ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Будет сделано! Как жить, чтобы цели достигались
Принц Дома Ночи
То, что делает меня
Суперлуние
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Таинственная история Билли Миллигана
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых

— Это звонит мистер Тамберлайн.

Он не раз связывался с ней вот уже на протяжении нескольких месяцев, чтобы просто поболтать, говорил он. Будто мистеру Тамберлайну больше нечего было делать. Сердце ее каждый раз замирало, и она как обычно прямо спрашивала: «Есть какие-нибудь новости?» И он, и она всегда знали, что имеется в виду. «Никаких». О, после этого она вновь могла дышать!

Но на сей раз он очень вежливо сказал:

— Я давал вам обещание прошлой весной, Лили.

Она сильно сжала трубку, не желая верить, чувствуя тошноту, холодный удар предательства и огонь поражения. До этого момента она не понимала, как сильно она надеялась. Как наивна она была.

— Он женился, — машинально проговорила она.

— Два дня назад, — после некоторой паузы сказал мистер Тамберлайн. Потом очень мягко спросил: — Вы позволите продолжать звонить вам время от времени?

— Он так хочет? — спросила она загробным голосом.

— Позволите продолжать звонить вам?

Уклоняясь, он ответил вопросом на вопрос. Артемас теперь женился, и не в его характере нарушать верность, даже каким-нибудь безвредным способом. Она понуро опустила голову. Ложных надежд больше не было.

— Вы найдете меня здесь, если захотите.

Она попрощалась и положила трубку, но еще какое-то время не могла выпустить ее из рук.

Она разделалась с прошлым. Разделалась и с этим.

* * *

Голова Хэй доходила только до плеча Лили, и, когда Хэй начинала толкать ее, это напоминало толкание бульдозера игрушечным грузовиком.

— Давай повеселимся. Пойдем в дом, — приказала Хэй. — Они обычные. Ты увидишь. Непохожие, как ты думаешь, на парней из общежития.

Лили нерешительно остановилась у джипа, ощущая липкий страх. Он вцепился в нее, подобно жаркой весенней ночи, просочился сквозь мягкую ткань ее белых брюк и тонкую белую блузку. Золотой пояс до боли стянул живот.

— Все здесь выглядит так, словно кто-то проклял это место. — Она взглянула на ветхий дом из дерева и кирпича, окнами выходящий на полупустой газон и старые увядающие дубы. Молодые люди — некоторые в джинсах, куртках и при галстуках, некоторые в шортах, куртках и без галстуков, один в футболке с надписью «Грейтфул Дэд» и фирменных слаксах — толпились вокруг бочонка пива, установленного на козлах для пилки дров. Женщины, одетые примерно так же, начиная от платья для бара и кончая обрезанным комбинезоном, толкались рядом.

Собравшиеся своей необычностью привлекали Лили.

— Пошли, — проворно толкнула ее в бок Хэй. — Что в этом плохого?

— Я просто психологически не подготовлена. Я не знаю, о чем говорить с этими парнями.

«А что плохого в знакомстве с ними?» — подумала она тотчас.

— Ты скажешь: «Дайте мне немного пива и покажите, где стоит еда». Пошли, Лили, свое свободное время ты можешь хоть раз посвятить какой-нибудь внеучебной деятельности?!

— Подожди. Я хочу просто постоять и осмотреться.

Территорию Технологического института Джорджии [18], построенного десятилетия назад, постепенно окружали современные небоскребы, и теперь их стало так много, что убогие здания студенческого городка, казалось, старались спрятаться в их тени.

Неподалеку стояло неплохо сохранившееся бунгало. Другие дома ползли вдоль дорог, и все они были построены до второй мировой войны. Через перекресток стоял скучный кирпичный дом поздней постройки, может, шестидесятых годов, сооруженный в духе банального модернизма. Старые спортивные автомобили и разбитые седаны вытянулись вдоль обочины.

— Я думала, что студенческие общежития выглядят как особняки, — прокомментировала Лили.

— Это Технологический университет, — нетерпеливо перебила Хэй, как будто это объясняло все. Она откинула назад вороненые волосы. — Инженеры и все такое. Они, гм, изобретатели.

Они с Лили подошли по вымощенной плитками дороге к дому с неряшливым газоном.

Из огромных динамиков, установленных на низкой веранде дома, неожиданно вырвался голос Пресли, певшего «Люби меня нежно».

— Как громко, — заметила Лили, покосившись на динамики.

