A
A
1
2
3
...
43
44
45
...
67

– Его арестуют уже сегодня вечером, – отмахнулся Савельев, – его и всех остальных. Это уже несущественно.

– Что-то мне не нравится этот переворот, – заметил Семенов, – в других странах к этому времени уже контролировали бы и телевидение, и радио, и газеты. А у нас обычный бардак.

– Просто пока не развернулись, – на всякий случай успокоил себя и своих сотрудников Савельев.

День прошел в томительном ожидании. К вечеру стало ясно, что введение чрезвычайного положения провалилось. У здания Белого дома собрались митингующие, выступавшие в защиту Ельцина и Горбачева. Все настойчивее раздавались требования об освобождении первого президента страны.

– Они проваливают операцию, – сказал в ночь на двадцатое Савельев. – На всякий случай нам нужно подготовить все документы к отправке в Москву.

Глава 29

Когда крупье перевернул его карту, оказавшуюся пятеркой, все вокруг выдохнули воздух, громко обсуждая случившееся. Дронго почувствовал, как Савельев повернул голову и заметил его. Именно заметил, хотя быстро отвел глаза. Взгляд не задержался на нем больше чем на одно мгновение, но и этого было достаточно, чтобы почувствовать его интерес.

За спиной Дронго кто-то прошел к столику и усаживался рядом. Он почувствовал легкий нежный аромат. И, чуть скосив глаза, увидел женщину. Она поставила свой жетон, и он обратил внимание на ее пальцы. Прежде всего пальцы. Длинные красивые пальцы аристократки. Он посмотрел на ее руку, продолжая краем глаза внимательно наблюдать за Савельевым.

Крупье раздавал карты. Женщина играла так же авантюрно и отчаянно смело, как и сам Дронго. Когда они вдвоем обыграли крупье, остановившись на четырнадцати, Дронго повернул голову в сторону женщины. И почувствовал легкий толчок. Она тоже подняла глаза, улыбнувшись своему случайному напарнику в этой игре. Она была не просто красива. Она была вызывающе красива. Роскошные темные волосы, большие серо-голубые глаза, резко очерченные скулы, прямой нос с горбинкой, только усиливающий общее впечатление своей дисгармоничностью, чувственные губы, тонкие правильные черты лица. Женщина была очень молода.

Савельев играл, спокойно выигрывая и проигрывая свои жетоны. Он делал вид, что его не интересует происходящее в зале, хотя время от времени скучающе обводил глазами казино, каждый раз чуть останавливаясь на Дронго. Сомнений не оставалось: он знал, что именно Дронго придет в это казино. Ему описали облик человека, который должен приехать с Потапчуком. Возможно, это сделал его двоюродный брат, с которым они встречались в Германии, но возможно, и кто-то другой, о ком они даже не подозревали.

До назначенного времени оставалось еще полчаса. Когда у крупье выпал туз, Дронго получил десятку, а сидевшая рядом с ним женщина – шестерку. Затем выпали тройка у Дронго и восьмерка у женщины. Когда крупье начал раздавать по третьему разу, он посмотрел на женщину. Она взглянула на Дронго и покачала головой. У нее набралось четырнадцать, и рисковать не имело смысла. У Дронго было тринадцать, и он попросил карту. Выпала шестерка.

Крупье начал сдавать карты. Ему выпали последовательно восьмерка, еще одна восьмерка. Крупье чуть поколебался, посмотрел на карты Дронго и открыл еще одну. Это оказался король, и крупье разочарованно пододвинул жетоны в сторону женщины и Дронго.

– Мерси, – услышал Дронго ее голос.

Он улыбнулся женщине. Сидя рядом с ней, он чувствовал, как все его тело пронзали невидимые токи напряжения, вызванного присутствием ослепительной красавицы. За спиной послышалось тяжелое дыхание Маира, подошедшего к их столику. Он встал слева от Дронго и задышал ему в ухо.

– Ты видишь, какая женщина сидит рядом с тобой? Красавица. Честное слово, она либо итальянка, либо француженка. Я не успокоюсь, пока она не будет моей.

Дронго, не обращая внимания на его шепот, продолжал игру. Он заметил, что Савельев в этот раз посмотрел в их сторону более внимательно. Подошедший незнакомец явно не входил в расчеты Игната Савельева, и тот терялся в догадках, соображая, правильно ли он вычислил самого напарника Потапчука, появившегося в казино с незнакомцем.

