ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Крокодилий сторож
Питерская Зона. Темный адреналин
Папа, ты сошел с ума
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Карпатская тайна
Семья мадам Тюссо
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Маяк Чудес
Дори и чёрный барашек

— Здорово!

— Элспет высадила эти маленькие черенки внизу за ручьем, — мама показала в окно, заставляя Лили в изумлении вытянуть голову, словно там действительно росли деревья, — и они выросли высокие и красивые.

Лили обхватила руками колени:

— И Элспет ушла на небеса?

— Да, ушла на небеса, рожая Артемасу ребенка, и малыш ушел вместе с ней.

Лили печально посмотрела на Артемаса:

— Я думаю, Бог послал тебя, чтобы сочинить все это. Оказывается, ты сделаешь то, что я тебе велю.

— Гм, — он обхватил ее за шею и толкнул, будто она была маленьким борцом. — А мне кажется, я оказался здесь, чтобы схватить тебя. Не очень-то воображай.

На лице ее заиграла озорная улыбка. Повернувшись к матери, она увидела ее огромные глаза. Женщина с нежной улыбкой наблюдала за ними.

— Во всяком случае, когда Элспет хоронили, появился Хафмен. Непонятно, как он узнал, что она умерла. Он пришел как некий всевидящий дух гор отдать свое почтение Элспет и ее голубым ивам. Люди говорили, что он больше не появлялся.

— Но он все еще живет в горах!

— Может быть.

— А что случилось со старшим Артемасом?

— О, это ужасно. Сыновья Элспет отвернулись от него, считая, что он убил их мать. Старший Артемас оставил их ферму и жил в своей гончарной мастерской.

— Под озером!

Она кивнула:

— Да, там, где сейчас озеро. Он очень сильно тосковал по Элспет и поэтому задумал создать свою коллекцию фарфора, под стать древнекитайской, с кобальтовой подглазур-ной росписью. А для получения более насыщенного синего цвета использовал железную руду, что добывалась неподалеку от Бирмингема. Изделия получились столь уникальными, что фарфоровое семейство «Голубая Ива» Коулбрука принесло ему известность. В то время Мартасвилл переименовали в Атланту, а Артемас разбогател, построил самый большой дом во всей округе, мельницу и, конечно же, фарфоровую фабрику. Но он так и не смог купить любовь сыновей Элспет. Дела здорово осложнились, когда Артемас женился на женщине-янки из Нью-Йорка. Во всяком случае, сыновья Элспет выросли настоящими мужчинами, женились, обзавелись детьми, стали известными фермерами, открыли свое дело в городе.

— Маккензи? Как и теперь?

— Гм. Их корни здесь были куда глубже, чем у старшего Артемаса. Впрочем, Гражданская война Севера и Юга сделала Маккензи и Коулбруков врагами. Ужасное время, много крови. Сыновья Элспет однажды темной ночью перешли туманную тропу в ущелье и предали огню дом старшего Артемаса, его фарфоровую фабрику и все его владения, за исключением мельницы.

— Так вот откуда у Лили такой темперамент, — прозрачно намекнул Артемас.

Девочка снова толкнула его локтем.

— Да, в этом не было ничего хорошего, — продолжала мама. — Старший Артемас в следующее воскресенье появился на их ферме. Его люди разорили их поля, а Артемас тем временем уничтожил все деревья Элспет. Сжег их… сжег до самых корней, тем самым давая понять сыновьям, что родственные узы между ними разрушены.

— И что потом?

— Ничего. Теперь уже никак нельзя было исправить эту ужасную ссору. Старший Артемас поклялся раздавить всех Маккензи в округе. Вместе со своей женой и деньгами он уехал в Нью-Йорк, прихватив с собой запасы глины для того, чтобы купить шахту с железной рудой для получения синего кобальта. Сыновья Артемаса довольно скоро научились делать деньги. Помимо прочего, Коулбрук успешно торговал лучшим фарфором в стране. За тридцать лет они стали такими богатыми, как царь Мидас [6], и такими важными, как бентамские петухи [7].

Глаза миссис Маккензи театрально расширились.

— Но ты не знаешь главного! Ивы выросли снова. Их нельзя было уничтожить, потому что Элспет слишком сильно любила!

Лили завизжала и захлопала в ладоши от восторга:

— Они волшебные!

Артемас отстранился от Лили и, обхватив колени руками, подавленно опустил глаза. Лили беспокойно пнула его ножкой.

— Во всяком случае, ты мне нравишься, петух.

— Покорно благодарю.