— Они обычно приглашают на вечеринки девушек из колледжа Агнесс Скотт. — Хэй пыталась перекричать музыку. — Потому что в университете учится мало женщин.

— То есть все эти парни разочаровались в женщинах? Ты это имела в виду?

Они заткнули уши и прошли на крыльцо. Кто-то протянул пластиковый стакан с пенящимся пивом. Толстая, лохматая собака выбежала через переднюю дверь.

— Это Мэнди! — закричала Хэй. — Их талисман!

Лили остановилась и почесала голову Мэнди, Собака зарычала и стала лакать пиво Лили.

— Классная Мэнди! — прокричала Лили.

Она оставила стакан Мэнди, та радостно завиляла хвостом.

Хэй потянула ее за собой. Гостиная была заполнена людьми. Здесь пахло пивом, сосновым освежителем и мебелью под дерево со следами многочисленных злоупотреблений. Камин, украшенный настенными спортивными трофеями, был заполнен пустыми стаканами. В узком коридоре висели доски с объявлениями.

— Женский туалет дальше! — услужливо прокричала Хэй, махнув рукой.

Она провела Лили в другую комнату, размерами напоминающую зал для встреч, где стоял старый стол для настольного тенниса, уставленный едой. Был здесь и маленький диван перед телевизором.

Было много бочонков пива, много людей, а распахнутые двери вели на открытую площадку над небольшой автостоянкой. Лили вышла на балкон. Слава Богу, пение Элвиса сюда почти не доносилось. Она посмотрела вниз — в углу автостоянки было полно металлического хлама, — затем прошла вдоль балкона и облокотилась на деревянные перила. Ее мысли вернулись к прошлому — смерти ее родителей. Как все изменилось! Из-за Арте-маса она чувствовала такую пустоту в душе, которую не могли заполнить ни вечеринки, ни музыка. Хэй сердито взглянула на Лили снизу вверх:

— Ты должна приложить некоторое усилие!

— Конечно, я постараюсь.

Хэй махнула рукой в сторону груды мусора на автостоянке:

— Бывший вход на вечер «Парад Разбросанных Обломков» для выпускников университета. Ладно. Ты еще не все видела, пойдем лучше осмотрим дом!

Хэй повернулась, розовая юбка затрепетала.

— Фрэнк?! Привет! Познакомься, моя подружка по комнате!

Долговязый молодой человек тотчас схватил Хэй за руку. В красивом костюме в полоску с золотой искрой у воротника, он своим внешним видом приятно отличался от остальных. Лили с неподдельным любопытством смотрела на него.

Обняв Хэй за плечи, он скользнул по Лили небрежным взглядом.

— Хэй, дорогая, а я-то думал, ты притворяешься, чтобы я не мог провести с тобой ночь, — поддразнивал он. — А подруга-то действительно существует.

Его голос выдавал его происхождение из богатого маленького городка к югу от Атланты. Этот парень был из тех, кому родители подарили небольшой спортивный автомобиль с удостоверением загородного клуба на ветровом стекле и наклейкой «Забудь, Дьявол!» на бампере. По-видимому, он имел нечто большее, чем просто принадлежал ветви Борегарда [19].

— Я действительно существую, — брякнула Лили. — А вы?

Он засмеялся.

— Позвольте представиться. Фрэнк Стокмен, самый очаровательный и талантливый парень, которого вы, вероятно, встретите здесь сегодня вечером.

— Лили. Лили Маккензи.

Она протянула руку. Он галантно поднес ее к губам и поцеловал. Лили сконфуженно поморщилась. Хэй, смеясь, покачала головой:

— Лили, Фрэнк учится на последнем курсе и специализируется в архитектуре. А здесь бывает так часто, что его прозвали стариком. Ему и еще одному старику позволили переехать на аттик. Теперь они словно плывут среди облаков, потягивая вино!

— Я пью вино, а мой сосед по пентхаузу предпочитает шоколадное молоко, — протянул Фрэнк.

— Ричард не пьет? — Хэй выглядела изумленной. Повернувшись к Лили, она объяснила: — Ричард тоже будущий архитектор, но он — полная противоположность Фрэнку. Не поверишь, но они лучшие друзья.

вернуться

18

Технологический институт Джорджии основан в 1885-м. Имеет статус университета штата.

вернуться

19

Борегард Пьер Густав Тоутамт (1818-1893) — американский генерал, выступавший на стороне конфедеративного правительства в Гражданской войне Севера и Юга.

50
{"b":"83","o":1}