ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак Канта
Большие девочки тоже делают глупости
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Мопсы и предубеждение
Понимая Трампа
Орудие войны

Похоже, его собственный внешний вид его совсем не трогал.

Прижимая к себе распухший портфель, он вытянул одну ногу. Открыв щелчком кейс, Артемас достал пачку досье, собранных Тамберлайном и Ламье.

Его мстительная семья требовала проверки, а команда агрессивных и ловких адвокатов, нанятых «Коулбрук интер-нэшнл», ждала, пока им передадут досье на всех тех, кто принимал активное участие в постройке офисов Коулбрука. В этом портфеле находились дела субподрядчиков, брокеров по недвижимости, банковских исполнителей, местных и государственных официальных лиц.

«Коулбрук интернэшнл» получила огромные кредиты на строительство и выплатила пока лишь половину, но, несмотря на это, долги были небольшие. Атланта стремилась украсить свою олимпийскую корону новыми соблазнительными достопримечательностями и посему представила значительные налоговые льготы. Артемас без труда убедил братьев и сестер покинуть Нью-Йорк, дабы перебраться в будущем в родовое поместье Голубая Ива. Не упоминая своего личного интереса в перемене мест, он заверил их также в том, что прибыльная и прекрасная жизнь ожидается именно в Атланте.

Убедил, а Джулия погибла. Артемас залпом осушил стакан, взял портфель. В основном собранные здесь факты были несущественны. Перелистав пачку досье, он наконец нашел нужные страницы. Он уже все это знал — из сообщений Тамберлайна за годы его личных контактов с ней, и все эти годы свелись лишь к мучившим его фактам и датам.

Лили Аманда Маккензи-Портер. Второе имя — имя ее бабушки. Тридцать один год. Степень бакалавра биологии с отличием. Замужем в течение семи лет. Награждена как специалист по садово-парковому проектированию. Два семестра проработала в государственном садоводческом обществе, сначала в качестве секретаря, потом в качестве вице-президента.

Криминальных сообщений нет. Единственный негативный факт — временное лишение водительских прав несколько лет назад за превышение скорости. Уплатив штраф, исправно посещала трехдневную государственную школу для нарушителей и вернула себе удостоверение. Тамберлайну сказала, что рада была приобрести новых друзей среди велосипедистов.

Лили не принадлежит какой-нибудь религиозной секте, хотя они с Ричардом время от времени посещали баптистскую церковь. У них небольшой круг преданных друзей, начиная от конструкторов и кончая ее старой подругой Хэй, виолончелисткой Симфонического оркестра Атланты. Немногочисленные вечеринки они устраивали только в связи с обычными праздниками. Она по-прежнему наезжала к тете Мод и ее сестрам. Будучи снисходительной к этой троице, она покупала им путевки на Гавайи и оплачивала дом тети.

Они встретились с Портером, когда Лили училась на первом курсе колледжа Агнесс Скотт, а он — на последнем курсе Технологического университета. Ни с кем другим никогда не встречалась и в конечном счете стала жить с ним, а летом, после окончания колледжа, вышла за него замуж. Свадьбу отмечали в саду, за домом тети Мод.

К тому времени Портер и Стокмен работали младшими помощниками одной из крупных архитектурных фирм, а Лили стала менеджером декоративного дизайна и занималась оптовой продажей рассады. Стивен родился год спустя.

В том же году Ричард и Фрэнк основали свою фирму. Лили оставила свою работу, чтобы больше времени уделять ребенку. Работала дизайнером, выполняя небольшие заказы. Клиенты не раз видели ее, бодро вышагивающей к месту работы в грубых ботинках и рабочей одежде, с блокнотом в руке и Стивеном в тряпичном рюкзаке за спиной.

Теперь она стала одним из самых уважаемых декораторов в Атланте. Они с Ричардом уделяли много внимания своему особняку с шестью спальнями, возведенному на лучших землях за городом. Она все еще водит джип, а не обновляет модели ежегодно и, вероятно, одинаково органично смотрится за рулем большого «линкольна», одного из трех их тяжелых грузовиков или восстановленного «корветта», который был гордостью и забавой Ричарда. На якоре в курортном месте Южной Каролины базируется их собственная тридцатифутовая яхта, они любят путешествовать вместе со Стивеном. В последнее лето на несколько недель ездили в Англию и Шотландию.

