ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
451 градус по Фаренгейту
Пляска фэйри. Сказки сумеречного мира
Сценарист
Костяная ведьма
Среди садов и тихих заводей
Рыбак
Время-судья
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Хранитель персиков
A
A

– Вас можно оправдать. Она была специфической поэтессой, и я не уверена, что даже в Америке или в Англии ее творчество достаточно известно.

– Тем более у вас замечательный отец. Подобный интеллект в наше время большая редкость. Вы путешествуете по миру одна?

– Можно сказать, да. Не считая моих телохранителей и секретаря, – улыбка чуть тронула ее губы, – но можете не беспокоиться, я всех обманула. Мой сюит в конце этого коридора, окнами на море. Я подождала, пока все уснули в соседних номерах, и вышла в коридор.

– И часто вы так делаете?

– Сегодня второй раз, – призналась она, – сначала я убежала в казино, а потом пришла к вам.

– Очевидно, ваш супруг не позволяет телохранителям оставлять вас одну, – не без тайной мысли сказал Дронго.

Она удивленно посмотрела на него.

– Вы опять ошиблись. У меня нет супруга.

На этот раз смутился Дронго.

– Вы ставите передо мной трудную задачу, – честно сказал он. – Сначала вы рассказали о вашем отце, любителе поэзии Томаса Элиота и Марианны Мур. Потом я узнал о ваших телохранителях. Подождите, – вдруг вспомнил он, – вы живете в сюите на нашем этаже? Значит, вы живете в сюите Коко Шанель? Я примерно знаю, сколько там стоит номер. Кто ваш отец?

Она закусила губу. Потом улыбнулась.

– Я думала, вы догадались. Ричард Олтмен.

– Вы дочь Ричарда Олтмена? – чуть не подскочил Дронго. – Знаменитого газетного магната, известного книгоиздателя? Какой я дурак! Теперь я понимаю, почему ваш отец любил Элиота. Он ведь издавал все его произведения. Ваш отец один из самых крупных в мире издателей. По-моему, у него целая империя. Я читал, что это один из самых богатых людей в мире.

Она внимательно следила за ним.

– Вам это нравится? – вдруг спросила она.

– Мне все равно, – улыбнулся он. – Представляю, каким забавным показался вам наш сегодняшний выигрыш.

– И я даже заметила, что вы отдали мне сумму гораздо большую, чем половина выигрыша, – иронически ответила Мари.

Теперь он уже не сомневался. Дочь великого магната не станет участвовать в грязных играх, чтобы подстроить ловушку аналитику. Пусть даже такому, как Дронго. Ни одна разведка мира не посмеет завербовать эту молодую женщину. Но тогда получается, что она пришла сюда не из-за корыстного интереса, как он предполагал прежде, а из-за него самого. Он несколько растерялся от этой мысли. А может, все-таки она просто ищет новых ощущений и поэтому решила поработать на профессионалов?

– Я считал, что вы принесли мне удачу, – пробормотал Дронго.

Она заметила перемену в его настроении.

– Кажется, миллиарды моего отца подействовали на вас не лучшим образом, – прямо сказала она, не сводя с него взгляда.

– Просто я подумал о человеке, привыкшем с детства получать все. И мне стало немного неловко.

– Почему неловко?

– Никогда не имел дела со столь богатыми наследницами. Это, наверное, пройдет, но пока я вас немного опасаюсь. Мне кажется, миллиарды вашего отца уже незримо меня душат.

Она улыбнулась, обнажив ровные и красивые зубы, как будто выточенные на специальном станке. Он смотрел ей в глаза. Ее первая фраза все еще звучала у него в голове. Странно, что он ей понравился. Избалованная принцесса, наследница огромного состояния вдруг решила позабавиться с приезжим иностранцем, выигравшим с ней на пару в казино несколько тысяч долларов.

«Сколько ей лет? Двадцать пять? Или меньше? Может быть, двадцать четыре? В любом случае я лет на десять или пятнадцать старше ее. Как странно? Значит, я действительно старею. Пятнадцать лет назад я поехал во Францию в свою первую ответственную командировку. Сколько ей тогда было? Как все это глупо!»

– Вы отказались проводить меня до отеля, – напомнила она, по-прежнему глядя ему в глаза.

Его взгляда не выдерживали многие, тайны его глаз боялись тысячи людей, но сейчас он чувствовал неловкость ее настойчивого взгляда и отвел глаза.

– Простите, – пробормотал он, – у меня были очень важные переговоры.

