялом он увидел Джеймса, перетянутого ремнем. Рядом с ним съежилась Элис. Положив руку ему на лоб, она, полная горя и сострадания, всматривалась в его помутившийся взор. Он дышал через кислородную маску. Правую ногу мужчины оголили до бедра. Кровь сочилась на носилки из открытого перелома.

Некогда гордый и сильный младший брат превратился в беспомощного калеку. Просто невыносимо! Заметив Арте-маса, Джеймс отшвырнул кислородную маску в сторону и с трудом шевельнул губами:

— Почему? Как? Кто это сделал… с нами?

Артемас слегка коснулся щеки Джеймса:

— Я узнаю и уничтожу их.

— Пусть заплатят… навсегда… — Голос Джеймса оборвался. Врач приставил кислородную маску.

Артемас с трудом выпрямился, в висках стучало, он выглядел совершенно измученным и опустошенным.

— Я должен остаться, — пробормотал он. — Хотя надо бы поехать в госпиталь вместе с Элис и Джеймсом.

Не заботясь о том, слышат ли его, он, не разбирая пути, спотыкаясь, побрел дальше. Снял пиджак, перепачканный кровью и пылью, с отвращением бросил на пол. Окровавленные пальцы рассеянно вытер о рукава рубашки. Подскочил какой-то полицейский, задал вопрос об аварийных выходах. Оглядевшись по сторонам, Артемас увидел Оливера Гранда. Тот неподвижно замер на стуле у одной из стен, обхватив голову руками.

Решительно вздернув его со стула за лацканы пиджака, Артемас с силой прижал Оливера к стене:

— Почему это случилось, почему?

Гранд плакал. Безумными глазами глядя на Артемаса, он непонимающе качал головой. Между ними встал полицейский:

— Он в шоке, мистер Коулбрук.

Артемас гневно мотнул головой, полицейский отступил. Гранд безвольно сполз по стене и осел на пол. Ухватив его за подбородок, Артемас заглянул ему в глаза. В них застыл ужас; он в страхе смотрел на хозяина, как будто видел неминуемую смерть.

— Поможешь этому офицеру. У него вопросы по планировке этого здания. Помоги, иначе, клянусь Богом, будешь молить о пощаде.

До Гранда в конце концов дошло, и он согласно кивнул.

Артемас пошел прочь.

«Знает ли Гранд, почему это произошло? И кто ответит? Он один? Или, Боже, Стокмен и.. Портер, муж Лили. Этот кошмар, несомненно, связан с прошлым», — размышлял Артемас, огибая гору из обломков стали и бетона, обходя плачущих пострадавших, полицию, врачей, спасателей.

Поднимаясь по неровной насыпи, он увидел разбирающих завал; среди них была Лили. Босая, в чулках, клочьями свисавших с ее ног, в разорванном до колен платье, она, широко расставив ноги для устойчивости, яростно растаскивала поддающиеся обломки бетонных глыб. Артемас на минуту оцепенел. От ее изящного рыжего пучка не осталось и следа: длинные волосы свалялись и прилипли к шее, наполовину закрыв лицо.

Не отставая от окружающих и забыв об опасности, Лили ловко подсовывала грязные руки под бетонные плиты, помогая закрепить их стальным канатом.

3
{"b":"83","o":1}