– Ты посмотри, какая женщина – Маир не мог унять возбуждение. – Ты видишь или нет?

– Вижу. Только стой спокойно, не дергайся. Ты же видишь, что я играю. Как у тебя с рулеткой?

– Проиграл тысячу долларов, – огорченно сообщил Маир и снова заладил свое: – Но какая женщина! Ты посмотри на нее внимательно. Честное слово, я давно таких не видел.

Рядом с женщиной освободился стул, и он быстро занял его. Теперь женщина сидела между ним и Дронго. Маир повернул голову к незнакомке и, улыбаясь, спросил по-английски:

– Надеюсь, я вам не помешаю?

– Нет, – холодно ответила она, даже не взглянув в его сторону.

После этого начался обычный цирк. Каждый раз, получая карту, Маир огорченно вздыхал, стонал, шипел, задавал какие-то вопросы, стараясь привлечь ее внимание. Дронго продолжал играть в том самом рваном темпе, в каком он обычно играл, и следил за Савельевым. Но теперь он наблюдал за ходом игры, отмечая ошибки торопившегося Маира и удивляясь дерзкой игре сидевшей рядом с ним женщины.

Савельев встал; перед тем как отойти от своего стола, он обернулся и посмотрел на Дронго, словно приглашая его последовать за ним. Дронго выждал несколько минут и тоже поднялся. В этот момент в зал вошел Потапчук. Он даже не стал притворяться, что его интересует игра, а сразу начал искать Игната Савельева, озираясь по сторонам. От Дронго не укрылось, что его напарник вздрогнул, узнав своего бывшего руководителя. И только потом решительным шагом направился к нему. Они обнялись, расцеловались и прошли к диванам, стоявшим в глубине зала, заказали для себя виски.

Дронго с сожалением посмотрел на женщину, которой что-то оживленно говорил Маир, и перешел к рулетке. Отсюда удобнее было наблюдать за Потапчуком и Савельевым. Долетали даже некоторые слова. Потапчук, видимо, рассказывал об изменениях в своей жизни, о смерти Лозинского, об их поисках.

«А если они договорятся?» – вдруг тревожно подумал Дронго, глядя, как Савельев согласно кивает головой, слушая своего бывшего офицера. Но, заметив, как Игнат холодно смотрит в зал, не упуская из виду ни одной детали происходившего, он несколько успокоился. Савельев никогда не поверит своему бывшему «ликвидатору». Они долго не общались, более пяти с половиной лет – это слишком большой срок, чтобы после него «иезуит» так просто поверил товарищу. Тем более что на пути Потапчука в Ниццу лежал и труп другого офицера их группы – Лозинского, убитого неизвестно кем и неизвестно за что.

Дронго опять уловил аромат знакомого парфюма. Повернул голову и увидел женщину, которая, оставив разговорчивого Маира, следом за ним подошла к столу, где крутилась рулетка.

Он с большим интересом посмотрел на нее. Потом, чуть улыбнувшись, сказал:

– Кажется, мой друг не сумел вас заинтересовать.

Она покачала головой.

– Он плохо играет. У вас это получается гораздо интереснее.

– Спасибо, – кивнул Дронго. Даже разговаривая с прекрасной незнакомкой, он продолжал следить за Савельевым и Потапчуком. Женщина между тем поставила на цифру «три», а он на цифру «десять». Выпало двадцать пять. Во второй раз они поставили на восемь и тридцать два. Выпало семнадцать. В третий раз у них получилось одинаково на двадцать два. Причем Дронго ставил следом за дамой, и лишь когда она подвинула свои жетоны на двадцать два, он двинул их туда же. Но выпало двадцать три.

– Нам не очень везет в рулетку, – улыбнулась она.

– Давайте поставим на семерку, – предложил Дронго, – попробуем это число.

– Почему семерка? – не поняла женщина.

– Просто мое любимое число – семь.

Она согласно кивнула, и они передвинули свои жетоны на семерку. Шарик крутился долго и выпал на четырнадцать.

– Не повезло, – усмехнулась она.

Он упрямо подвинул новые жетоны на семерку. Она, не колеблясь, подвинула туда же свои. И снова выпала другая цифра. На этот раз «зеро» – ноль.

44
{"b":"830","o":1}