– Я все знаю, – кивнула она, – ваш друг мне все рассказал. Правда, он не так хорошо изъясняется по-английски, как вы, зато, кажется, он настоящий друг. Сначала он решил сам меня проводить, но после моего отказа задержал меня на несколько минут, рассказывая, какой вы добрый и хороший человек.

– Это на него похоже. Вообще-то я удивлен, – честно признался Дронго, – обычно самые красивые женщины предпочитали его. В нем присутствует необъяснимая магия соблазнителя. Мне до него очень далеко.

– Если это самооценка, то явно неудачная, – заметила Мари. – У вас красивые пальцы, мистер скромник. Длинные и красивые, как у музыкантов. И умный взгляд. Этого вполне достаточно для нормальной женщины.

– Наверное, пальцы – это мое единственное украшение, – пошутил Дронго, – больше у меня ничего нет. Неужели этого действительно достаточно? Я всегда считал, что нужно иметь несколько больше достоинств, чем те, что вы перечислили.

– Я просто назвала первое, на что сразу обращаешь внимание, – пояснила гостья. – Когда мы играли с вами в казино, мне трудно было разглядеть вас как следует. Я видела только ваши руки и глаза. И этого оказалось более чем достаточно.

– Спасибо, – улыбнулся он, – я, конечно, пошутил. Честно говоря, не знаю, как реагировать, когда комплименты говорит такая красивая женщина, как вы.

– У вас есть что-нибудь выпить? – внезапно спросила она.

– Простите, – он вскочил и направился к мини-бару, – может, я что-нибудь закажу?

– Мне все равно. Достаньте лучше вино или шампанское.

Он достал бутылочку вина, традиционно хранившуюся в барах всех пятизвездочных отелей Франции, откупорил, разлил вино в два высоких бокала. Вернулся к столику, подал один из бокалов гостье.

– Простите меня, – еще раз повторил он, – кажется, я оказался плохим кавалером.

Она взяла бокал, чуть наклонила его.

– За встречу, – сказала она, ожидая, когда их бокалы соприкоснутся. Послышался мелодичный звон.

– Я даже не знаю, что мне сказать, – смущенно признался Дронго. Так случилось впервые в его жизни. Когда молодая женщина сама пришла к нему, он растерялся. Дело в том, что она ему очень нравилась. Нет, «нравилась» даже не совсем то слово. Она его привлекала, волновала, возбуждала.

Мари поднялась с кресла. Когда она стояла рядом с ним, он заметил, какого она высокого роста.

– Вам не кажется, что мы переходим грань разумного? – спросил он, когда она сделала к нему еще один шаг. Теперь они оказались очень близко друг к другу. Она закрыла глаза, чуть наклонила голову. «Будь я проклят», – с отчаянием подумал Дронго. Она ему нравилась, но здесь, в Ницце, в условиях той игры, которую они затеяли, заводить романтическое знакомство глупо и опасно.

– Я вам не нравлюсь? – спросила она. Она не страдала комплексами старой девы, не имевшей успеха у окружающих мужчин, в ней отсутствовали сомнения неудачницы, когда-либо терпевшей поражение. Но стоявший перед ней мужчина все еще медлил, словно просчитывал варианты, словно и здесь пытался выгадать, рассуждая, какой из последующих ходов его соперников станет самым сильным в этой партии. Как игрок, он не мог позволить романтике завладеть его сердцем. Но молодая женщина ему очень нравилась.

– Поцелуйте меня, – вдруг требовательно сказала она, приблизив к нему свое лицо.

«Проклятая работа», – с ненавистью подумал Дронго, осторожно целуя молодую женщину в лоб. Она открыла глаза, блеснувшие гневом и яростью.

– Вы всегда целуете женщин только в лоб? – саркастически спросила она, явно собираясь уходить.

– Когда они мне нравятся так, как вы, всегда, – последовал быстрый ответ.

В этот момент он даже пожалел, что никогда не носил темных очков.

– Вы… вы… вы…

– Не договаривайте, – покачал головой Дронго, – я знаю, что вы хотите сказать.

Она поставила свой бокал на столик. Повернулась к нему.

– Ну почему, почему вы себя так ведете? – недоумевала Мари. – Или вам просто нравится, когда вас долго упрашивают?

50
{"b":"830","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ловец
Я продаюсь. Ты меня купил
Ведьмы. Запретная магия
Сама себе психолог
Голос вождя
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Мод. Откровенная история одной семьи