Артемас еще плеснул виски. Подперев стаканом лоб, закрыл глаза.

За последние двадцать лет столько всего произошло, что это вряд ли могло уместиться на странице печатного текста. Замуж за Портера она вышла без желания — по крайней мере так себе представлял Артемас. Она была довольна сложившимся жизненным устройством и не видела причины изменять его. Портер же, впав в отчаяние, угрожал уйти, если она не согласится выйти за него.

Ричард сообщал по секрету Фрэнку Стокмену, что его изумляло и огорчало необъяснимое поведение Лили. У них были общие стремления — иметь красивый дом, детей, приобрести успех. Он был без ума от нее — с самого первого момента, — и она, по-видимому, также полюбила его.

«Ты — ничтожный, жалкий ублюдок. Она все еще любила меня. Она тогда еще не сдалась». — Артемас схватил стакан.

Артемас знал все подробности ранних отношений между Ричардом и Лили от Стокмена, который вел предварительные переговоры с Тамберлайном о Коулбрук-билдинг. Тогда Тамберлайну удалось пристрастить Стокмена к мартини и сплетням.

Когда Лили вышла замуж, Артемас послал ей полный набор прекрасного фарфора Коулбрука в качестве свадебного подарка. Она ответила благодарностью — весьма вежливым письмом. Тамберлайну, правда, удалось узнать, что она немедленно пожертвовала фарфор благотворительному аукциону «Общества взаимопомощи».

Глоток виски обострил воспоминания, он разозлился на страницы, лежащие на коленях. Желая возобновить свое влияние, он, явно провоцируя ее, послал огромного игрушечного медведя, когда родился Стивен, а через год после этого прислал самого маленького. Тамберлайн заверил, что она оставила их и что у нее все еще хранится чайник Коулбрука.

Когда Гленда умерла от почечной недостаточности в связи с диабетом, Лили выразила свое соболезнование, написав краткое, сердечное письмо. Он хотел в ответном письме поблагодарить ее, но вовремя одумался. Лили была счастлива замужем, у нее был ребенок. Не мог же он сказать ей то, в чем не в силах был признаться даже себе, — что он горюет о своей жене и сильно страдает по ней — и почувствовал неприкрытую ложь своей жизни в течение всех этих лет. Теперь он свободен и волен наконец поймать свое счастье.

Но как? Лили никогда не бросит мужа, отца ее ребенка. Верность была такой же неотъемлемой частью ее натуры, как голубые глаза и курчавые волосы Маккензи Как ему поступить, чтобы снова стать частью ее жизни, пусть даже очень отдаленной?

Ричард и Фрэнк боролись за признание в мире архитектуры. Они были слишком молоды и неизвестны для участия в престижных проектах с большими, солидными фирмами. Артемас разом изменил их жизнь. Проект Коулбрука открывал перед ними невиданные возможности, но для Лили стал угрозой с самого начала.

Этот день, когда она приехала в Нью-Йорк, чтобы встретиться с ним наедине — на этот раз с гарантией, поскольку встречу подготавливал Тамберлайн, — отчетливо всплыл в его памяти. Как много воды утекло с их последней встречи на ферме! Натянутость между ними от необсуждаемых воспоминаний той самой ночи так и не исчезла. Она, правда, чувствовала себя весьма уверенно. Артемас же, со своей стороны, сомневался, что душа ее не откликнется.

Она в испуге защищалась:

— Зачем тебе это?

— Потому что я так и не смог вернуть тебе ферму.

— Ричард ничего не знает. Он думает, что ты просто мой друг детства.

— И это все?

— Ты знаешь, что я имею в виду. Я никогда не скажу ему остального.

— Он никогда не спрашивал, кто был первым?

— Спрашивал. Я ответила, что теперь это не имеет никакого значения. Вот и все. Он один из самых доверчивых людей, которых я когда-либо встречала.

— Или один из менее назойливых.

— Может быть. Эти воспоминания принадлежат только мне, ему незачем знать обо мне абсолютно все. Это очень обеспокоило бы его, хотя беспокоиться уже не о чем.

52
{"b":"83","o":1}