— Тсс, — нахмурилась мама. — Так вот, Маккензи так и не стали настоящими богачами, но они считались лучшими фермерами на севере Джорджии и почтеннее всех тех, кто стал окружными судьями, шерифами, проповедниками… и контрабандистами, но это уже другая история.

Лили заметно заважничала.

— Расскажи, пожалуйста!

— Нет, нет, уже поздно. Я только закончу историю с медведем.

— Может, расскажешь, как Коулбруки вернулись? — Артемас медленно поднял голову, мрачно глянув исподлобья.

Мать тяжело вздохнула:

— Ладно, — и, обращаясь к Лили, загадочно сказала: — Ты знаешь указатель под большой ивой на главной дороге?

— Да, мам.

— Так вот, твои прародители дали это дерево прародителям Артемаса, когда они приехали сюда в тысяча восемьсот девяносто пятом году. Джонатан Коулбрук, самый богатый из всех Коулбруков, поскольку унаследовал большую часть семейных денег, приехал сюда из Нью-Йорка, чтобы построить Голубую Иву и восстановить дом деда — старшего Артемаса.

Миссис Маккензи откашлялась.

— Джонатан намеревался купить всю округу и построить один из самых больших домов в Америке, но внуки Элспет запротестовали: «Нами ты помыкать не будешь. Покупай что угодно, но мы не продаемся». Джонатану ничего не оставалось, кроме как купить земли, прилежащие к владениям Маккензи. Так возникла Голубая Ива, а ферма Маккензи осталась по соседству.

Лили посмотрела на Артемаса:

— И когда ты собираешься уезжать? — Наклонившись, она заглянула ему в глаза. — Ты, еще один петух?

— Перестань насмехаться надо мной.

— Я и не насмехаюсь. Мне кажется, тебе надо остаться. Я хочу, чтобы ты остался.

— Замолчи. — Он поднялся с дивана. — Пойду прогуляюсь немного.

Хлопнув дверью, он вышел на крыльцо. Лили кинулась вдогонку.

Мать притянула ее за лямки комбинезона и посадила к себе на колени.

— Тихо, Лили, — прошептала она. — Он расстроился, пусть погуляет.

— Почему расстроился?

— Потому, что его семья начала не с того, с чего следовало бы начать, и ему стыдно. Он ведь прекрасный парень.

Лили повернула голову и выглянула в окно. Артемас понуро брел по огромному пастбищу, луна освещала его стройную фигуру. Маленькое сердце Лили затрепетало от удивления и сострадания.

* * *

Позже, сидя у кровати старушки Маккензи в узкой комнатушке, пропахшей старым деревом и весенним воздухом, мальчик читал ей Библию, испытывая некоторую неловкость от того, что, кроме как спать в церкви, он может заниматься еще чем-то религиозным. Его потомки построили одну из самых больших епископальных церквей в Нью-Йорке, создали, по словам отца, большое благо для всех.

Мистер и миссис Маккензи поднялись в спальню. Лили свернулась клубочком рядом с бабушкой в ее кровати. Прикрыв колени стеганым одеялом, она наблюдала за Артемасом кроткими, любопытными глазами.

Старушка Маккензи сладко дремала. Артемас положил Библию на туалетный столик и скомандовал Лили на правах старшего:

— Сейчас же марш в кровать.

— Я еще поиграю на ложе у большого дома, — ответила она.

— Ты имеешь в виду лоджию?

— Гм. Большое крыльцо. Я хочу посмотреть, что внутри. Откроешь ставни на окнах?

— Не могу. — Он растерянно отвернулся. — Конечно, я бы смог, если бы захотел.

— Что там внутри?

— Ничего, пустота. Все было продано.

— Мама говорила, что дом похож на сказочный замок.

— Пожалуй. Мне он тоже нравится.

— У тебя есть братья или сестры?

Он нахмурился. Ее непоследовательность раздражала, она была непредсказуемой. А ему не нравились такие люди.

— Да. Пятеро.

— Я бы тоже хотела. Но врач сказал маме, что она не сможет больше родить детей. Она пробовала. — Лили зевнула. — Один родился в прошлом году, но мертвый как камень.

— Вот это да! Ну ты и сказала!

вернуться

6

Мидас, царь Фригии в 738-696 до н.э. Согласно греческому мифу, был наделен Дионисом способностью обращать в золото все, к чему бы он ни прикасался.

вернуться

7

Бентамский петух — мелкая домашняя птица, весьма драчливая.

9
{"b":"83","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Математика покера от профессионала
Леди и Некромант
Папа, ты сошел с ума
Все наши ложные «сегодня»
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Люди в белых хламидах
Прощение без границ
Жених-незнакомец
Кофейня на берегу океана